Новокузнецкий энтузиаст Николай Ташкеев, верящий в то, что рано или поздно в России будут честные и прозрачные выборы во все институты власти, продолжает свою нелегкую борьбу за права избирателей. Мы уже рассказывали об основных ее этапах. Ведется она, в основном, не на площадях и улицах, а несколько иначе: дома – за просмотром сотен часов видео, зафиксировавших в ходе голосования очевидные нарушения, в кабинетах представителей правоохранительных органов, в залах судебных заседаний…

– Хотелось бы прежде всего обратиться к тем, кто считает, что я политически ангажирован, что меня интересует исключительно вопрос смены власти, – улыбаясь, говорит Николай Иванович. – «Побойтесь Бога», – хочу я возразить. В данном случае я руководствуюсь исключительно позицией президента страны Владимира Путина. Вот же цитата из его выступления от 30 октября 2018 года: ««Никто не имеет права препятствовать свободному волеизъявлению граждан искажать их позицию, заявленную на голосовании. Любое незаконное вторжение в ход выборов, в общественно-политическую жизнь, попытки нечистой игры на этом поле должны жестко пресекаться». И это было сказано по поводу 25-летия избирательной системы в России. Тут я сторонник президента на все сто процентов. И мне даже страшно осознавать, сколько у нас с ним противников.

Николай Ташкеев

Серьезных выборных кампаний в ближайшее время в Кузбассе не предвидится. И, кажется, можно было бы несколько передохнуть. Но на взаимодействие с органами прокуратуры, Следственного Комитета, судами, где рассматривается масса поданных им жалоб, апелляций уходит практически все время. Мы обязательно вернемся к дню сегодняшнему и опишем, как это происходит де-факто, а пока давайте сделаем небольшой экскурс в недавнюю историю избирательных буден региона.  

 «Моя совесть чиста». Вот и СК так считает, и суд

Напомним, месяц назад завершились судебные слушания в Таштагольском муниципальном районе Кемеровской области по ряду уголовных дел, возбужденных Следственным Комитетом в отношении «карусельщиков» и отдельных членов избирательных комиссий, чье участие в подтасовке результатов голосования было доказано. Ташкееву все-таки удалось убедить сотрудников СК обратить внимание на очевидные факты.

Все уголовные дела рассматривались по отдельности, но имели общую канву. К обвиняемым – а их в общей сложности было восемь человек – судьи по ходатайству все того же СК применили статью 25.1 УПК РФ (прекращение уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа). Оставив, тем самым, без внимания изначально выдвигаемые обвинения по статье 142.2 часть 3 (фальсификация избирательных документов группой лиц). И назначили фигурантам, организовавшим в городе Таштаголе массовое нарушение процедуры выборов в сентябре 2018 года, незначительный штраф – до 15-20 тысяч рублей. Вот так у нас «жестко пресекаются попытки нечистой игры».

Все обвиняемые признали себя виновными. Но вот раскаялись ли? Примечательно, что статья 25.1 предусматривает и возмещение ущерба (или заглаживания вины иным образом), нанесенного преступлением, а не только штраф. При вынесении первых обвинительных приговоров выяснилось, как удалось загладить свою вину перед обществом фигурантам рассматриваемых дел: в суде было озвучено, что «карусельщики» принесли свои извинения председателю муниципальной избирательной комиссии Анне Шмидт (?!). Тому, собственно, кто будучи на ответственном посту и допустил беззаконие. А когда дошла очередь до рассмотрения дел обвиняемых уже из числа членов УИК – непосредственно подчиненных все той же Шмидт, о «возмещении ущерба» почему-то вообще предпочли не вспоминать.

– После рассмотрения самого последнего дела – в отношении члена избирательной комиссии №1412 и учителя школы №9 Валентины Татаркиной, я подошел к ответчице и задал простой вопрос: Вам не стыдно?», – рассказывает Ташкеев. –  На что последовал такой же простой ответ: Нет. Моя совесть чиста».

Храните исправления в сейфе. Если они у вас есть

… Ровно три года назад накануне выборов в  Совет народных депутатов Новокузнецка, в муниципальном образовании шли нешуточные баталии. Городская избирательная комиссия, возглавляемая покинувшей вскоре свой пост Ольгой Ершовой, отказала в регистрации практически всем 17 самовыдвиженцам. Решения эти, понятное дело, выносили члены различных окружных комиссий, однако такую массовую нелюбовь к беспартийным кандидатам в депутаты не без оснований связывали с позицией вышестоящей инстанции, которая соответствующим образом проинструктировала «низы».

Наделять депутатскими мандатами членов теряющей свою популярность «Единой России» с каждым годом становится все труднее даже в Кузбассе, где бывшим губернатором Тулеевым деловые качества руководителей муниципальных образований, а также правоохранительных органов и бюджетных организаций оценивались прежде всего по тому, как они проявили себя во время выборов, чтобы обеспечить максимальный успех правящей партии. Если с условно идеологическими оппонентами – ЛДПР, КПРФ, «Справедливая Россия» – справиться было не так трудно, учитывая их невысокий рейтинг и нехватку наблюдателей, чтобы жестко контролировать ход избирательного процесса, то самовыдвиженцы вполне могли преподнести любые сюрпризы, внести ненужную, с точки зрения действующей власти, сумятицу в умы электората.

