Кузбасский уголь в увеличенных объемах поедет на восток только после строительства дополнительных пропускных мощностей на железной дороге. Но, как оказалось, их не построить без помощи заключенных. Поэтому несколько сотен сидельцев появятся на БАМе уже в июне. Федеральные СМИ сообщают, что многих уже начинают оформлять на работы по специальностям, не требующим высокой квалификации – разнорабочий, бетонщик, арматурщик и т.п.

Проще говоря, новый выводок так называемых эффективных управленцев привлекает специалистов на это строительство не высокой заработной платой или завидным уровнем качества жизни, а применяет испытанную сталинскую практику освоения новых территорий на востоке России с помощью узников исправительно-трудовых лагерей. Безусловно, это позволит сэкономить акционерам угольных компаний значительные средства: платить работникам в телогрейках, вероятнее всего, будут сравнительно немного, да и быт строителей оформить в бараках куда привычней, чем тратиться на современное жилье со всеми удобствами.

А как все делово и торжественно начиналось! Это ведь губернатор Кузбасса Сергей Цивилев, в том числе на совещаниях у президента, много раз повторял мантру о важности увеличения на 30% вывоза угля из Кузбасса на Восток до 2024 года. И весной такая договоренность вроде как была достигнута. Сообщалось, что в страны Азиатско-Тихоокеанского региона будет направлен высвобождающийся уголь, который стал менее востребован в Европе. С углем проблем нет, да и не было, а вот с людишками закавыка вышла, хотя ещё недавно речь шла о другом. Тут уж без официальной стенограммы недавнего разговора президента с главой ОАО «РЖД» никак не обойтись.

В.Путин: Кузбасс сколько хотел вывезти?

О.Белозёров: Владимир Владимирович, Ваше последнее поручение, которое Вы нам дали: прирост 30 процентов в 2024 году. В этом году – 53 [миллиона тонн], в следующем – плюс пять [миллионов], в 2023-м – плюс пять, и мы выйдем на 68 миллионов тонн – ровно плюс 30 процентов, как в Вашем поручении и звучит.

В.Путин: Сколько денег вам дали в конечном итоге на расшивку [расширение] Восточного полигона? В конечном итоге как решили?

О.Белозёров: Второй этап – 720 миллиардов рублей. Если с учётом первого – это 850 миллиардов на то, чтобы выполнить всю эту работу. В этом году 144 миллиона [тонн] будет, в следующем мы должны прирасти до 158, потом – до 173, и в 2024 году – 180 миллионов тонн в соответствии с указом мы должны будем провезти.

В.Путин: Надо внимательно следить за ценами на строительство, самым внимательным образом. Я соответствующее поручение выдам ФАС и Вас прошу за этим следить.

О.Белозёров: Спасибо большое. Сейчас действительно мы видим разнонаправленность, но мы стараемся заключать и будем заключать сейчас контракты на весь цикл. Мы считаем, поскольку у нас есть возможность своевременно оплачивать, это хороший задел для строителей – приехать, развернуться и чётко знать…

В.Путин: Конечно. Они уверены в том, что оплата будет произведена. Это отличные условия для работы.

Ну вот, похоже, и договорились. Главное, что работы – море, а уж кто там и как будет её выполнять – мелочи! Разве они хоть когда-то интересовали впередсмотрящих? И ведь народ российский идею использовать труд заключенных на крупных стройках и промышленных объектах поддержал чуть ли не в едином порыве. Проведенный на прошлой неделе ВЦИОМ опрос, показал: предложение об использовании заключенных одобрили 71% респондентов. Судя по всему, это как раз те, кто до сих пор убежден, что при Сталине зазря не садили.

Кстати, в дошедших до нас мемуарах и дневниках «строителей» первых кузбасских угольных предприятий, КМК, сетей железных дорог для вывоза  продукции как раз и говорится, что они в свое время тоже искренне поддерживали использование труда кулаков, подкулачников, врагов народа и всяких там недобитых буржуев на стройках в местах отдаленных. А потом очень удивлялись, когда сами попадали в этот замес «ни за что».

Напомним, однако, что тов. Сталин тоже заказал после войны железную дорогу на север – от Оби до Игарки на Енисее. Зэков там положили больше, чем шпал. И уж построили почти, да оказалось, что дорога та никому не нужна – приоритеты поменялись. Поэтому нынешние сотни миллиардов на модернизацию Восточного полигона, скорее всего, тоже будут выброшены на ветер, потому что началась эра «зеленой энергетики».

В Кузбассе, конечно, можно ещё 300 лет печки и котельные углем топить да углярки у заборов строить, но мировые приоритеты меняются в сторону ветра, солнца, водорода и т.д. Так что пока Восточный полигон модернизируют, а дело это судя по всему не скорое, надобность в кузбасском угольке серьезно отпадет.

Каменный век завершился не потому, что кончились камни.

Сергей Борисов

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here