Впервые пресс-служба Следственного Комитета опубликовала информацию о ходе расследования уголовного дела, возбужденного в отношении высокопоставленного чиновника Минэнерго Игоря Степановича Кожуховского. Хотя комментариев на этот счет – в том числе, и серьёзными федеральными изданиями –  было уже немало.

Интерес же жителей региона к данному криминальному событию продиктован тем, что этот человек, который на днях был этапирован из Москвы в Кемерово – не только бывший заместитель генерального директора «Российского энергетического агентства», но и экс-депутат Новокузнецкого городского Совета народных депутатов от движения «рабочих комитетов Кузбасса». Еще раз убеждаемся, что путь от борьбы за мыло в мойках и всеобщее благоденствие в стране до попытки получить несколько миллионов халявных рублей, политых потом бывших коллег-горняков, не так уж и исключительный.

Система меняет психику избранных, и то, что еще вчера самому Игорю Кожуховскому могло казаться совершенно неприемлемым, сегодня стало нормальной попыткой «срубить бабло» с олигарха для реализации личных планов. Именно московский чиновник, по данным уголовного дела, и стал инициатором криминальной сделки, обратившись к собственнику компании «ТопПром» и своему давнему приятелю Николаю Владимировичу Королеву с предложение дать взятку чиновнику из министерства, от которого зависит выделение квот на поставку угля в Украину. Не безвозмездно, разумеется.

Газета «Коммерсантъ», видимо, имеет возможность пользоваться не только скупой информацией из пресс-релиза, а сутью предъявленного Кожуховскому обвинения. И поэтому уточняет: «преступная деятельность заместителя генерального директора РЭА была выявлена сотрудниками УФСБ России по Кемеровской области в рамках расследования уголовного дела, возбужденного в отношении собственника угольного холдинга». То есть, в принципе, могло все получиться, и обвинение так и не было бы предъявлено работнику министерства из Новокузнецка, не окажись в центре внимания правоохранительных структур Николай Королев за целый ряд преступлений. В далеком уже 2015 году он с готовностью согласился передать в министерство через Кожуховского 16 миллионов рублей за возможность укрепиться на украинском рынке.

Деньги эти, по версии следствия, так и не дошли до адресата. Вернее – первый транш озвученной суммы, судя по предъявленному обвинению партнерам: одному – в мошенничестве, другому – в покушении на дачу взятки. В деле говорится лишь о 3,9 миллиона рублей, переведенных на счет Кожуховского. И потому у стороннего наблюдателя напрашиваются лишь две версии: то ли эти деньги чиновник присвоил, то ли надежды на нечистоплотность коллеги, отвечающего за распределение квот, попросту не оправдались, а потому между бывшими приятелями и пробежала черная кошка. Иначе чем объяснить, что Королев, которого еще с весны обвиняли во многих грехах (экологические, налоговые нарушения законодательства…), вдруг разоткровенничался и взял на себя участие еще в одном преступлении, рассказав следователям о попытках коррупционного подкупа? Связи-то вроде с инкриминируемыми ранее преступными деяниями никакой нет.

Однако, судя по публикациям всезнающих телеграм-каналов, имеющих в «органах» свои источники информации, обе эти версии можно смело отнести к ничтожным. Во-первых, коррупционное дело относится к 2015 году, а доподлинно известно, что Кожуховский стоял на страже интересов «ТопПрома» в ведомственных московских кабинетах чуть ли не до начала следственных действий против высокопоставленных руководителей данной угольной компании. То есть, ни о какой размолвке на почве вылетевших в трубу миллионов и речи не шло. Во-вторых, трудно поверить, что какой-то сотрудник министерства отказался за приличную сумму похлопотать за благополучие сибирской компании на украинском рынке. Риск-то минимальный: кто и когда мог бы об этом узнать – все же свои?! 

Предполагается, что дело совсем  в другом. Коррупционные ниточки, ведущие  в Москву, были обнаружены вскоре после изъятия документов – в процессе изучения нарушений налогового законодательства компанией «ТопПром». И Николаю Королеву были предложены два выхода из сложившейся ситуации: либо он продолжает делать вид, что всегда работал добросовестно, и тогда спецы на основе неопровержимых данных раскрутят его на полную катушку по всем видам выявленных преступлений, либо он идет на сделку со следствием.

Добровольное признание или рассказ в подробностях о том, кому, когда и сколько тот передавал денег в правительственные круги за лоббирование интересов компании, позволяет надеяться на вердикт, не лишающий бизнесмена свободы. Правоохранителям это позволит пополнить досье еще на одну группу лиц, которых следует держать «под колпаком» и сделать более разговорчивыми в иных ситуациях, а Королеву будет вменена не дача взятки, а лишь попытка на ее свершение.

А что же тогда с Кожуховским? Обещано было, что он также не станет фигурантом дела о коррупции как весьма серьезного преступления, а при должной откровенности будет обвинен лишь в мошенничестве – то есть, в присвоении денег своего приятеля, направленных на дачу взятки должностному лицу. В итоге все должны остаться при своих интересах – и следователи, получившие максимум информации о коррупционных сделках в правительстве, и новокузнецкие приятели, вызвавшиеся добровольно сотрудничать с правоохранительными органами.

Но что-то пошло не так. По крайней мере, на данном этапе. Добровольное признание и раскаяние Королева следователи приняли, а вот с Кожуховским вышла заминка: готовность к сотрудничеству там оценили, однако соответствующее положение на него (максимальное смягчение ответственности) не распространили. В результате, один находится под домашним арестом в весьма комфортных условиях, а другого привозят в Кемерово в наручниках. 

Мог ли Николай Владимирович не откровенничать и не «светить» Игоря Степановича по полной программе? Но он же не Зоя Космодемьянская. К тому же «льготы» по делу были обещаны обоим. А оно, видишь, как получилось. Да и ни к чему теперь анализировать. Как говорил незабвенный герой фильма «Гараж» Сидорин (а до него – Шарль Морис де Талейран-Перигор): «Вовремя предать – это не предать, это – предвидеть». 

 Владимир Максимов  

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here