Вчера многие информационные издания сообщили об освобождении из-под стражи и даже чуть ли не о выходе на свободу четырех фигурантов уголовного дела по факту гибели 60 человек на пожаре в ТРЦ «Зимняя вишня». На самом деле, суд только изменил им меру пресечения с «содержания под стражей» на более мягкую – «запрет определенных действий». Пока все «освобожденные» находятся в СИЗО. Трое из них – бывшие работники компании «Системный интегратор» И. Полозиненко, А. Никитин, а также пожарный С. Генин – покинут изолятор 25 октября, а ещё один пожарный А. Бурсин – 6 декабря.

Такое решение принято судом не потому, что он «самый гуманный в мире», а потому, что действующий закон не позволяет далее продлевать этой четверке срок заключения. Сама процедура изменения меры пресечения, да ещё с таким числом обвиняемых весьма непростая, поэтому вчерашнее заседание суда целиком было посвящено решению процессуального вопроса и завершилось поздно вечером. Мы представляем доводы обвинения в более пространном изложении, а также с утомительным перечислением статей УК и УПК РФ исключительно для того, чтобы всем были понятны основания для принятия именно такого, а не другого решения суда.

Итак, в начале заседания выступил государственный обвинитель Александр Коробейников, который заявил, что обстоятельства, послужившие основанием избрания и последующего продления судом меры «заключение под стражу», не изменились. Подсудимые по-прежнему обвиняются в том, что, занимая различные должности, связанные с обеспечением безопасности при нахождении граждан в ТРК «Зимняя вишня», нарушили требования закона и должностные инструкции, оказывая услуги ненадлежащего качества. Они допустили в торговом центре возгорание и не приняли надлежащих мер для тушения огня и эвакуации посетителей. В результате их преступных действий (бездействий), а также опасных факторов пожара погибло 60 человек. Различный вред здоровью нанесен 69 лицам, а 78 лицам причинена физическая боль, не повлекшая вреда здоровью.

«События, связанные с пожаром в ТРЦ «Зимняя вишня», установление причин по которым данная трагедия стала возможной, – сказал далее А. Коробейников, – вызвали колоссальный общественный резонанс. Предвосхищая доводы защиты о том, что предварительное следствие завершено, доказательства собраны и процессуально закреплены, что дело рассматривается в суде, а потому обстоятельства, послужившие обоснованием для избрания меры пресечения в виде «заключения под стражу», изменились.

Полагаем, однако, что виновность или невиновность подсудимых устанавливается судом. Следовательно, в основу приговора будут положены обстоятельства, установленные в суде. На данный момент допрошена лишь одна четвертая часть потерпевших и свидетелей, а письменные материалы дела и вещественные доказательства не исследованы вовсе. Кроме того, учитывая количество лиц, подлежащих допросу в суде, объем материалов дела и вещественные доказательства, подлежащие рассмотрению и оценке, которые требуют значительного количества времени. Таким образом, у стороны обвинения есть все основания полагать, что в случае изменения меры пресечения на иную, не связанную с содержанием под стражей, подсудимые могут скрыться от суда, оказать воздействие на потерпевших и свидетелей, уничтожить доказательства либо иным путем препятствовать производству по уголовному делу.

Вместе с тем, при формировании своей позиции мы обязаны принимать решение исключительно в рамках действующего законодательства. Так, например, Богданова, Соболев, Судденок обвиняются в преступлении, предусмотренном ч.3 ст.219, ч3 ст.238; Полозиненко, Никитин – по ч.3 ст.219; Антюшин – по ч.3 ст.238; Генин и Бурсин – ч.3 ст.293 УК РФ. 

В соответствии с положениями ч.3 ст.15 преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальная мера наказания не превышает 5 лет лишения свободы, и неосторожные деяния, наказание по которым не превышает 10 лет лишения свободы. Преступления, предусмотренные ч.3 ст.219 и ч.3 ст.293 УК РФ, являются неосторожными и предусматривают наказание в виде лишения свободы сроком до 7 лет. Они относятся к преступлениям средней тяжести.

