Все чаще “по странному стечению обстоятельств” киселевцы из числа критиков городской власти становятся фигурантами административных дел.

За последний год суды рассмотрели около десятка таких дел. Диапазон правонарушений, по которым они возбуждались, довольно разнообразен. Кто-то маску приспустил, объясняя полицейским, что за одиночный пикет задерживать противозаконно, и вот, пожалуйста, – “нарушил масочный режим”. А кто-то не тот репост в Интернете сделал, пособив тем самым экстремизму, с точки зрения правоохранителей…

Что касаемо недавнего случая с пенсионером Александром Белым, то в полицейский изолятор он был препровожден росгвардейцами как мелкий хулиган, якобы сквернословивший публично, чем глубоко ранил слух общественности. Но, говоря, что называется, без протокола, за задержанным числился куда более тяжкий грех. Ведь что учинил старый: раскритиковал на общественных слушаниях горсовета планы главы Киселевска Максима Шкарабейникова по ликвидации детского парка.

“Волость” об этом конфликте мэра с горожанами уже писала, напомню только о чем речь.

Поскольку власти к появлению детского парка в Киселевске рук не прикладывали (создан усилиями одного энтузиаста – Валерия Исаева), официального наименования он не имеет. Его называют еще и народным музеем, и парком инсталляций, и даже «арт-объектом наивного искусства». Но, как ни именуй это место, оно в любом случае популярно у детворы и их родителей. Уж больно затейливы фигурные композиции, сооруженные здесь Исаевым.

Рядом обелиск погибшим шахтерам в окружении сосен, посаженных родственниками в память о горняках, и тут же городская площадь торжеств. На её реконструкцию было выделено 120 миллионов, и под это дело власти решили убрать детский парк и заодно вырубить часть сосен.

Киселевцы возмутились, усмотрев в таком плане реконструкции признаки если не «распила», то самодурства, прикрытого «законными процедурами» (требование убрать неугодный объект городская власть, поддержанная прокуратурой, сформулировала в исковом заявлении в суд)…    

На защиту парка-музея поднялись тысячи горожан. За короткое время под протестной петицией было собрано более 10 тысяч подписей. Максим Шкарабейников, видимо, понял, что продолжать затеянный им спор с народом по вопросу, «кто здесь хозяин?» – дело рискованное, и теперь уже согласен на компромисс. Дескать, ладно, детский городок пусть останется, в вот те деревья, что не вписываются в архитектурно-планировочный замысел, нужно спилить…

Но, как говорится, поживем-увидим, а сейчас вернемся в «обезьянник», где был оставлен на ночь пенсионер. Там Александру Белому стало плохо. Была вызвана «скорая помощь». И несмотря на разъяснения врача полицейским, что больной диабетом нуждается в постоянном приеме лекарств, задержанного не отпустили, как требует в подобных случаях закон. Больше того, он на много часов был лишен воды и пищи.

Утром пенсионера доставили в суд, который полностью его оправдал, поскольку сколько-нибудь достоверных доказательств вины задержанного представлено не было…

Сейчас Белый подал в суд иск к стражам порядка о защите чести и достоинства. Он считает, что произвол, допущенный правоохранителями по отношению к нему, является не чем иным, как слегка замаскированной под «административку» попыткой наказать его за принципиальную позицию по защите парка-музея, в назидание другим критикам власти.

У автора этих строк, который пятикратно незаконно задерживался блюстителями беспорядка, представал перед судом и пять раз был им оправдан, есть все основания считать версию Александра Белого абсолютно верной. Мне, как журналисту, стражи в погонах прямо указывали, что писать статьи, критикующие власть, они не позволят.

Владимир Васильев

Поделиться:

2 КОММЕНТАРИИ

  1. “Блюстители” порядка пытаясь отстаивать интересы чиновников на прочь, можно предположить”, по своей юридической “образованности” забывают, что они содержаться за счет налогов которые собираются с людей которых они, “блюстители”, пытаются запугать своими задержаниями.

    • Надо напомнить блюстителям правопорядка о том, что написано у них в присяге. И не быть “цепными псами”, лягавой “мусарнёй”, в глазах всего трудового народа.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here