Фото УГМК

Пришел черед утвердить Красную книгу Междуреченского района, куда включено 58 видов растений, 10 видов мхов, 9 видов лишайников и 58 видов животных. Ее презентация состоялась на минувшей неделе. Издания, аналогичные данному, уже были выпущены в некоторых других муниципалитетах Кузбасса – Чебуле, Новокузнецке, Белове, Таштаголе…

Понимаем ли мы весь смысл многолетней и кропотливой работы ученых-биологов? Теоретически – да. Всем нам нужно беречь то редкое, чем одарила мир природа, а кто этому противится, тот в полном соответствии с суровостью российских законов будет наказан штрафом – до полумиллиона рублей. Еже более жесткое наказание ждет за «уничтожение критических мест обитания», как называют территории с редкими видами растительного и животного мира. Тут и вовсе можно загреметь за решетку на три года. Причем, иски о компенсации за нанесение вреда окружающей среде могут быть предъявлены в течение 20 лет.

Но вот ведь проблема: эти территории не входят ни в один государственный реестр, и если завтра под Междуреченском вы не сможете обнаружить морала или тайменя, занесенных в упомянутую Красную книгу, то с этим просто придется смириться. Останется только их образ и описание, а наказывать будет некого.

Возможно ли другое развитие событий в регионе, где считается всеобщем благом планомерное повышение добычи угля открытым способом при минимуме затрат на экологию? Где верхи всерьез опасаются за будущее реки Терсь, «убиваемой» минеральным источником с аналогичным названием, но ни разу при этом публично не высекли какого-нибудь олигарха, сливающего тонны откровенно мутной жидкости в местные водоемы? Для кого издаются Красные книги? Для тех наших потомков, кто переживет эту золотую лихорадку и будет на досуге вспоминать о красотах здешних мест с богатым биологическим разнообразием. На смену которым придут выжившие сосенки, рассаженные по территории новообразованных впадин и холмов.

Своеобразная биологическая рекультивация в Междуреченском районе идет полным ходом. Очередным отчетом о проделанной в этом направлении работе порадовала компания «Южный Кузбасс». На двух гектарах горного отвода разреза «Томусинский» высажено шесть тысяч деревьев. До конца года планируется вернуть к жизни еще семь гектаров. Работы по облагораживанию территории начались и на отвале разреза «Ольжерасский» – на пяти гектарах скоро вкопают 15 тысяч саженцев сосны обыкновенной. 12 гектаров изувеченной земли на территории разреза «Сибиргинский» до конца года обещают превратить в будущий бор с 25,5 тысячами молодых елей и сосен.

Понятно, что все это – лучше, чем ничего. Особенно если не вникать в такую «мелочь», как восстановление плодородного слоя почвы, которая и даровала региону природное многообразие. Ведь, по мнению ученых-почвоведов, период естественного процесса на появление одного только сантиметра составляет около 100 лет. Значит, для выхода на оптимальную для региона величину плодородного слоя на территории бывших разрезов и отвалов понадобится не менее четырех тысяч лет. Археологи, правда, в своих выводах более оптимистичны, но сути для наших поколений это не меняет. Тем более что все эти цифры не имеют никакого отношения к большинству редких растений, занесенных в Красную книгу, – они сформировались на почве с многомиллионной историей.  

Пока угольные предприятия рапортуют о собственных заслугах в деле восстановления нарушенных земель, в Междуреченске прошло совещание, в котором приняли участие экологи, представители угольных компаний, учёные и эксперты Общественной палаты Кузбасса. Инициатором проведения форума – держитесь! – стало руководство города, обеспокоенное положением дел в заповедных местах. Решительность администрации такова, что даже пресс-релиз о событии вышел под заголовком, способным украсить любое оппозиционное издание: ««Три сосны и пара ёлок – это не рекультивация».

В ходе обсуждения проблемы было отмечено, что несмотря на более высокую интенсивность горных работ в регионе (а 65 процентов угля нынче добывается открытым способом), затраты на защиту и реабилитацию земель в прошлом году стали самыми низкими за последние семь лет. Рекультивация или не проводится вовсе, или просто создается ее видимость – для отправки отчета. Постановления и законы, которые могли бы помочь повлиять на поведение угольщиков, либо безнадежно устарели, либо противоречат друг другу. В итоге, все упирается лишь в сознательность и платежеспособность собственников.

На совещании было приято решение начать работу по созданию регионального регламента приёмки рекультивированных земель. Может, власть берет инициативу в свои руки? Может, теперь не надо беспокоиться за будущее не только людей, но и занесенных в Красную книгу представителей растительного и животного мира, которые со временем стали уникальными?

Ольга Тимофеева

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here