…После трагедии в «Зимней вишне» прошло уже больше двух лет. Годовщина этой печальной даты в 2020-ом прошла почти незаметно. Среди шумных флешмобов, акций и других малопонятных и бесполезных инициатив, которые периодически затеваются областными властями, сохранение народной памяти о жертвах пожара словно намеренно задвигается на задний план. Народный памятник – «Дерево скорби», обсиженное воронами – так и стоит на задворках территории кемеровского собора – без признаков обещанного благоустройства.  

Напомним, что пришедшая 25 марта 2018 года беда, когда во время пожара в «Зимней вишне» погибли, по официальным данным, 60 посетителей торгово-развлекательного центра, большинство из которых – дети, потрясла не только россиян, но и весь мир. «Волость» уже рассказывала, что сразу же после этой трагедии ульяновские кузнецы обратились к своим коллегам с призывом принять участие в создании народного памятника – «Дерева скорби». На эту инициативу откликнулись 150 мастеров из разных регионов России, а также из Белоруссии, Украины и Австрии. Количество выкованных вишенок соответствовало числу погибших в страшном пожаре. Данное «дерево», по замыслу кузнецов, должно быть обязательно установлено в Кемерове, на месте трагедии.

В августе 2018 года, когда народный памятник была собран, авторы проекта связались с администрацией областного центра. Но чиновники вместо благодарности попросили отсрочить отправку кованого дерева до годовщины трагедии. А когда в марте 2019 года памятник был доставлен в Кемерово, оказалось, что на месте трагедии ему не будет места. Кованое дерево, как сообщил губернатор Сергей Цивилев, решили увезти в Новокузнецк и подарить местным спасателям. Отметив при этом, что он не вписывается в концепцию проекта Парка Ангелов, который на месте трагедии обустраивал американец Джон Вайдман.

Чем американскому дизайнеру и заказчику-губернатору этот народный памятник не приглянулся, до сих пор неизвестно. Но после бурных возмущений тем, что дерево-памятник почему-то предполагается установить на территории аэромобильного спасательного учебно-тренировочного центра МЧС в Новокузнецке, его все-таки вернули обратно в Кемерово. Тогда кемеровчане даже подписывали петицию, упрекая в том числе и лично губернатора, что с памятником проводит непонятные и кощунственные манипуляции без учета мнения местного населения.   

«Вишенки, выкованные со слезами на глазах, а не сосны, выращенные как товар, символизируют нашу скорбь», – писал автор петиции Артём Жуков.

«Пора выходить всем городом на стихийный митинг. Что это такое: за нас решают, где поставить памятник!», – такие и более резкие эмоции переполняли кемеровчан. – «Почему 60-ти соснам, высаженным в память о жертвах трагедии, место в парке нашлось, а одному-единственному небольшому дереву, ковавшемуся с болью в сердцах в первые дни после пожара – нет?».

Неизвестно, сколько бы еще времени пришлось путешествовать оказавшемуся беспризорным памятнику, которому так и не нашлось приюта на месте трагедии. Не исключается, что в результате он мог бы оказаться где-то среди ржавого хлама в одном из пунктов по приему вторчермета. Однако осенью 2019 года это дерево – символ народной скорби – решили почему-то передать священнослужителям.

«Оно установлено, как и планировалось ранее, на территории Знаменского собора.  Работы по монтажу объекта ещё не до конца завершены», – пришло сообщение из пресс-службы Кузбасской митрополии.

Как, кем именно и когда принималось такое решение? Эти вопросы до сих пор остаются безответными. Автор проекта, художник-кузнец из Ульяновска, руководитель регионального отделения Союза кузнецов Александр Романов так комментировал происходящее:

«Видимо, отношение к трагедии людей, живущих вдалеке, не самое главное. Властями не было высказано кузнецам ничего в ответ на эту акцию, а ведь они делали это, потому что у каждого из них тоже есть дети, внуки».

Самым неприятным в сложившейся ситуации кузнец считает подорванное доверие людей, выразивших отношение к произошедшему своим трудом и талантом: «Они прониклись до глубины души. Они спрашивали, какова судьба их переживаний и волнений за погибших. Вот только ответить нечего».

Нынешнее состояние «Дерева скорби» после размещенных в сети фотографий буквально всколыхнуло интернет. На народном памятнике нет даже табличек, поясняющих, что это за композиция, по какому поводу она оказалась именно здесь, как к ней относиться. Былое раздражение и даже негодование снова захлестнуло значительную часть комментаторов. Кемеровчане в очередной раз взывают к совести областных и городских властей, которые своим отношением к символу памяти уже изрядно подмочили свою репутацию в глазах широкой общественности (орфография сохранена):

«Было бы лучше, если это дерево было бы установлено в Парке Ангелов. Не нужно оно там, где сейчас стоит… На территории храма – это лишь украшение территории, и то как-то небрежно смотрится (да ещё и ворона села отдохнуть), а в парке, было бы установлено – это видимая частичка “скорби и соболезнования” от всего мира… и к месту, и к событию…».

Многие отмечают, что у них складывается ощущение, что этот памятник, который всем миром ковали, теперь просто выкинули. Не нужен он оказался ни священнослужителям, ни властям, потому и смотрится, как сирота на помойке: стоит криво, ржавеет и кажется вот-вот упадет по-настоящему.

Сергей Маринин

Поделиться:

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Надо вспомнить, кем и кто был назначен гауляйтером Кемеровской области и тогда отпадут все вопросы о совести, сострадании, понимании и участии гауляйтера к людскому горю. Такие сущности не способны разделить всю горечь утрат. Да создатель им судья.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here