28-29 января в Киселевске состоялись публичные слушания по проекту изменений в генеральный план  Киселевского городского округа, куда входят поселок Карагайлинский,  деревни Александровка, Березовка, село Верх-Чумыш и непосредственно сам город. Однако в ходе их выяснилось, что администрация муниципального образования намерена провести корректировку границ  лишь Киселевска.  Почему?

Свое решение местная исполнительная власть отчасти объясняет заявками, продолжающими поступать от угольных предприятий на расширение промышленных зон. В результате, по вновь сверстанному плану, власти решили уменьшить территорию города  более чем на четыре тысячи гектаров – с 15623,1 до 11333,18 га. Соответственно, уменьшится территория  и жилых зон с отводами  под  индивидуальные и многоквартирные постройки. 

Но все же свою инициативу муниципалитет объясняет  тем, что люди, якобы, требуют выделения земли под индивидуальное строительство  в санитарно-защитных  зонах, а отказать им администрация города не вправе, так как юридически земля закреплена за городом, а фактически  – это территории промышленных предприятий. Правда, каким образом она оказалась занята угольными разрезами, на этот  вопрос четкого ответа у чиновников не нашлось.

Попробуем разобраться. Сегодня на территории Киселевска действуют девять крупных разрезов. Большинство из них возникли в нулевых годах под благовидным предлогом проведения рекультивации земель. Нередко под данные намерения попадали  площади,  застроенные индивидуальными домами и муниципальными строениями, но под которыми совсем близко от поверхности располагались мощные пласты с коксующим углем. Ни для кого, впрочем, новостью это не было.

Напомним, что еще правительство СССР планировало переселить население Киселевска  в экологически чистую местность, о чем мы рассказывали совсем недавно. И около 30 тысяч жителей удалось расселить в новом микрорайоне под названием Красный Камень. Там началось даже строительство завода железобетонных изделий, который мог бы изготавливать комплектующие для возведения капитальных домов. Но перестройка, а затем и крах СССР не позволили осуществить задуманное.

Чтобы обойти действующее законодательство, угольщики (считаю, что действовали они в преступном сговоре с проектными институтами, Минтопэнерго, региональными и местными властями) и придумали  отговорку – о необходимости проведения рекультивации с попутной добычей угля. Такой перевод земель в аренду давал возможность не соблюдать санитарно-защитные зоны, не предоставлять людям, чьи строения оказались вблизи с карьерами, новое жилье. А зачем лишние телодвижения, если речь ведется о рекультивации?

Однако вскоре невероятное стало очевидным – началась добыча угля открытым способом в непосредственной близости от жилых строений. Но на основании выданных ранее предприятиям документов суды отказывали по искам людям, которые  пытались найти там правду и требовали переселения из опасных для жизни и здоровья зон. Суды не признавали даже рукотворные горы высотой до 200 метров горными отвалами, а  выносили абсурдные решения, подсказанные им Роспотребнадзором, отмечая, что это – «склады для хранения грунта». Добавим к уже сказанному, что передача земель угольным предприятиям шла негласно, никаких общественных слушаний до недавнего времени не проводились.

Тысячи жалоб киселевчан ни имя президента, генерального прокурора РФ возвращались в прокуратуру Киселевска, из которой приходили сделанные словно под копирку ответы – нарушений законодательства нет. Никому не было дела до того, что дома от взрывов  разрушались,  а члены семей, порой, внезапно умирали от угарного газа и метана. Переселяли в основном только тех, чьи дома мешали угледобыче. И тогда людям либо предлагали за них «копейки», либо строения сносили не как подработанное жилье, а как ветхое.  Как итог, большая часть территории города оказалась промышленной зоной. И этот беспредел по отношению к местному населению продолжается уже 20 лет.

Потому присутствующие на слушаниях люди и возмущались сокращением городской площади, считая плановое мероприятие очередным обманом населения. Они все так же требовали переселения в экологически чистые районы, спрашивали, почему подработанные дома сносит администрация города как ветхое жилье, а не сами угольщики, получающие баснословные прибыли. Но ответов на свои вопросы  так и не дождались. То есть, если угольщики раньше травили  население угарным газом и метаном незаконно, то после утверждения нового генплана будут медленно убивать его уже на законных основаниях, так как разрезы окажутся выведенными за черту городского поселения.  

Люди спрашивали, как могло получиться, что разрезы все расширялись и настолько близко подошли к жилым домам, что жить стало невозможно.  Может,  следует не сокращать жилую зону, а ликвидировать сам источник экологического неблагополучия?  Ответа и на этот прямой вопрос не последовало. Прозвучала лишь не внушающая оптимизма констатация факта: дескать, эти вопросы не относится к генеральному плану Киселевска, а у предприятий есть лицензии на добычу угля, и с этим необходимо считаться.

