Этот материал родился ситуационно. Заставила его написать новая редакция Конституции РФ, в которой теперь «всё для человека и во благо человека» – об этом стало абсолютно всем известно благодаря мощно проведенной агиткампании. Недаром же так активно голосовали за обновление жители России. А мы описываем здесь рядовую, в общем-то, для страны и Кузбасса ситуацию, чтобы затем вместе с вами понаблюдать, как она начнет исправляться под напором новых поправок.  

В газете «Мой город» («МГ», г. Берёзовский) есть интернет-портал, рассказывающий о жизни этого шахтёрского населённого пункта. 2 июля там была размещена информация о сносе так и не построенного (на пустыре близ городского суда и бывшего кинотеатра «Труд») большого спортивного комплекса. Сообщалось, что строящийся (с 2009 года) объект не отвечает ныне действующим нормативным требованиям, к тому же, практически неисправимые допущенные нарушения делают его реконструкцию нецелесообразной. Были и комментарии читателей по этому поводу.

3 июля данная информация с портала «МГ» исчезла. Не появилась она (и вряд ли появится) на страницах городской газеты, где должна отражаться жизнь города со всеми её «плюсами» и «минусами». Но, увы, не отражается. И потому многое из происходящего в городе остаётся тайной за семью печатями. В данном случае не надо даже гадать на кофейной гуще, чтобы догадаться, что убрать эту любопытную новость с интернет-портала принудила редакцию бдительная городская администрация. Почему, тоже догадаться просто. На ум приходит только две версии. Первая: о работниках администрации, даже давно покинувших свой пост, плохо говорить нельзя в силу корпоративной солидарности – как-никак, одни кресла протирали. И вторая: незачем быдлу знать правду. Перебьётся.

Все бы ничего, но своими манипуляциями «можно-нельзя» городская верхушка затягивает в это административное кубло и несчастных сотрудников городской газеты. Горожане давно бьют в колокола о том, что в газете нечего читать, что журналисты продались. Что когда-то одна из лучших газет области (получающая высшие призы в разнообразных всероссийских конкурсах) в настоящий момент превратилась в восхваляющий администрацию рупор, параллельно удаляющий со своих страниц правду современной жизни. Хотя её (правды) столько, что скоро об этом будут кричать и телеграфные столбы. Ведь люди многое видят и многое знают! Причём, знают иногда даже больше, чем есть на самом деле – слухи имеют свойство раздуваться как мыльный пузырь. Но это, видимо, представителей власти не волнует.

Наверное, многие догадываются, что не по своей воле, а по воле недальновидных местных политиков (то бишь, городской администрации) общественно-политическая массовая газета превратилась в обыкновенный информационный листок, своеобразный корпоративный вестник администрации Берёзовского городского округа. Не стало в ней журналистских расследований, исчезли даже мало-мальски критические материалы. Серьёзные события остаются где-то в стороне, и люди их «воспроизводят» по неведению на свой манер, искажая действительность разными слухами.

Словом, цензура стала такой жёсткой и нелепой, что читатели сами дали оценку газете, проголосовав рублем: её тираж с 11 800 экземпляров в 2001 году снизился до 4 100 экземпляров в текущем. Правда, слышатся отдельные голоса, что это нормально, что в век интернета печатная продукция отмирает. Отчасти с этим можно согласиться, если говорить о так называемых топовых новостях. К примеру, какой закон в Вашингтоне принял Трамп, сколько стоит нефть на мировых биржах, какой срок ожидает артиста Ефремова и что сказала Ксения Собчак по тому или иному поводу. Но вот о событиях муниципальных можно узнать только из местных источников информации, включая социальные сети. Но у последних сразу несколько существенных недостатков – размещенную там информацию редко читают, а уж тем более комментируют власти, да и сами поводы бывают чаще оперативными, чем достоверными.  

