Российская пресса сообщает о сенсационном событии в Кузбассе, делая это с опозданием на полгода и ссылаясь, как ни странно, на «Нью-Йорк Таймс» и «Гардиан».

Речь о «крупнейшем в истории выбросе метана» из выработок шахты «Распадская», случившемся в январе, о чем сообщила отечественная пресса в конце минувшей недели вслед за американским и британским изданиями. Тамошние ньюсмейкеры, в свою очередь, ссылаются на данные некой канадской компании под загадочным наименованием GHGSat. Якобы беспрецедентная по своим объемам утечка метана была зафиксирована на кузбасской шахте благодаря спутниковому мониторингу, проводимому этой фирмой.

А вот как, к примеру, описывает сей растянутый во времени катаклизм «Новые Известия»: «По данным спутника, в январе этого года из шахты выбрасывалось около 90 тонн метана в час. Эксперты полагают, что утечка была активной по крайней мере за полгода до получения этих данных, и достаточно велика сейчас, когда ее интенсивность составляет треть от рекордного январского уровня».

Тут, естественно, возникает вопрос: почему о январских выбросах, «крупнейших за всю историю наблюдений», становится известно только в июне? (Кстати, уже само упоминание «исторических масштабов бедствия» явно притянуто за уши, поскольку спутниковый мониторинг утечек метана из недр Земли проводится всего лишь несколько лет). На что специалисты из GHGSat отвечают как-то не слишком убедительно: дескать, они сами не сразу поверили в достоверность полученных данных спутника и долго их перепроверяли…

Не будучи спецом в горном деле и уж тем более в области космических наблюдений, не рискну оспаривать данные, полученные канадскими учеными. Однако даже мне, дилетанту, сдается, что январские утечки метана из выработок «Распадской» было бы правильнее назвать ураганным вихрем, учитывая показатели плотности газа и интенсивность выброса (90 тонн в час!), на которых настаивают канадцы. И одному Богу известно, как шахтная вентиляция смогла привести такой сквозняк (если он действительно случился) к норме допустимой концентрации метана.

И вот что еще странно: архив январских новостей не содержит каких-либо упоминаний об эвакуации горняков из забоев «Распадской» или об остановке шахты из-за её загазованности. Зато на информационной ленте тех дней имеется сообщение о том, что 11 января внеочередное собрание акционеров ЕВРАЗа одобрило выделение ПАО «Распадская» в независимую от холдинга компанию.

Как известно, позднее процедура вывода угольных активов из состава холдинга была свернута до окончательного прояснения ситуации, сложившейся после объявления санкций против корпорации и персонально в адрес её основных владельцев…

Сопоставление этих обстоятельств позволяет, на мой взгляд, вполне логично объяснить странную задержку GHGSat с публикацией сведений о зимней утечке метана на «Распадской». Вполне возможно, данные о ней изначально считали ошибочными и поэтому не собирались обнародовать. Но уже весной в силу известных событий акционеры ЕВРАЗа потеряли статус «социально близких Западу джентльменов», превратившись в «путинское окружение», которое нужно было примерно наказать. Что и было исполнено.

Выдача «Распадской» — а, значит, и ЕВРАЗу – «метановой метки» представляется, на первый взгляд, едва ли не самой щадящей мерой из арсенала репрессий, примененных в последние месяцы к холдингу и его владельцам. Подумаешь, дискредитация компании по экологическим основаниям — ой, как страшно! Погодите усмехаться. Перефразируя текст мефистофельской арии, люди и бизнес нынче гибнут не столько за металл, сколько из-за метана. Это происходит не только в забоях – по причине взрывов газа, но и на энергетических рынках, крайне чувствительных к «парниковым эффектам».

Все сказанное выше вовсе не означает, что на самой крупной российской шахте метановая опасность – всего лишь иллюзия. Насчет метана все замётано – так мог думать разве только топ-менеджер «Распадской», уличенный недавно прокуратурой в даче взятки инспектору Ростехнадзора…

И дай Бог, чтобы никогда не повторилась катастрофа, случившаяся здесь двенадцать лет назад. Большинство изданий, перепечатавших на днях в том или ином виде зарубежные сообщения о «беспрецедентной утечке метана», тоже вспомнили о взрывах 8 и 9 мая в 2010 года, «унесших жизни 66 горняков».

Вынужден поправить коллег. Увы, жертв было намного больше. Погибли тогда 91 человек, еще 133 шахтера получили травмы различной степени тяжести. Двенадцать лет – не такой уж большой срок, чтобы забыть эти цифры.

Александр Ходос

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here