Наблюдая происходящее на экономической поляне Кузбасс, можно констатировать, что кризис продолжает углубляться, а попытки власти убедить население в обратном, с помощью объявления каких-то новых планов и проектов следует назвать пустопорожним трёпом.

На фоне робких сообщений о грядущем увольнении более полутора тысяч работников Юргинского машиностроительного завода, который много лет находится в полумертвом состоянии, в Кемерово прошло заседание общественной организации «Союз машиностроителей Кузбасса».  Напомним, что этот союз был создан ещё в начале «нулевых» руководителями самых крупных предприятий машиностроения, которые пытались сообща убедить угольщиков загрузить тогда ещё живые заводы Кузбасса заказами на горное оборудование.

Угольщики кивали головами, но сетовали на низкое качество местных заводов – а откуда было взяться высокому, если инвестиций в оборудование и подготовку кадров к тому времени никто не вкладывал, – а потому угольные компании заказывали оборудование за рубежом. Мол, угля оно выгрызает за единицу времени значительно больше, а головной боли по ремонту с ним меньше. Местным заводам была отведена роль пасынков. Что из этого вышло, каждый может судить по тому, в каком состоянии находятся эти предприятия в тех городах, где они ещё остались.

Тем не менее, принявшие участие в совещании высокие чиновники – губернатор С. Цивилев и руководитель Ростехнадзора А. Алешин – высказались о перспективах кузбасского машиностроения весьма оптимистично, хотя и обтекаемо:

– У нашего машиностроения огромный потенциал. Кузбасс — промышленный регион, и наша задача — как можно больше техники для предприятий региона производить на наших, местных площадках, – заявил Сергей Евгеньевич. – Это позволит загружать мощности машиностроительных предприятий, давать людям работу и уменьшить закупки оборудования за границей, увеличивать процент импортозамещения.

Все эти словеса, а как иначе назвать это заявление, на самом деле – трёп ни о чём. Кто ж будет спорить про огромный потенциал? Он есть у каждого предприятия и каждого отдельного человека. Проблема лишь в том, как его реализовать в нынешней экономической системе, когда самые простые вещи вплоть до гаек и болтов выгоднее завозить из-за рубежа, а не штамповать в Кузбассе? Кто будет против того, что горную технику для шахт и разрезов – пусть не всю, но хотя бы какую-то значимую её долю – можно и нужно производить на местных предприятиях? Но для этого надо очень много сделать: серьезно увеличить заградительные пошлины на импортное горное оборудование, выстроить кредитную политику так, чтобы машиностроителям заёмные средства были доступны и не смертельны.

Но об этом, понятно, ни слова сказано не было – не губернаторский это уровень влиять на кредитную политику в стране. Но тогда зачем и воздух сотрясать по поводу ах, какого большого потенциала!? А пока что в реальности ситуация выглядит так, как увидели её ученые нескольких НИИ, проводившие несколько лет назад анализ работы горного оборудования на отечественных предприятиях, в том числе и с учетом Кузбасса.

Их выводы таковы: доля импортного оборудования на подземной добыче (механизированные крепи, добычные комбайны) доходит до 80%. Доля гидравлических экскаваторов на открытой добыче угля – 100%. Карьерных самосвалов – 80%. Оборудование для обогащения угля – более 65%.

Ученые пришли к выводу: «Дальнейшее развитие тенденции роста использования горно-шахтного импортного оборудования может привести к полной технологической зависимости, что не может являться нормальным состоянием промышленности. Назрела острая необходимость импортозамещения и глубокой модернизации угольного машиностроения».

Улучшилась ли с тех пор ситуация с импортозамещением, про которое несколько лет российские пропагандисты трындели из каждого утюга, а теперь молчат как рыбы?

Ответ мы видим в судьбе Юргинского машзавода, где как раз и производили многие виды горно-шахтного оборудования, и дальнейшую судьбу которого в ближайший понедельник будет решать областной арбитражный суд. Долгов у предприятия – выше крыши, перспективы выбраться из финансовой трясины очень призрачны.

Но может это только в Юрге провал, а в других местах прорыв? Смотрим в свежие данные статистики производства машин и оборудования в Кузбассе: падение производства в июле текущего года, по сравнению с далеко не рекордным июлем прошлого составило 40,9%! За семь месяцев с начала года оно чуть меньше, но все равно катастрофично – 33,4%! Впечатляющий результат! Но потенциал-то есть! Много потенциала! Что с ним делать – неизвестно. А так-то мы ого-го! Особенно успешно обстоят у нас дела с намерениями. Тут мы впереди планеты всей!

Александр Сусоев

На снимке: Юргинский машиностроительный завод

Поделиться:

4 КОММЕНТАРИИ

  1. Думаю, Юрмаш ждет такая же судьба, которая постигла, например, такое машиностроительное предприятие как КЭМЗ, который сначала был раздроблен на 4 части, а затем с подачи или при прямом участии паразитов-силовиков был ликвидирован. Вместе со всей своей производственной базой, остатками старой, еще советской научной школы и высококвалифицированными кадрами.

  2. Пусть еще скажут “спасибо”, что это паразитье их просто скопом увольняет, а не убивает.

  3. Ну, совершенно неудивительно. С одной стороны, в Юрге бандиты с ментами всю жизнь грабят все, что ни попадя, в том числе и Юрмаш. С другой, народ либо по-тихому бежит оттуда (особенно, молодежь) либо сидит и молчит в тряпочку. Или откровенно прыгает на задних лапках перед абсолютно паразитарной властью в лице ментов-подонков. Так ему и надо.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here