Согласитесь, трудно понять, почему изданию запрещено рассказать правду о «бородатом» разваливающемся объекте. На глазах у всего города огромное здание стоит в запустении много лет. К тому же, возведенное с браком, о чем долгие годы не было известно. Значительные средства были брошены на ветер, хотя не грех и допустить, что их с успехом все же «освоили» заказчики и подрядчики. Но это было давно, теперь же, как уверяют наши источники, на перестройку этого здания потребуется еще больше 1 миллиарда рублей.

Не секрет, что нередко никаких конкурсов по поиску генподрядчика на самом деле не проводится. Счастливчиков, выигравших тендер, просто назначают. Вот и в данном случае его (конкурса) тоже не было. Было смешно читать в приложении к изданию «МК» информацию о назначенном конкурсе: публикация появилась в то время, когда на строящемся спорткомплексе уже вовсю забивали сваи!

В подобном же духе проходило и облагораживание территории вокруг построенного храма Иоанна Кронштадтского. К областному Дню шахтёра, который проводился в Берёзовском в 2009 году, нужно было эту территорию заасфальтировать, однако конкурс объявили только после того, как работы уже начались. Журналисты изо дня в день ходили мимо данной стройки на работу и обратно, и, конечно же, всё видели и знали. Но были вынуждены лишь тихо возмущаться странностями тендера.

В этом году нелепо получилось даже с проектировкой дорожных разметок. Странно не столько то, что проводимый в сибирском захолустье тендер выиграли «специалисты» из Воронежа, а то, как была подготовлена конкурсная документация, какие приоритеты были в ней расставлены. Ведь на словах мы все ратуем за повышение занятости населения и пополнение местного бюджета, а на деле? Процветай Воронеж! Да и на практике вышло не лучше: воронежцы так «наразмечали» городские дороги, что водители взвыли – ни въехать, ни выехать из некоторых дворов. Пришлось исправлять. 

Что-то подобное творится сейчас и на реконструкции проездной дороги у дома № 37 по проспекту Ленина. Тендер на участие в выполнении региональной программы по облагораживанию окружающей среды выиграла кемеровская строительная компания «Монолит». Работы идут второй месяц, дорожные рабочие больше сидят, чем работают – то грейдера нет, то бетона. У кого бы узнать, как могла выиграть конкурс компания, у которой нет в достатке техники и материалов? Задавать этот интересный вопрос администрации города через газету бесполезно – наверняка будет ущемлён чей-то личный интерес или выставлено напоказ служебное несоответствие важного чиновника. Того самого, который помог стать исполнителем дорожных работ компании под руководством Симона Маратовича Симоняна.

Все перечисленное выше не попытка «отыскать блох» в городском хозяйстве – речь в данном случае не об этом. Для городского печатного органа установлена жесточайшая цензура, которая не идёт ни в какое сравнение с цензурой советских времён. Журналисты того времени знали, о чём нельзя писать (например, нельзя выдавать государственные тайны, нельзя ругать всю коммунистическую партию, но отдельных партийцев – можно и т.д.). Зато свободно можно было писать о строительном браке, о том, как приёмным комиссиям выкручивают руки при сдаче объектов с недоделками, даже о некоторых руководителях, чьё поведение несовместимо с коммунистической моралью…

Очень помогала газетчикам живая связь с населением, и многие темы они черпали из обращений и сообщений читателей. Работали на результат: журналистские расследования нередко помогали восстановлению справедливости. Сейчас такой связи с людьми нет. Мало кто решается обратиться за помощью в редакцию. От газет перестали ждать помощи.

Журналистов словно посадили на привязь. Им запрещено вскрывать причины и следствия подчас безобразных дел чиновников, рассказывать о нарушениях в ЖКХ, недостойном поведении работников правоохранительных органов и т.д. Все годы, пока в коммунальной сфере города небезызвестный В. Л. Чайковский действовал  как слон в посудной лавке, редакция аккуратно обходила эту тему – по чьему желанию, можно только догадываться. Правда, журналисты иногда пытались разобраться в происходящем, но не могли – ответы из разных органов приходили запутанные и непонятные. Потом всей редакцией разгадывали эти своеобразные «кроссворды».

