Итак, в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве не так давно появилось название еще одной угольной компании из Кузбасса, считавшейся каких-то восемь-девять лет назад вполне перспективной – ООО «Шахтоуправление «Карагайлинское». О былых амбициях говорят и вполне солидный уставной капитал общества с ограниченной ответственностью – 1 033 220 тыс. руб., а также тот факт, что не кто-нибудь, а Газпромбанк уже на начальном этапе открыл для очередного угольного предприятия в Киселевске кредитную линию, превышающую 300 миллионов долларов. Правда, тогда «Шахтоуправление «Карагайлинское» еще входило в состав УК «Заречная».

Но это не так важно, кто куда входил: тот, кто следит за событиями в угольной отрасли Кузбасса, прекрасно знает, что практически все другие предприятия УК «Заречная» стали банкротами еще раньше. «Карагайлинское» потому и вывели из того состава, чтобы попытаться спасти. Увы, ничего не получилось. Красноречивее всего об этом говорят цифры итоговой деятельности шахтоуправления в последние годы: в 2018 при выручке 1,6 млрд рублей убыток составил 2,77 млрд рублей, в прошлом году эти показатели были равны 1 млрд и 3 млрд соответственно. Никаких надежд на спасение не продемонстрировала работа и в нынешнем году. Уже в первом полугодии убыток составил 632 млн рублей, а к сентябрю необходимо было где-то изыскать еще 1,3 миллиарда, чтобы обеспечить непрерывность производственного процесса… 

Немного об истории и благих намерениях  

«Вне всякого сомнения, мы относим угольную компанию «Заречная» к ведущим угольным предприятиям России, — рассказывал в 2011 году корреспонденту журнала «Уголь Кузбасса»  вице-президент Газпромбанка Андрей Богуславский в связи с началом строительства объектов «ШУ «Карагайлинское». — Более четырех лет наш банк активно работает с компанией, и относит ее к своим стратегическим клиентам, видит в «Заречной» надежного и перспективного партнера». Что ж, и на старуху бывает проруха. Именно с этого года и по сей день доли киселевского предприятия находятся у Газпромбанка в залоге. В 2016 шахтоуправление сменило собственника – им стал бизнесмен Павел Савкин. Но принципиально в данном раскладе ничего не изменилось: правильно распорядиться непрофильным залоговым активом в течение последующих лет банкирам, как видим, так и не удалось.

На собрании кредиторов, которое состоялось 17 августа нынешнего года, было принято решение не пытаться более оздоровить предприятие (внешнее управление по требованию ряда кредиторов было введено ранее), а обратиться в Арбитражный суд с ходатайством признать шахтоуправление банкротом и открыть конкурсное производство.  И 2 сентября Арбитражный суд Кемеровской области своим решением удовлетворил данное ходатайство. Чуть раньше внешним управляющим была осуществлена попытка продать права требования по ранее выданным кредитам на торгах. Но, вероятно, общая сумма задолженности – 45,2 миллиарда рублей, львиная доля которых приходится на Газпромбанк – не показалась привлекательной потенциальным покупателям. 

Впереди у конкурсного управляющего Евгения Рынденко еще пять месяцев, в течение которых он должен провести инвентаризацию имущества предприятия-банкрота, составить реестр кредиторов, попытаться отыскать имущество и средства «Карагайлинского», находящиеся у третьих лиц, и, конечно же, уволить наемный персонал, работающий на объектах должника – в шахте и на обогатительной фабрике. Оба предприятия довольно новые: шахта обрела вторую жизнь в 2014 году, а обогатительная фабрика была пущена в строй годом позже. До недавнего времени в шахтоуправлении числилось 930 человек. Мы, посетив предприятие, поинтересовались  у рабочих, сколько им осталось до часа «Х». Ответ последовал ожидаемый – чуть больше месяца.

День сегодняшний – критический

Собственно, вместе с банкротством шахтоуправления будут сняты с повестки дня и некоторые экологические проблемы. Дело в том, что шахта, используя воздухоподающий ствол, сбрасывала воду, выкачиваемую из недр, прямиком в близлежащий ручей. Вызывал беспокойство общественников и новоявленный «пруд», образованный на месте бывшего разреза: да, пока шло строительство шахты и фабрики, руководства «Карагайлинского» время даром не теряло, и организовало на лицензионном участке добычу угля открытым способом. Который впоследствии, находясь в непосредственной близости от автомагистрали, был превращен в шламовый отстойник – без какого-либо официального оформления.

