Угольщикам региона не удается выйти на рекордный график добычи 2018 года. По данным министерства угольной промышленности, за полгода ими добыто 117,3 млн тонн. Аналогичный показатель трехлетней давности составлял 123,8 млн тонн. В общем всё, как в известной песне: «Суровые годы проходят…За ними другие приходят, они будут тоже трудны».

А ведь ещё год с небольшим назад на пресс-конференции «600 дней. Кузбасс после коронавируса» губернатор Кузбасса Сергей Цивилев говорил о потенциальных 400 миллионах тонн годовой добычи с учетом действующих лицензий, и весьма оптимистично оценивал ситуацию в угольной отрасли.

«Естественно, я этот объем предложил правительству Российской Федерации и РЖД к вывозу из региона, — рассказал Сергей Цивилев. — Нам было известно, что рынок угля меняется. Он закрывается на западе и развивается на востоке. Это было известно всем. Мы ставили в первую очередь вопрос не просто вывоза угля из Кузбасса, а вывоза в приоритетном восточном направлении. Нас услышали. Президент России дал поручение провести в городе Кемерово в 2018 году заседание топливно-энергетической комиссии, которое позже прошло под его руководством. Первый раз за всю историю первым вопросом была транспортная инфраструктура для угольной промышленности, а не нефть или газ».

Как видим, и коронавирус никуда не делся, а только посмеялся над планами, и стрелка графика добычи не устремилась вверх к гибельным для населения 400 миллионам тонн, а провисла ниже пика 2018 года: в июне в приоритетном восточном направлении отгружено 4,6 млн тонн, в то время как в «неприоритетном» западном – 10,3 млн тонн. Но похоже на то, что и на запад в скором будущем окно возможностей по легкому срубить бабки начнет закрываться из-за движения мировой экономики к декарбонизации. Уже с 2023 года в ЕС вступит в силу углеводородный налог. Как известно, уголь среди всех других энергоносителей подпадает под этот налоговый топор в первую очередь, поэтому с 23-го года экспортировать его в страны Европы будет совсем уж невыгодно. Разумеется, если цены не уйдут в космос из-за невиданных зимних холодов или других аномальных бедствий.

Но дело даже не в том, что уголь вредно сжигать, а в том, что при добыче угля Кузбасс выбрасывает в атмосферу примерно один миллион тонн метана – самого главного виновника потепления земного климата. Все видят, какие катастрофические разрушения приносят сейчас наводнения в Германии, Австрии и других странах ЕС. Все слышат, что винят в этом всемирное потепление. Само-собой в регион, который так здорово вредит атмосфере, не пойдут никакие инвестиции, а если какому-то упоротому чудаку (или чудакам) вздумается влить в него деньги, то на это желание легко повлияют банки, которые могут и счета заморозить, и перестать кредитовать, и в «черные списки» внесут.

Оно, конечно, можно возмущаться, даже пойти в какой-нибудь гуманный европейский суд, но шанс что-то там выиграть равен нулю со знаком минус. Так что топливно-энергетическая комиссия в родимом правительстве может и дальше заседать, выдавать рекомендации и моделировать будущее угольной отрасли РФ, и Кузбасса в частности, но навряд ли кому-то ещё это будет интересно.

«Волость» уже писала, что деньги – а это сотни миллиардов рублей, – выделяемые на так называемую модернизацию Восточного полигона, чтобы кузбасский уголь быстрее и в больших объемах доставлялся к дальневосточным морским портам, хорошо было бы потратить на переподготовку молодежи с учетом веяний «зеленой энергетики» и восстановления нарушенных угольщиками земель. А также на оснащение современным оборудованием угольных электростанций, без которых наш регион пока не способен выжить.

Однако на такие кардинальные перемены нет даже намека, исполнители продолжают верить –  раз Путин сказал, что экспорт на восток должен увеличится в ближайшие годы на 30%, то так оно и случится. Коли Цивилёв с Белозеровым договорились об увеличении объемов вывоза угля, то так тому и быть. А ещё высокое начальство любит пугать народ катастрофой, которая случится, если угольным компаниям не пойдут навстречу, если их не защитят, если им не помогут бюджетными вливаниями… Сам Сергей Евгеньевич, например, так и заявил в одном из своих интервью:

«Численность штатных работников угольной отрасли в Кузбассе составляет 103 000. Сюда не входят транспорт, энергетика, железная дорога. С угольной отраслью напрямую связаны в общей сложности 1,3-1,4 млн — больше половины населения. А косвенно – практически весь Кузбасс. Стоит остановить добычу угля, рухнет все».

А мы позволим себе с ним не согласиться. Да, рухнут прибыли бенефициаров угольных компаний, рухнут амбиции самого губернатора, а люди научаться жить и зарабатывать в новых условиях. История знает множество примеров такой переориентации. Так что снижение добычи и вывоза угля в большинство людей, родившихся и выросших в Кузбассе, вселяет не уныние, а надежду на будущее, которая до сих пор не проглядывает сквозь тучи пыли и черного дыма.

Сергей Борисов 

Поделиться:

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Зацикленность на добычу угля и его продажа хоть в заподном, хоть в восточном направлении не оставляет молодому поколению кузбассовцев шансов строить свои планы на жизнь и работу в экологическо чистом регионе где развиваются новые, безотходные технологии по переработке угля.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here