Вокруг Барзасского заказника складывается ситуация, напоминающая юридическую коллизию по поводу планов обустройства угольного разреза на особо охраняемой территории близ «Лесной поляны».

Вопрос о незаконной промышленной эксплуатации территории Барзасского госзаказника стал предметом рассмотрения сразу по двум делам. В первом случае после прокурорской проверки уголовное дело было заведено по факту предоставления властями Кемеровского района площади заказника под строительство асфальтосмесительного узла компании «Новосибирскавтодор». Этой весной автодорожники приступили к работам, в результате чего был нарушен природный рельеф. Сумма ущерба составила, по предварительной оценке, более 7,5 миллиона рублей.

В другом случае позиция прокуратуры прямо противоположна. Совместно с золотодобывающей компанией “Барзасская экспедиция” областная прокуратура подала иск к администрации области, требуя отдать часть Барзасского заказника под добычу природных ресурсов. Мотивы, которыми руководствуется надзорное ведомство, не очень понятны, но вполне очевидно другое: действующий в России Федеральный закон об ООПТ (Особо охраняемых природных территориях) запрещает сокращать их границы. Больше того, весной этого года в Генпрокуратуре издан приказ, предписывающий проводить тщательные проверки законности и обоснованности принятия решений в отношении ООПТ…

Создается впечатление, что в одном и том же надзорном ведомстве, как и в соседствующих друг с другом учреждениях региональной власти левая рука не ведает, что делает правая. В свое время похожая ситуация породила многолетнюю судебную тяжбу вокруг планов компании «Шахта Лапичевская» – добывать уголь рядом с кемеровским городом-спутником «Лесная поляна».

Лицензия на разработку этого угольного участка была получена уже после того, как микрорайон принял первых новоселов. Проворонив по существу эту сделку между Роснедрами и «Шахтой Лапичевской», кемеровские власти несколько лет пребывали в уверенности, что их административного ресурса будет вполне достаточно, чтобы не допустить строительства разреза. И только когда начались суды, которые в большинстве своем вставали на сторону угольщиков, власти в срочном порядке начали учреждать природные комплексы со статусом ООПТ в районе будущей угледобычи. И чем закончатся эти сильно запоздавшие меры во спасение «экологически безупречной репутации» города-спутника до сих пор неясно.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here