Когда отстойник был заполнен, и возникла угроза серьезных последствий для соседних земель, шахтоуправление соорудило дамбу. А ее, по словам очевидцев, впоследствии прорвало. Не оттуда ли тянется в течение долгих лет не выплачиваемый штраф в 200 тысяч рублей по ходатайству Управления Россельхознадзора по Республикам Хакасия, Тыва и Кемеровской области? Теперь проблемы у залогодержателя другие. Вопрос лишь в том: надолго ли?

Скорее всего, совокупно основные фонды не стоят той огромной суммы в 45 миллиардов рублей, накопленных в виде долгов в результате неважной работы менеджмента, но по отдельности шахта и обогатительная фабрика вполне могут представлять интерес – и не только местным олигархам. Как отмечалось в 2011 году при презентации грандиозного проекта, пласты в шахте хоть и небольшие – около метра, однако не стоит забывать, что добывается здесь марка «Ж» – коксующийся и наиболее востребованный промышленниками уголь. Запасы же при ежегодной добыче полтора миллиона тонн позволяют интенсивно работать, как минимум, еще лет 20. 

Мощность обогатительной фабрики – 2,5 миллиона тонн. Хотя это и не предел. Переработка угля может представлять интерес и для потребителей-энергетиков – по крайней мере, об этом говорится на официальном сайте предприятия. О себестоимости и продажной цене при этом, правда, умалчивается, но она наверняка будет выше, чем переработка собственно энергетических марок.

Увы, весь оптимистический настрой комитета кредиторов одномоментно может быть снят элементарным изучением потенциальными покупателями бухгалтерской отчетности предприятия, приносящего в течение последних лет (причем, начало было положено задолго до кризиса и обвала мировых цен) вместо прибыли сплошные долги, которые с каждым годом только росли. Впрочем, этот нехитрый расчет может сделать любой, сравнив итоговую сумму нынешних долгов с общей суммой инвестиций (в районе 15 миллиардов рублей) к началу 2015 года, когда оба промышленных объекта были введены в строй. Давайте попробуем понять, откуда они взялись вопреки ожиданиям. Всегда ли отрицательный баланс был характерным для «Карагайлинского»? Отдельные беседы со средним управленческим персоналом увольняемых позволили частично восстановить некоторые причины негативного сценария событий.

 Привет с Украины…

Оказалось, что памятных событий более чем достаточно. Многочисленные скандалы, связанные непосредственно с производственной деятельностью предприятия и задержками выплаты заработной платы,  всегда были поводом для досужих разговоров в коллективе. И вдруг выяснилось, что, по большому счету, шахтоуправление «Карагайлинское», несмотря на оптимистические заявления владельцев бизнеса и основного кредитора, было обречено с момента своего рождения.

Планы на будущее в ЦОФ

Основным бенефициаром УК «Заречная», куда вошло вновь созданное на основе многомиллиардного кредита в Газпромбанке предприятие, был тогда украинский бизнесмен Виктор Нусенкис, получивший впоследствии и российское гражданство. Это имя наверняка хорошо известно тем, кто хоть мало-мальски интересуется экономикой. Но связано оно не столько со списком Forbes (хотя он и занимал в 2013 году 42-ю строчку в нем) или какими-то показательными успехами в сибирской глубинке, сколько с затяжным конфликтом с предполагаемым партнером Нусенкиса Геннадием Васильевым – бывшим генпрокурором Украины.

Тяжбы в судах Кипра и России длились не один год, и в итоге привели к тому, что УК «Заречная» в лице основного держателя акций – компании “Интерконсалтинг” – перешла под крыло «УВЗ-Логистик». Хотя там впоследствии и отрицали свое осуществление «операционного контроля». По той простой причине, что фактическим хозяином УК «Заречной» был кредитор – Газпромбанк, а не группа держателей акций из числа четырех физических лиц, куда входил все тот же Нусенкис. Собственно, украинские корни бизнесмена, доверие именно своим специалистам при проектировании и строительстве объектов шахтоуправления «Карагайлинское» и могло отрицательно повлиять на их дальнейшую судьбу.

По воспоминаниям горняков, украинская команда менеджеров доминировала на строящихся и вводимых в строй под Киселевском предприятиях вплоть до 2015 года. Все это время местные специалисты отмечали целый ряд необоснованных затрат, которые несло шахтоуправление, имеющее мощную финансовую подпитку от Газпромбанка. Речь лишь о тех затратах, которые были видимы без погружения в бухгалтерскую отчетность. Для привлечения на объекты рабочих были анонсированы сверхвысокие даже по сибирским меркам заработные платы. Не обижали управленцы, естественно, и себя. Более того, каждую пятницу они на самолете отправлялись домой – в Украину, а в понедельник снова возвращались к месту работы.  