В соответствии с положением ст.27 УК РФ, если в результате умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность в таких случаях наступает только в случае, если лицо предвидело их наступление, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение от легкомыслия. Или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий, то есть небрежность. В целом такое преступление признается умышленным.

Богданова, Соболев, Судденок  обвиняются, в том числе, в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, совершенных организованной группой в отношении услуг, предназначенных для детей в возрасте до 6 лет. Антюшин – в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, предназначенных для детей в возрасте до 6 лет, что само по себе является тяжким умышленным преступлением, ответственность за которое предусматривается ч2 ст.238 и предусматривает наказание сроком до 6 лет.

Таким образом, несмотря на то, что ч3 ст.238 УК РФ установлено наказание в виде лишения свободы сроком до 10 лет, а последствия в виде смерти двух и более лиц наступили по неосторожности, полагаем, что указанное преступление является тяжким.

В соответствии с положениями ч.2 и ч.3 ст.255 УПК РФ, если заключение под стражу избрано подсудимому мерой пресечения, то срок содержания его не может превышать 6 месяцев. Продление этого срока допускается только по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлений и каждый раз не более чем на 3 месяца.

В таких обстоятельствах мы лишены возможности ходатайствовать перед судом о продлении меры пресечения «заключение под стражу» в отношении Полозиненко, Никитина, Генина и Бурсина и вынуждены ставить вопрос о её изменении на более мягкую. В отношении Богдановой, Соболева, Судденок и Антюшина наша позиция остается последовательной и неизменной.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 97, 110 и 255 УПК РФ, просим суд продлить Богдановой, Судденок, Соболеву и Антюшину меру пресечения «содержание под стражей» на три месяца, то есть до 26 января 2020 года. Изменить Полозиненко, Никитину, Генину, Бурсину меру пресечения на иную. Принимая во внимание обстоятельства, изложенные выше, сведения о личности подсудимых, в качестве таковой избрать предусмотренные ст. 105 прим.1 УПК РФ «Запрет определенных действий», – на этом и завершил своё выступление прокурор.

Потерпевшие согласились с доводами стороны гособвинения. Разумеется, адвокаты подсудимых настаивали на изменении строгой меры пресечения для всех. Они ссылались на то, что государственное обвинение не привело ни единого факта того, что их подзащитные могут скрыться, повлиять на показания свидетелей и потерпевших, а также уничтожить вещественные доказательства по уголовному делу.

После многочасового совещания, а по сути дела размышлений судьи Н. Быданцева с самим собой, было принято решение, которое лишь повторило доводы обвинения: Ю. Богдановой, Н. Судденок, Г. Соболеву и С. Антюшину содержание под стражей продлили ещё на три месяца, то есть до 26 января 2020 года.

С. Генину, А Бурсину, И. Полозиненко и А. Никитину мера пресечения, как уже говорилось выше, изменена на более мягкую.  Им запрещается покидать территорию города Кемерово без разрешения суда. Выходить в ночное время за пределы помещения, в котором они будут проживать. Общаться со свидетелями, потерпевшими, экспертами, специалистами или их представителями по настоящему уголовному делу вне рамок процесса. Им также нельзя отправлять и получать почтово-телеграфные отправления, использовать средства связи, информационно-коммуникационную сеть Интернет. Вместе с этим они обязаны своевременно являться на судебные заседания.

На следующей неделе заседания суда продолжатся в обычном режиме – с допросом свидетелей и потерпевших в здании Ленинского районного суда. Однако уже с конца октября, после того, как число содержащихся под стражей уменьшится, процесс будет проходить в здании Заводского суда на ул. Карболитовской.

Александр Сусоев

На снимках: плакаты на стихийном митинге в Кемерове после пожара в «Зимней вишне»; сторона гособвинения – А. Коробейников; обвиняемые (слева направо): А. Бурсин, С. Антюшин, Г. Соболев, И. Полозиненко, А. Никитин, С. Генин.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here