В Москве завершилось очередное заседание рабочей группы, где обсуждалась проблема модернизации так называемого Восточного полигона, которая должна способствовать расширению возможностей экспорта угля в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

А накануне в нескольких тысячах километров от места данного заседания, в поселке Черемза Новокузнецкого района, местные жители провели очередную акцию сопротивления строительству углепогрузочной станции. Многие активисты живут в непосредственной близости от этого места и справедливо считают, что оно станет гиблым и для них, и для природы.

Чем связаны два этих события? Да тем, что если модернизация Восточного полигона затянется, если цены на уголь не будут повышаться, то у жителей Черемзы есть шанс выиграть борьбу с владельцами угольной компании, которая ведет строительство углепогрузки. В противном случае, у них не останется почти никаких вариантов отстоять свои жилища, леса и сельскохозяйственные угодья. Ведь как написал когда-то Томас Джозеф Даннинг: «Обеспечьте десять процентов прибыли, и капитал согласен на всякое применение, при двадцати процентах он становится оживленным, при пятидесяти процентах положительно готов сломать себе голову, при ста процентах он попирает все человеческие законы, при трехстах процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы». А если учесть, что в России собственниками природных богатств и предприятий стали в большинстве своём бизнесмены, прошедшие криминальную закалку, то вывод английского профсоюзного деятеля становится вполне осязаемым и на кузбасской земле.

Итак, что констатировали и о чём договорились на заседании Госсовета, проведенного дистанционно? Модернизация как шла, так и идет с отставанием, несмотря на поручение президента. Впрочем, цену этих поручений, требований, распоряжений и указов – майские тому пример – мы хорошо знаем. Губернатор Кузбасса Сергей Цивилев, выполняющий обязанности руководителя рабочей группы Госсовета РФ по направлению «Энергетика», заявил:

– Если бы этот проект был реализован в установленные сроки, сегодня все — и РЖД, и угольщики, и энергетики — в условиях нынешнего кризиса чувствовали бы себя по-другому, гораздо лучше. Задержки в реализации развития Восточного полигона недопустимы. Должна быть ясность по развитию Восточного полигона. Нам надо знать, в каком году и когда именно появятся дополнительные провозные мощности, потому что под это будут идти инвестиции угольных компаний.

И далее он повторил старую тему про то, что развитие Восточного полигона — проект общегосударственного масштаба, и его выполнение не является внутренним вопросом РЖД, а затрагивает интересы угольщиков, стивидоров, портовиков.

О том, что это затрагивает ещё жизнь и здоровье жителей Черемзы, Сергей Евгеньевич, понятное дело, даже не подумал, как не думает механизатор сенокосилки, выехавшей на луг, о гнездах каких-то там перепелок и жаворонков. Он лишь отметил в своём телеграмм-канале, что нарушений при строительстве нет, оно ведется по закону, а владельцам угольного предприятия надо лишь договориться с жителями. Кстати, «Волость» недавно уже писала про то, что подписанный президентом РФ закон, разрешающий сплошную вырубку леса в районе озера Байкал, тоже во многом был инициирован проблемой вывоза угля на восток.

В общем, если совсем коротко, дела на Восточном полигоне сильно затормозились. И не только потому, что сократился объем инвестиций со стороны РЖД, но и потому что «там работает значительная часть вахтовиков с европейской части страны, а в период карантина многие опасаются ехать, некоторые подразделения не могут укомплектовать штат. Со снятием ограничений строительные компании планируют всё же набрать необходимое количество рабочих». Эта цитата взята из недавнего интервью заместителя генерального директора РЖД по строительному комплексу А. Макарова.

Улучшится ли ситуация с модернизацией РЖД в обозримом будущем? К радости жителей Черемзы, а также других шахтерских городов и районов Кузбасса, у которых в прямом смысле слова увозят почву из-под ног, надежд на это остается все меньше. Почему? Да потому что в этом году резко снизилась валютная выручка от продажи угля за рубеж. А кроме этого, по данным таможенной службы угольные компании Кузбасса по итогам первого полугодия текущего года направили на экспорт около 60 млн тонн угля, что на 10% меньше показателей за аналогичный период прошлого года.

Кое-кто может спросить, мол, чему здесь радоваться, ведь уголь – это развитие Кузбасса, новые предприятия, новые рабочие места… На что мы ответим: если и в тучные годы население области вовсе не замечало никаких перемен к лучшему, то сейчас, когда ситуация в экономике становится всё хуже и хуже, оно уже начинает борьбу за своё выживание. Игра в одни ворота не могла продолжаться бесконечно, и Черемза – тому яркий пример.

Александр Сусоев

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here