Зная, что с 2011 года все права на шахтоуправление находятся у банка в залоге, “Интерконсалтинг” не сильно препятствовал разбазариванию чужих денег. А у самих банкиров до поры то ли времени не хватало, то ли желания, чтобы провести там независимый аудит. Хотя не только об оперативных расходах, а о вложениях в строительство гигантских сумм упрощенно говорилось примерно так: «Такого просто не может быть». Пришедшие затем на смену украинцам местные специалисты были уверены, что поживились в период строительства шахты и обогатительной фабрики здесь на всем, на чем только было можно – суммы затрат выглядели просто нереальными. 

Не случайно, что от попыток оздоровить экономику УК «Заречная» впоследствии отказались все, кого только не приглашал губернатор Аман Тулеев, озабоченный отрицательными показателями и задержками выплаты заработной платы. Последовательно этими компаниями были одно из предприятий угольного олигарха Александра Щукина, СДС…  А «Кузбассразрезуголь» отклонил предложение уже на предварительной стадии переговоров. И только тогда в Газпромбанке задумались о грозящей возможности не приумножить в перспективе капитал,  а реально потерять вложенные миллиарды. И тогда в Киселевск отправились представители дочерней компании «ГПБ Ресурс».

… Лучше бы они не приезжали. С позиции сегодняшнего дня очевидно, что Совет директоров банка принял наихудшее из решений, направив в Кузбасс неспециалистов, не знакомых ни с тонкостями угольного дела, ни со спецификой рынка, ни с потенциалом партнеров и поставщиков. Хотя могли ведь предположить, что данный бизнес не политика, где достаточно одной только эрудиции. Долговая яма, в которую уже попало шахтоуправление «Карагайлинское», теперь стала энергично углубляться.

От имени и по поручению Газпромбанка

Прибывшие в Киселевск представители «ГПБ Ресурс», конечно же, были заинтересованы в том, чтобы проявить себя с самой хорошей стороны перед вышестоящим руководством. Но и свой собственный интерес, если трезво взглянуть на цепь последующих событий, игнорировать не собирались.

Хотя началось все обнадеживающе: на предприятии наконец-то появились местные специалисты, которые, подсчитав все возможные риски, пришли к однозначному выводу – шахтоуправление вполне может стать рентабельным, чтобы в ближайшее время начать погашать долги. И вскоре у предприятия действительно появились деньги – не только на выплату заработной платы, но и на обеспечение безопасности, на создание более благоприятных условий быта рабочих, на организацию для них и их детей летнего отдыха… Все текущие затраты с лихвой окупались, можно было даже начать погашать кредиты банку и долги  отдельным поставщикам. Однако в процесс оперативного руководства все чаще стали подключаться «эффективные менеджеры» из столицы. 

ШУ “Карагайлинское”

Когда было предложено добывать уголь в пределах земельного отвода шахтоуправления «Карагайлинское» открытым способом, чтобы выиграть время для технической модернизации угольных лав, один из представителей «ГПБ Ресурс» попросил не афишировать инициативу, и заверил, что этот маленький секрет донесет до руководства банка сам. Дело было в феврале, а договор на разработку проекта был заключен только в сентябре. Такая вот оперативность. Но даже это не самое главное. Технико-экономическое обоснование разработки участка предлагалось поручить институту «СПб-Гипрошахт» без всякого проведения аукциона. Причем, решение было принято, несмотря на то, что данное компания не имела опыта выполнения работ в условиях Кузнецкого угольного бассейна при разработке месторождений с крутопадующим залеганием пластов.   

Почти полтора миллиона было заплачено институту в соответствии с заключенным договором, а на исполнение проекта понадобился год. Все это время проектировщики института консультировались со специалистами шахтоуправления, чтобы не допустить грубых ошибок. Но, тем не менее, без них не обошлось – был предложен более затратный вариант угледобычи. Думаете, урок пошел представителям «ГПБ Ресурс» впрок? Как бы ни так.

Следующий проект на сумму более 23 миллионов рублей было также поручено сделать данному институту, несмотря на активные возражения специалистов предприятия. Сценарий этого сотрудничества мало чем отличался от предыдущего: не имея своего представителя в Кузбассе, как и опыта соответствующих работ, проектировщики постоянно донимали местных инженеров расспросами и уточнениями, отвлекая тех от выполнения своих прямых обязанностей. Все равно не помогло. Оговоренный срок выполнения комплекса работ – 11 месяцев, а проект спустя год отправили только-только на экологическую экспертизу.