 Но  ведь землю им в аренду согласовывала под большим секретом именно власть Киселевска. Более того, согласно  закона об экологической безопасности населения, если предприятия нарушают законодательство, то администрация города вправе разорвать договор об аренде. Увы, делить прибыль, полученную  на здоровье людей, наверное, имеет первостепенное значение для власть имущих.

Люди требовали на слушаниях, чтобы замеры воздуха проходили не раз в месяц, а ежедневно. Обращали внимание на то, что нынешней зимой  город часто накрывал темный смог, дышать было невозможно, а предприятия, между тем, никто не останавливал, режим «черного неба» не вводился. И здесь нашлось объяснение: в Киселевске нет станции замеров воздуха на ПДК вредных веществ. 

Вахрушевское  поле – участок Краснобродского разреза  – получил разрешение от администрации города ежедневно вываливать  около 30 тысяч кубометров породы на Северный отвал, находящийся вблизи района Красный Камень. На общественных слушаниях угольщики уверяли, что экологи и Роспотребнадзор  провели экспертизу и дали добро  на отсыпку. Однако члены инициативной группы сделали запрос в региональные подразделения Роспотребнадзора и Ростехнадзора, и получили ответы: никакой экспертизы там не проводилось. По вполне банальной причине – с данной просьбой Краснобродский разрез к ним не обращался.

Возникает вполне логичный вопрос:  откуда завезли угольщики в Киселевск экологов и санитарных врачей, сделавших нужное им заключение? Из Канады? На данный вопрос присутствующий на слушаниях представитель  разреза отвечать не стал. Ну и ладно. Мы сами можем предложить читателям поступивший в адрес активистов ответ одного из контролирующих органов:   

Федеральная служба по надзору в сфере защиты нрав потребителей и благополучия человека рассмотрела Ваше обращение по вопросу предоставления сведений о санитарно-защитной зоне филиала АО «Угольная компания «Кузбасразрезуголь» «Краснобродский угольный разрез» и сообщает.  В адрес филиала АО «Угольная компания «Кузбасразрезуголь» «Краснобродский угольный разрез» направлен мотивированный отказ в установлении санитарно-защитной зоны… “.                         

Начальник санитарного надзора  И.Г. Шевкун.

Как считают многие участники слушаний по корректировке генплана города, проводилось мероприятие исключительно ради галочки. Вывод промышленной зоны за пределы Киселевска нужен чиновникам лишь для того, чтобы не отвечать за последствия  экологической катастрофы, за состояние здоровья населения, которое живет в домах, прилегающих к угольным разрезам.  Пусть они и дальше вдыхают угарный газ, тысячами умирают от онкологических заболеваний – наполнение бюджета деньгами от продаж угля было и остается приоритетным. А к мнению людей разве когда-нибудь прислушивались? К примеру, неоднократно проводились общественные слушания в районе Афонино, и абсолютное большинство жителей высказалось против строительство ЦОФ «Краснокаменская». И что? На мнение людей наплевали. И таких примеров по Киселевску можно привести с десяток-другой.

А нам ход мысли рядовых жителей Киселевска интересен. Да и нашим читателям, наверное, тоже. Вот что думает по поводу корректировки генплана участница общественных слушаний Ольга Бердакова:

– Я участвую во всех слушаниях, вообще внимательно слежу за жизнью Киселевска. В городе стоит постоянный смог, нас окружают грязь, черная пыль. Люди живут в невыносимых условиях, и с каждым годом экологическая ситуация ухудшается.  Люди часто болеют, наблюдается рост астматических и онкологических заболеваний. У меня двое маленьких детей. Естественно, меня беспокоит,  чем они дышат.  Хотя и без того понятно чем – ведь ежедневно приходится стирать одежду, учитывая, что даже снег черный. Считаю, что город умирает.

Я думаю, что виноваты в этой ситуации  люди, которые зарабатывают на нашей беде. Наверняка их дети живут в более благоприятных условиях. И потому им все равно, что народ  Киселевска  страдает. Однако виноваты и сами жители. Они вяло реагируют на произвол властей – или боятся потерять работу,  или считают, что от них ничего не зависит. А значит, перспектив у города нет никаких, его весь перекопают.  Если на Западе и есть вредное производство, то его выносят подальше от людей, чтобы максимально снизить вред  для здоровья. А на нас, на наших детей плюют. Страшно жить.

Я своих детей в Киселевске не оставлю, помогу покинуть город. Потому что боюсь за их судьбу.  

Владимир Васильев

На снимках автора: план Киселевска, сиреневым цветом закрашена производственная зона. Именно её хотят уменьшить. Но не за счет вывода из города промышленных предприятий, а лишь на карте. Разрезы, работающие в центре города.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here