Опубликовать критические материалы в областных газетах хоть и чрезвычайно трудно, но более вероятно, чем в городской газете «Мой город». Ну не положено сейчас оглашать в прессе жизненные реалии. «У нас столько лежит материалов, а публиковать не разрешают» – говорят в одной из газет области (поддерживаем связь). В итоге на страницах всех газет региона, особенно муниципальных, доминирует исключительно позитив: мы поём, пляшем, занимаемся спортом, ловим мошенников, карманников, прославляем волонтёрское движение, вспоминаем дела минувших дней. Текущая жизнь, поставившая перед населением ряд неразрешимых проблем (например, с теми же тарифами по ЖКХ, с медициной, образованием) остаётся в стороне. И население винит журналистов: не хотят сказать правду.

Друзья, желание есть, только возможности нет – сотрудникам средств массовой информации бьют по рукам: пиши только о том, что разрешают, или увольняйся. Грубое нарушение закона о СМИ стало делом обычным и очень привычным! Осуществляется жесточайшая цензура, которую НИКТО НЕ ХОЧЕТ ЗАМЕЧАТЬ!

Для чего тогда Закон «О средствах массовой информации»? Он абсолютно не работает! А между тем ст. 3 гласит: «Цензура массовой информации, то есть требование от редакции средства массовой информации со стороны должностных лиц государственных органов, организаций, учреждений или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы… а равно наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей, – НЕ ДОПУСКАЕТСЯ». Это положение закреплено и в ст. 29 п. 5 Конституции РФ: «Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается».

На деле же у нас запрещается не цензура, а свобода слова! Строго запрещается отражать жизнь такой, как она есть! В Берёзовском дело даже доходило до прямых угроз. В начале двухтысячных годов коллективу редакции было сказано «прямо в лоб»: не будете писать, как нам надо, закроем газету, останетесь без работы. Так что плевали чиновники и на свободу слова, и на право каждого выражать свободно свои мысли. Журналисты стали бесправными, как дядя Том (есть такая книжка про бесправие негров – «Хижина дяди Тома»).

Запрещая журналистам писать о насущном, городская власть (в том числе и депутаты горсовета) словно не понимает, что подобная политика приводит средства массовой информации еще и к безденежью. Газета и раньше еле выживала, но как-то справлялась. А сейчас из-за COVIDA-19 экономическое положение газеты ухудшилось еще больше. Редакция живёт исключительно за счёт рекламы и продажи своей продукции – газет. У журналистов и без того были небогатые зарплаты, но скоро совсем не станет и этого мизера. Тем не менее, замордованные газетчики с болью в сердце по-прежнему пишут лишь то, что им дозволено. Почему?

Недалёк день, когда очередной номер просто не выйдет в свет: уже сегодня нечем платить типографии. Психологически и морально истязая журналистов, городская власть ещё и держит их на голодном пайке. До 2015 года между администрацией и редакцией составлялись договоры на оказание платных информационных услуг, сейчас подобного рода документы мэрия подписывать отказалась. Мало того, администрация требует у редакции перечислять проценты со своей прибыли!

Иногда с грехом пополам наскребали на эти выплаты – когда экономическое положение в стране было чуть лучше. Да и благодаря общероссийским грантам как-то можно было держаться на плаву. Правда, последний из них был получен в конце прошлого года, да и тот ушёл полностью на погашение долгов. Сейчас «делиться» нет никакой возможности, а администрация по-прежнему требует: «Дай!». Уже не только идеологическая, а еще и финансовая угроза нависла над редакцией как Дамоклов меч. Не обидно было бы, если хоть кто-то чем-то помогал, но наоборот – там своей святой обязанностью считают лишь тотальный контроль за публикациями. Как в ОТК на военном заводе.

Неужели депутаты, называющие себя представителями народа, об этом не знают? О цензуре, о бедственном экономическом положении издания, о журналистах, которые могут в любой момент не забастовать даже, а просто остаться без любимой работы?.. Впрочем, все это – риторические вопросы: 1 июля газета отметила свой 55-летний юбилей, но поздравить коллектив никто не догадался – ни администрация города, ни депутатский корпус. 

Валентина Цыбо

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here