Для друзей ничего не жалко

Надо ли кого-то убеждать в том, что из-за подобных «мелочей» потом появляются комплексные и отнюдь непростые проблемы. Впрочем, возникали и вообще ситуации малопонятные, если смотреть на бизнес как способ зарабатывания денег, а не как на благотворительную организацию для ограниченного круга физических и юридических лиц. При том, что коксующийся уголь марки «Ж» по тем временам стоил 10-11 тысяч рублей за тонну, и долгосрочные договора на поставку по этой цене шахтоуправлением были заключены, представители «ГПБ Ресурс» инициировали его продажу «надежным партнерам» – за 5-6 тысяч. Заявив при этом, что в банке о данной инициативе прекрасно осведомлены, и ее одобряют. Знаете, почему-то верится в это – вряд ли посланники рискнули бы пойти на заключение таких сделок без серьезной заинтересованности вышестоящего руководства, осуществлявшего хоть и поверхностный, но контроль.

То есть, нынешние ахи и охи банкиров по поводу безвременной кончины десятков миллиардов на просторах Кузбасса следует в первую очередь адресовать в адрес собственного менеджмента, а не ссылаться на злой рок. Здесь, наверное, есть смысл привести еще один обсуждаемый в коллективе в красках пример – с приобретением для шахты «ШУ «Карагайлинское» очистного комбайна. Вы можете сказать, что проблем с приобретением высококлассной техники для угольной отрасли вот уж много лет нет и быть не может? Обывательские разговорчики. Специалисты «ГПБ Ресурс» не ходят проторенными тропами. Они где-то отыскали чешскую компанию, которая до этого никогда не производила сложную технику, но намеревалась сделать этот вид бизнеса – производство горного оборудования – одним из главных в своей деятельности. 

При встрече с инженерным персоналом шахтоуправления, который долго сопротивлялся данной сделке, говорилось о явной выгоде при ее заключении. Учитывая, что комбайн, о котором шла речь – модель экспериментальная, предлагалось выплачивать его стоимость (а это – 100 миллионов рублей) в течение длительного периода частями. И в случае, если он проявит себя не с лучшей стороны, собственник обязался его демонтировать и вывезти, а уже выплаченные деньги вернуть. Убедили – условия ведь действительно выгодные. Каково же было удивление управленцев шахтоуправления, когда выяснилось, что представитель кредитора «ГПБ Ресурс» произвел  с чехами сразу же полный расчет: деньги хоть и не такие уж большие – не миллиарды, но к тому времени на счету предприятия уже появились. 

Ну что ж, возможно техника и действительно неплохая, не всегда ведь и не у всех выходит первый блин комом. Увы… Ближе к Новому году, когда перед горняками только-только замаячили великолепные перспективы на одной из лав, комбайн безжизненно встал. Производитель в бессилии разводил руками. Дело в том, что все «мозги» для спецтехники были заимствованы у немецких компаний, а сами чешские производители в этой электронике ни бум-бум, как говорится. Ситуация осложнялась еще и тем, что немцы в эти дни массово вышли на Рождественские каникулы, отвлечь их от гуляний не представлялось возможным. Это же не стихийное бедствие, чтобы реагировать на просьбы из далекой России. К тому же, в цивилизованном мире не принято участвовать в каких-либо авралах. А из Газпромбанка в это время чуть ли не ежедневно поступал один и тот же вопрос: «Где уголь?».

Потому что бизнес непрофильный

… Комбайн тот, говорят, так и лежит по сей день где-то на территории шахтоуправления в разобранном виде. Руководство банка-кредитора о сложившийся ситуации к 2017 году на «Карагайлинском», о причинах, которые привели к очередной форс-мажорной ситуации, прекрасно знало. Но обвинило во всем местную команду специалистов, осуществлявшую оперативное руководство шахтоуправлением, а не тех, под чью дудку профессионалы были вынуждены плясать. Словом, если тенденция к саморазрушению на предприятиях-кредиторах у Совета директоров Газпромбанка продолжится, то ничего хорошего не стоит ждать и от предстоящих продаж основных фондов шахтоуправления после завершения конкурсного производства.  Шахта и обогатительная фабрика ШУ вполне могли бы процветать, приносить пользу и инвесторам, и Кузбассу, попади они изначально в хозяйские руки.

Владимир Максимов

Поделиться:

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. это все грустно.люди на улицу.А газпром все карманы набить не может.если шахта считалась перспективной. что произошло? с кого-то надо спросить. жаль.что эту статью в газпроме не будут читать.а Цевилеву она не интересна

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here