Кемеровский гидрометцентр обобщил декабрьские анализы загрязнения атмосферного воздуха в ушедшем году и уточнил очевидное: жители города вдыхали пыль, сажу и химические соединения, значительно превышающие предельно допустимые концентрации (пыль – 2,4 ПДК; диоксид азота – 1,7 ПДК; оксид углерода – 1,5 ПДК; фенол – 1,3 ПДК; аммиак и хлорид водорода – 1,1 ПДК).

Но кроме этих опасных загрязнителей, в городском воздухе витали ещё диметиламин, бензапирен, бензол, хлор и множество других соединений, которые «помогают» жителям нашего региона занимать далеко не последние позиции по заболеваемости раком легких. Впрочем, и по другим болезням мы тоже среди лидеров.   

Увы, такие сообщения о превышении ПДК стали для многих из нас привычными, и только некоторые придают им серьезную значимость, отказываясь в наиболее «черные» дни от спортивных занятий и прогулок, а затем, устав бояться не столько за себя, сколько за детей, потихоньку сворачивают дела, продают скарб и уезжают навсегда. Увы, их опасения далеко не беспочвенны.

Несколько лет назад ученые кемеровского Института экологии человека СО РАН провели исследования зависимости уровня заболеваемости населения нашей области раком легких и желудка от уровня промышленных выбросов в атмосферу и водоемы от угледобывающих, углеперерабатывающих и металлургических предприятий (коксовое производство). Они пришли к выводу: если растёт добыча, угольные рекорды, на полную катушку «парят» коксовые батареи, напрягаются ТЭЦ и ГРЭС, то затем обязательно увеличивается уровень заболеваемости легких и пищеварительной системы. При этом ученые отметили одну особенность – поражаются раком люди не через месяц или через год после того, как надышались или попили водички с превышением ПДК, а через 5-10 лет.

Поэтому некоторые кемеровчане, прожившие в конце прошлого года несколько дней в настоящем беспросветном аду из-за промышленных выбросов, потенциально уже стали раковыми больными. Только узнают они об этом значительно позже, даже если уедут отсюда за тысячи верст – в Сочи, например. Тут необходимо уточнение. Руководитель этих исследований, доктор медицинских наук Андрей Глушков говорит, что вредные выбросы не у всех людей запускают рак: многие могут работать на коксовой батарее или в котельной и никогда не заболеть, но для некоторых, даже не занятых на вредных производствах и малые дозы отравы становятся фатальными.

Поскольку каждое новое поколение кузбассовцев здоровее не становится, то медицинская статистика наблюдает то, что наблюдает: по данным Кемеровского областного клинического онкологического диспансера, количество новых случаев злокачественных новообразований за минувшее десятилетие (с 2008 года) выросло более чем на 16%. Самые высокие в регионе показатели заболеваемости – в городе Берёзовском (435 случаев на 100 тысяч человек), в Мысках (445,8), Новокузнецке (476,7), Осинниках (448,7), Калтане (496,4).

Ученые утверждают также, что наиболее слабых к таким атмосферным испытаниям людей можно заранее выявить и предупредить о потенциальной личной опасности, то есть порекомендовать им не жить, не работать и уж тем более не рожать детей в тех регионах, где с ПДК в атмосфере и в воде далеко не всё благополучно. Однако кому это интересно? И поэтому мы видим совершенно обратную картину: молодым в Кузбассе настойчиво рекомендуют жить, учиться и работать на родной земле, хотя режим «черного» неба, особенно в морозную зимнюю пору включается здесь едва ли не реже, чем телевизор.

Отметим и ещё одну особенность некоторых наших земляков, которые в ответ на критику энергетиков, металлургов и химиков в загрязнении окружающей среды включают на полную громкость знакомую песню про то, что, если закрыть все эти предприятия, то наступит катастрофа, безденежье, безработица, и что все борцы за экологию – это или враги, или недоумки, поскольку не видят взаимосвязи этих фактов. Однако взаимосвязь мы как раз-таки видим, только не между извергающей черный дым трубой и занятостью. А между всё той же бессменно коптящей трубой с допотопным оборудованием, с технологиями каменного века и очень современными яхтами промышленных магнатов, курсирующих на Балтике и в Средиземном море.

Говоря по-простому, и суперсовременные яхты, и элитная недвижимость построены ТАМ за счет сверх бедности и сверх смертности населения нашей области ЗДЕСЬ. Почему-то владелец СУЭК Андрей Мельниченко не заказал свою яхту с экономичным угольным котлом под дармовое топливо, а попросил поставить на неё дорогой современный гибридный дизель-электрический двигатель. А многие кузбасские ГРЭС и ТЭЦ, принадлежащие ему же, протянут и со старыми технологиями и фильтрами ещё много зим и лет. Не ему же дышать этим воздухом! Не ему же хлебать эту водичку!

Борис Егоров

На снимках: обычный зимний день Кемеровской ГРЭС; яхта «Белая жемчужина» А. Мельниченко за 260 млн фунтов стерлингов (26,74 млрд рублей).

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here