Вчера, после двух с лишним лет слушаний Заводской суд в Кемерове постановил признать виновными в гибели 60 человек при пожаре 25 марта 2018 года в ТРЦ «Зимняя вишня» руководителей этого предприятия, технический персонал, ответственный за работу пожарной сигнализации, одного охранника и двух пожарных – всего восемь человек.

Много месяцев в зале заседаний слушали пострадавших и свидетелей трагедии. Они рассказывали о том, где находились во время начала пожара, что видели, слышали, чувствовали. Из этих рассказов как из пазлов в конечном итоге и складывалась картина трагедии. Но особенно тяжело было слышать родителей, чьи дети погибли в дыму и огне. Их десятки, но все они очень похожи своей трагичной краткостью на эту:

— В пожаре погибла моя дочь – Почанкина Виктория Александровна (род. 19 сентября 2006 года). Классный руководитель нашей дочери Оксана Николаевна предложила свозить детей в боулинг. Никто из родителей не возражал. Выбрали день и отправили дочь с одноклассниками.

— То есть, вы доверили свою дочь учителю?

— Да-да! Поехало ещё пять девочек – Понушкова Вероника, Курчевская Таня, Зипунова Виктория, Смирнова Анастасия, Черникова Елена. И был ещё мальчик – Семен Раков, но они с матерью уехали в обед. Из родителей ездили ещё Курчевская — мама, Балахнина Татьяна, родители Черниковы были вдвоем. Был ещё брат Курчевской Татьяны. У моей дочери был с собой сотовый телефон, и как они приехали – она мне написала. Поиграли в боулинг – написала, пошли на каток – написала. Планировали быть до обеда, но потом переиграли они и решили сходить ещё на фильм. Я не возражала.

Фильм начался, она написала, что сидит в зале, и где-то в 16 часов — начале пятого поступил от неё звонок. Она написала мне, что кинотеатр горит, много дыма, они не могут выйти! Мы с мужем дома были, я в халате была, накинула что-то и поехали туда. Когда она звонила, то сказала, что двери закрыты, мы не можем выйти. Пока ехали, два или три раза ещё был от неё звонок.

— А о чём она вам говорила?

— Там крика было очень много! А говорила она то же самое – тяжело дышать! Я ей говорила, что, дочь, снимай кофту, ложись на пол, закрывай лицо. А потом был последний звонок. Она попрощалась и все… В один момент свет там отключили, потому что я слышала, как там все закричали! Приехали мы быстро, летели просто на машине. Подбежали к главному входу «Зимней вишни», там стояли трое пожарных, рукава были размотаны. Муж обратился к ним и спросил, почему они никаких действий не предпринимают? Почему не тушат? На что один из пожарных ответил, мол, чем я буду тушить? Муж хотел забежать в помещение, но уже на втором этаже стоял дым, и он не смог дальше подняться. Сидели в школе много часов, затем кто-то из пожарных сказал, что открыли двери кинотеатра, обнаружили тела. И всё… Мы домой поехали.

Затем нам звонили и сказали приехать на опознание. Поехал муж, я не смогла. Он провел там целый день, но нашего ребенка не было. Потом уже, после генетических экспертиз, признали дочь нашу.

А ещё свидетели давали пояснения о том, почему не сработало аварийное пожаротушение – оно с самого начала эксплуатации здания ТРЦ было в нерабочем состоянии. Пожарные объясняли, почему они так и не попали к дверям злополучного кинозала – план здания у них был, но внутренние перегородки здания перестраивались, и никто эти изменения в планы не вносил, поэтому там, где на плане должен был быть проход, стояла стена, а воздух в баллонах у них быстро заканчивался. И задымленность была такая, что даже мощный фонарь упирался в плотный дым на 20 сантиметрах…

Чудом спасшиеся рассказывали о нескольких молодых людях и девушках, которые не запаниковали, не побежали в первые же минуты вниз, а стали выводить посетителей ТРЦ к запасным действующим выходам. Одну группу вывели даже на крышу здания, потому что лестница на нижние этажи была уже недоступна. Если бы не они – погибших было бы куда больше, потому что огонь и дым распространялись с огромной скоростью.  

Почему так быстро? Наверное, потому, что материалы, которые применялись при строительстве, были горючими как порох. Ответ на этот вопрос должны дополнить своими показаниями обвиняемые по другим уголовным делам, связанным с пожаром. Среди них — начальник Главного управления МЧС России по Кемеровской области Александр Мамонтов и экс-глава Госстройнадзора Кемеровской области Танзиля Комкова.

А пока завершается первый судебный процесс. Как известно, гособвинение запросило для фигурантов реальные сроки: гендиректору ООО «Зимняя вишня» Надежде Судденок – 14 лет, гендиректору Кемеровского кондитерского комбината Юлии Богдановой – 14,5 лет, техническому директору комбината Георгию Соболеву – 13 лет. Им вменяют оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности и повлекших смерть двух и более лиц (ч. 3 ст. 238 УК), а также нарушение требований пожарной безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц (ч. 3 ст. 219).

Кроме того, руководителю компании «Системный интегратор», занимавшейся обслуживанием пожарной сигнализации в этом торгово-развлекательном центре, Игорю Полозиненко грозит наказание в 6 лет и 8 месяцев, инженеру противопожарной системы Александру Никитину – в 5,5 лет, сотруднику частного охранного предприятия Сергею Антюшину – в 9,5 лет.
Суд также посчитал виновными пожарных, которые первыми приехали на тушение. Это — начальник караула пожарно-спасательной части №2 Сергей Генин (позиция прокуратуры — 5 лет лишения свободы) и начальник службы пожаротушения первого отряда противопожарной службы Андрей Бурсин (6 лет).

Однако кому и какое наказание придется отбывать, пока неизвестно. Об окончательном вердикте станет известно чуть позже.

Сергей Борисов

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here