На многочисленные инициативы кузбасских властей люди по инерции еще реагируют, но при этом все меньше удивляются, когда под предлогом лучшей жизни продолжается активное наступление на содержимое их кошельков.

На днях привлек к себе внимание замгубернатора по промышленности, транспорту и экологии Андрей Панов, предложивший за возможность дышать более чистым воздухом, раскошелиться самым бедным слоям населения.По утверждению чиновника, экологические беды, медленно уничтожающие население региона, создают жители частного сектора, которые отапливают свои лачуги дешевым углем. Об этом он довольно подробно написал на своей странице в Instagram.

Никто не спорит, определенный «вклад» частный сектор в ухудшение атмосферного воздуха в промышленном регионе вносит, но вот чтобы повернуть проблему именно так – с ног на голову, – до заместителя губернатора пока еще никто додуматься не мог. Прежние его соратники по цеху хотя бы делали вид, что ведут работу именно с предприятиями, как с основными источниками загрязнения окружающей среды. Словом, своими нынешними революционными размышлениями, как сделать регион более комфортным для жизни, Андрей Панов вполне может сделать переворот в подходе к решению экологических проблем. Тем более что ему это положено по статусу – охрана окружающей среды входит в блок направлений, которые он курирует.

Впрочем, давайте более полно раскроем позицию областного чиновника. Заместитель губернатора посетовал на то, что многие жители Кузбасса отапливают дома углем, покупая в целях экономии топливо более низкого качества, и увеличивая тем самым уровень вредных выбросов в атмосферу. По данным Андрея Панова, в Кемерове 14,2% от основных выбросов – это вещества, выделяемые при сжигании угля в печах частного сектора.

«На первый взгляд процент не велик, но есть определенные «отягчающие обстоятельства», – считает замгубернатора, – Во-первых, это сезонность. В зимнее время, особенно в морозы, когда, как правило, бывают неблагоприятные метеоусловия, этот показатель доходит до 30% и выше. Во-вторых, выбросы от бытовых печей, трубы которых достаточно низкие (в отличии от промышленных труб), не рассеиваются: дым оседает тут же, в приземном слое».
По мнению Андрея Панова, переход частного сектора в крупных городах с использования традиционных марок углей на уголь марки Т смог бы существенно улучшить экологическую ситуацию. Однако, как он отмечает, есть одно «НО»: уголь марки Т дороже угля традиционных энергетических марок. Все ли будут готовы платить за него? За экологию, в конечном счете?

Здесь сразу же уместно будет сделать оговорку, что жители угольного края, населяющие частный сектор, в большинстве своем народ не богатый. Но, как бы это кому не показалось парадоксальным, находясь в окружении шахт и угольных разрезов, топить свои жилища им приходится углем невысокого качества, а попросту, как они говорят – породой, перемешанной с землей. Тепла от такого топлива немного, даже если кочегарить печки приходится в морозы круглыми сутками. Отходов от топлива тоже, как рассказывают, много: сколько засыпишь в топку угля, почти столько останется и шлака.

Но другого угля не предлагается, поэтому и покупают, какой есть. При этом тратят за сезон на такое вот сырье для получения тепла из скудного семейного бюджета около 15-20 тысяч рублей. А теперь им замгубернатора вместо того, чтобы предложить субсидии для приобретения более экологичного и качественного топлива или помочь с другими доступными источниками отопления (с той же газификацией, к примеру, или с централизованным отоплением), ставит вопрос ребром и предлагает еще раскошелиться – теперь уже на более дорогой уголь. Для их же, оказывается, блага – чтобы дышалось легче.

Мы воздержимся от дальнейших комментариев – пусть говорит народ. Вот только несколько сообщений, которые жители региона адресовали лично Андрею Панову в ответ на его инициативу, вызвавшую большой общественный резонанс (орфография и стилистика сохранены):

«Почему во всем обвиняют частный сектор? Всегда топили углём и не было никаких проблем. Уезжаешь в деревню к родителям, там все топят углём, там нет такой проблемы как в городе, всегда свежий воздух. Но когда приезжаешь в город, становится трудно дышать и небо серое почти каждый день».

«Предлагаю вам и платить за народ, который переплачивает за уголь. У нас уголь должны бесплатно раздавать населению Кузбасса».

«Не согласен о сильном влиянии частного сектора на экологию (живём на горе и видим откуда дым при смене ветра). Марку Т у нас гортоп не продаёт и не выдаёт по какой либо льготе».  

«Экологический мониторинг для города Кемерово стоит всего 2 млн. рублей. На эти деньги можно установить 5 автоматических станций, которые 2 раза в минуту передают данные на сайт. В режиме онлайн с помощью этих станций абсолютно точно можно определить источник загрязнения, т. к. станции еще и учитывают скорость и направление ветра. Если бы заместитель губернатора, губернатор, мэр и другие представители власти были уверены в своих словах, то уж нашли бы 2 млн. рублей, чтобы открыто, в режиме онлайн доказать, что наши промышленные предприятия не имеют отношение к загрязнению окружающей среды…».

Вероятно, Андрей Панов читает многочисленные и, порой, весьма нелицеприятные высказывания кузбассовцев в ответ на свою инициативу, но в дискуссию не вступает. Может потому, что тех, кто в мифической битве за чистый воздух его не поддерживает, чиновник заклеймил еще в феврале, назвав диванными аналитиками: «…Знайте, что промпредприятия конечно вносят свою лепту в создаваемый в г. Кемерово зимний смог, но не в таких объемах как нам подают “диванные аналитики”.

Сергей Маринин

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here