Сегодня мы завершаем «трилогию», посвященную наиболее любопытным тезисам, прозвучавшим во время президентской «прямой линии». Речь на этот раз пойдет о политике, а начнем мы разговор с последнего вопроса, прозвучавшего в телеэфире 30 июня: «Какую Россию вы мечтаете передать будущему поколению?».

Почему-то казалось, что именно на этот случай у президента Путина должна обязательно быть «домашняя заготовка», прослушав которую, значительная часть населения с еще большим энтузиазмом ринулась бы в сентябре на избирательные участки, чтобы отдать свои голоса партии «Единая Россия» –  той самой политической структуре, у истоков организации которой стоял нынешний президент. Однако на деле случилось что-то малопонятное: Владимир Владимирович, отвечая на вопрос, для начала зачем-то вспомнил давно ушедшие в прошлое годы, когда разваливался Советский Союз, и значительная часть экономического потенциала осталась за пределами Российской Федерации. При этом попутно пояснил, что вновь воссоздать его невозможно. 

Затем поведал, что Россия по-прежнему остается самой крупной страной в мире – по территории. Более того, она не без основания считается настоящей кладовой «различных минеральных ресурсов». И если ими по уму воспользоваться, то это сулит огромные конкурентные преимущества. Но все-таки, если говорить о самом значимом нашем достоянии, то… Здесь обязательно надо сделать паузу, чтобы воспроизвести прямую речь:  «Это даже не те 600 с лишним миллиардов долларов, которые накопили наши Гобсеки в Центральном банке и в Министерстве финансов, главный золотой запас России – это люди». Позвольте, что же это получается, если вникнуть в саму суть – и ответа, и заданного журналистом вопроса: выходит, партия «Единая Россия» во главе с действующим президентом передаст будущему поколению то, что мы успели уже народить и еще народить попытаемся? Иными словами, их самих же им в подарок и преподнесет?

Впрочем, это наследство, которое планирует оставить после себя ныне действующая власть будущему поколению, обещает быть не совсем обычным. Кому-то как-то удалось выяснить, что 60 процентов нынешних родителей России видят своих отпрысков будущими учеными, и потому норовят их пристроить в науку, которая, увы, нынче не приносит таких доходов, как, скажем, бизнес. Но все они, видимо, государственники, и потому живут не сегодняшним, а завтрашним днем, когда человека, обладающего знаниями о генетике, биологии, информационных технологиях, искусственном интеллекте будут носить на руках, а труд оплачивать на уровне нынешних депутатов Госдумы, которые и прилагают сегодня все усилия для формирования будущего страны (впрочем, сказанное здесь о зарплате потенциальных ученых и усилиях действующих депутатов – это плод фантазии журналиста, Путин этого не утверждал). Может, кто-то из читателей и удивится, но президент считает, что у нашей страны в этом плане «есть колоссальные конкурентные преимущества». Сказано было уверенно, хотя и без какой-либо доказательной базы – есть преимущества, и все тут.  

Вот скажите, как все это должны воспринимать рядовые жители, скажем, Кузбасса? Кто бы подсказал президенту, что в школьные столовые у нас за счет сэкономленных миллионов иногда норовят поставить отраву вместо продуктов, а распределяющие жилье для сирот чиновники торгуют квадратными метрами как своими собственными. А знает ли Владимир Владимирович, сколько лет строилась школа №81 в Новокузнецке (о долгострое даже слагались песни)? Трудно с чем-то сравнивать, но значительно больше, чем Крымский мост. Вот скажите: неужели вся эта составляющая нашу жизнь обыденность и должна стать толчком к увлечению подрастающего поколения науками?   

Нет, конечно. Помнится, когда-то в сочинениях школьники писали, что мечтают стать рэкетирами, потом наступили времена более спокойные, и значительная их часть точно знала, что вырастет в преуспевающих бизнесменов. А нынче все большее их число уже поглядывает в сторону чиновников, что неудивительно – коррупция продолжает процветать, и никто уже не обещает с ней бороться всеми возможными способами. Выходит, только в кругу сытых и на годы материально обеспеченных может появиться и найти поддержку иллюзия, что страну скоро заполонят сотни тысяч ломоносовых, которые и поведут Россию к процветанию, несмотря на сегодняшнюю экономическую отсталость, социальную несправедливость и откровенные лишения.

Что касается не внутренней, а внешней политики, которой на этот раз, к счастью, было отведено не так много времени, то тут тоже возникают вопросы. Не будем касаться «братства» с Украиной – это действительно больная тема для представителей «той» стороны, поэтому лучше дождемся статьи президента на этот счет – он пообещал вскоре написать ее и опубликовать. Несколько удивили аргументы, которые должны были бы нивелировать потуги США на мировое господство. Говоря о том, что никакими санкциями Россию теперь не сломить, Владимир Владимирович почему-то привел в качестве примера в изменившемся мире не нашу страну, а Китай.

Доказав на цифрах, что соседнее государство стало уже «выше по паритету покупательной способности, чем США», президент тут же вернулся к разговору о России, сказав, что американцы до сих пор так и не поняли сути изменившегося мира: «и… вот вам угрозы и дальнейшее деструктивное поведение и с учениями этими, и с провокациями, и с санкциями». Как бы уточнить, причем тут Китай с возросшим многажды ВВП и наши проблемы в виде «провокаций и ограничений» со стороны США и ЕС? Какая между всем этим связь? Глупо ведь полагать, что готовится проект единого экономического пространства с преуспевающим соседом. Как пошутил кто-то в соцсетях: «Никогда не думал, что будет дан сигнал начинать гордиться китайской экономикой». 

В принципе, и весь тон «прямой линии», и отдельные откровенные высказывания президента прямо указывали на то, что организованный в этот раз телеэфир – составная часть пиар-кампании партии «Единая Россия» накануне выборов в Государственную Думу. И ведь не возразишь – имеют право. В отличие от тех, кто мешается под ногами и создает нестабильность, мешающую  целевому выращиванию ученых мужей. Какие бы умные мысли из рядов настоящей оппозиции не исходили, какие бы дельные предложения не озвучивались, судьба наиболее активных, но недовольных застоем россиян сродни украинцу Медведчуку, которого, как с возмущением отметил Владимир Путин, «заперли в преддверии избирательной кампании дома, браслет надели». Впрочем, там, по словам президента, вообще плохи дела: «Внутри страны дают понять, что нет никакой легальной возможности у тех сил, которые хотят выстроить и укреплять свою страну».

Владимир Максимов

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here