Вот мы и дождались очередного Дня шахтера, работа к подготовке которого, как правило, начинается сразу же после отгремевшего фейерверка в последнее воскресенье августа предыдущего. С Новым годом этому профессиональному празднику у нас, в Кузбассе, пока еще трудно сравниться, но вот с днями города в муниципальных образованиях, с Днем России или Днем защитника Отечества – запросто. По количеству и качеству культурных мероприятий, затрат на их проведение, а также на благоустройство – уж точно.  

К профессии шахтёра (с полным на то основанием) в нашей стране во все времена, как минимум, относились с большим уважением. А зачастую считали ее и героической. Потому и заработная плата там была впечатляющая. Завидуешь? Так иди – научим. Однако не все стремились добывать уголь в подземных условиях, понимая, какую опасность в себе таит непростая профессия. В семьях, где были горняки, в этот день не просто отмечали праздник, а не забывали вспомнить и о тех, кто не вышел из забоя. Как на фронте – праздник со слезами на глазах. Увы, сегодня многое из той прошлой жизни нивелировано.  Хотя опасность горечи утрат никуда не делась, но при этом появились весомые причины уже не в семейном кругу, а всем миром выпить за безопасность и здоровье “коногонов”. По которым так скучают там, где осваиваются новые месторождения.

Несмотря на то, что слово «шахтер» подразумевает весьма ограниченную категорию людей, занимающихся угледобычей или выдающих на-гора руду, отмечают его у нас теперь все, кто имеет отношение к углю. Кроме работников котельных. А ведь если обратиться к словарю русского языка Ожегова – одному из самых популярных, то можно прочесть следующее определение шахты: «1. Вертикальная или наклонная горная выработка, имеющая непосредственный выход на поверхность. 2. Горнопромышленное предприятие, ведущее подземную добычу полезного ископаемого; место добычи его». Никах упоминаний о разрезах нет и в Большой советской энциклопедии, и в толковом словаре Ушакова («Вертикальная горная выработка в виде глухого колодца, имеющая один выход на поверхность и служащая для связи подземных сооружений с поверхностью»).

Если вы попытаетесь искать синонимы к слову «шахта», то тоже вряд ли получите положительный результат для многочисленной армии взрывников, белазистов и экскаваторщиков. Наиболее популярные – выработка, пещера, полость… Вкупе с таким не ласкающим слух соловом как «задница» и еще более грубыми аналогами. Но есть все же спасательная соломинка для работников разрезов. Как утверждается в этимологическом словаре Крылова, понятие «шахта» возникло на основе немецкого глагола schaben (скоблить). В свою очередь, его корни уходят вообще в Грецию, и в результате слово «шахта» вполне может иметь такое близкое новым кузбасским веяниям значение как «яма, ров».   

Ну, schaben так schaben. Собственники разрезов своим отношением к окружающему миру, к населению рядом находящихся деревень и поселков, к садоводам после усиленного schaben настолько смогли сплотить против себя общество, что теперь одно только упоминание о них в ряде муниципалитетов Кузбасса придает речи негативный оттенок. Согласитесь, это прямо говорит о том, что никакого отношения к шахтерам данная категория профессионалов не имеет. Да, какой-нибудь собственник Николаев, решивший повлиять на жизнь тысяч людей в Новокузнецком районе, ковшами экскаваторов вплотную подойдя к домам и договорившись с властями о переносе автодороги, которая мешает ему извлекать прибыль, может способствовать проведению праздника-2019 в Гурьевском районе. Он там родился и вырос. Ну что ж, пусть ему местный глава администрации и памятник ставит, пока «партизаны» с юга разрабатывают план контрмер против его захватнических действий.

Вы только вдумайтесь: в Новокузнецком районе действуют «партизаны». Поверьте, это не выдумка. Если проехать, скажем, в поселок Апанас и пораспрашивать население, кому вы больше доверяете – местным или федеральным властям, правоохранительным органам или партизанам, в 70 процентах случаев получите утвердительный ответ на последний пункт опросника. Эта та группа таежников, которых и не видел никто (или «стесняется» в этом признаться), но зато знаком с результатами их деятельности. Пока что они серьезно осложняют жизнь в близлежащих лесах и черным копателям, и черным лесорубам. А завтра?  

Наша земля идет под нож темпами, заставляющими жителей юга и центра Кузбасса активно покидать родной край. А современные «стахановцы» продолжают строить планы по увеличению добычи. Открытым способом, естественно – так уголь имеет более низкую себестоимость. Никакие митинги, никакие воззвания к сознанию управленцев влияния не оказывают. Но, возможно, помощь все же придет оттуда,  откуда ее уже давно отчаялись ждать – от президента страны.  

«…И конечно, необходимо уделять особое внимание вопросам экологии. Гнаться за миллионами тонн в ущерб природе опасно, а значит, недопустимо, – сказал он вчера на встрече с руководителями угледобывающих регионов. – Так же, как и забывать о том, как и чем живут люди, есть ли в регионах работа для членов семей, как обстоит дело с дошкольными учреждениями, с учреждениями здравоохранения, образования».

Впрочем, наш губернатор Сергей Цивилев в ответном слове успокоил Владимира Путина. Оказывается: «Угольная отрасль стала уже принципиально другой, действительно внедряются самые лучшие технологии. Мы уже подошли к созданию такого совместного проекта, как социально-экологическая экспертиза — не только экологию учитывать, а учитывать еще мнение людей, и как люди будут жить, как они там будут работать».

Владимир Максимов

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here