Отсеяли избиркомы лишние фамилии на предварительном этапе на одном и том же основании – был забракован определенный процент подписных листов. Почти все из тех 17 претендентов на звание кандидата в депутаты после этого отказались от дальнейшей борьбы. Но были и исключения, которые продолжили отстаивать свои права в судах. Они вскоре и предоставили значительной массе населения Новокузнецка весомые доказательства: система, включающая в себя практически все институты государственной власти, не остановится ни перед чем, чтобы не позволить выскочкам ее сломать. Лучше, чем описана  процедура слушаний в суде по иску В.О. Смирнова в городской газете «Кузнецкий рабочий» того периода, наверное сделать не удастся, поэтому давайте просто возьмем небольшой фрагмент оттуда.

«Отказ состоялся на основании того, что привлеченный эксперт УМВД по г. Новокузнецку Шипилов А.В. указал, что по результатам его исследования подписных листов в поддержку Смирнова даты в них рядом с некоторыми подписями проставлены не самими гражданами, а кем-то другим. Неправильно наклоняются единички, подозрительно изгибаются двоечки, троечки недостаточно округлы и симпатичны.

Четверо свидетелей, пришедшие на суд и допрошенные, клятвенно уверяли, что рядом с их подписями в подписных листах стоят даты, проставленные собственноручно ими, и никем другим. Что они оказывают полную поддержку названному кандидату и готовы еще хоть десять раз расписаться в присутствии судьи и других свидетелей и хоть двадцать раз проставить дату.

Но “её честь” была непреклонна… Я едва не рыдал, прочитав в материалах дела: “Суд считает, что показания указанных свидетелей не могут опровергать выводы, указанные в заключении эксперта…».

Ничем закончились попытки отстоять свои права и у еще одного несостоявшегося кандидата в депутаты – Лолы Рутковской. Действующий юрист передала подписные листы в избирательную комиссию, однако предварительно все их скопировала. Такого подвоха со стороны претендента в кандидаты не ожидали. После того, как в суде было зачитано экспертное заключение все того же Шипилова, Рутковская попросила ознакомить ее с обнаруженными в подписных листах исправлениями, чтобы сверить с собственным архивом. В этом ей было отказано. Но настойчивость, а также решение вышестоящей инстанции – областного суда, вскоре позволили познакомиться с «ошибками» и сравнить записи с сохранившимися оригиналами. Можете и вы сопоставить их с избирательным творчеством неизвестных авторов. Но вот кто, в прямом смысле слова, приложил руку к фальсификации данных документов, установить в итоге так и не удалось.    

Лола Рутковская

С момента описываемых событий прошел год. И вот, наконец, представитель Следственного Комитета, в который обратилась Лола Рутковская, дал ответ. Следователь Марина Генинг пояснила, что избирательные права заявителя нарушены не были. В ходе тщательно проведенной проверки удалось выяснить, что подписные листы председателем окружной избирательной комиссии Т.Н. Новиковой сразу же после их получения были немедленно положены в несгораемый сейф, а созданная ею же комиссия подтвердила, что посторонние доступа к документам не имели и внести исправления не могли.

Могла ли внести исправления сама Новикова сотоварищи? Видимо, такой кощунственный вопрос даже в мыслях не мог возникнуть в голове следователя. А значит, подобный сценарий развития событий не рассматривался вообще.

Любопытно, что до этого Рутковскую, сторонницу «Единой России», коллеги по партии с не меньшим эффектом «прокатили» во время праймериз. Видимо, никому в партии не понравились ни программа кандидата, ни контроль за ходом предварительного голосования, который они организовали вместе со своим мужем Вячеславом – тоже юристом. О том, как фальсифицируются итоги голосования даже в ходе праймериз, они готовы рассказывать долго и в деталях. Однако это – отдельная тема. К тому же, сугубо внутрипартийная.    

– Да, я действительно сторонник «Единой России», – говорит Лола Рутковская. – Но отношусь не к тем, кто идет туда по карьерным или меркантильным соображениям. Мне хотелось бы сделать ее более уважаемой в обществе. Хотелось бы использовать те возможности, которые есть у партии власти, чтобы оказывать конкретную помощь людям.  

«В необоснованной жалобе отказать». 30 февраля, подпись…

… Бумаги, исправления, странные решения. Скажите, это дела давно минувших дней, зачем их ворошить сегодня? Хотелось бы верить, что президент Путин не просто призвал к жесткой реакции на нарушения избирательной процедуры, но различные ведомства получили из Кремля и соответствующие указания – создавать хотя бы видимость какого-то порядка и здравого смысла, когда речь заходит о выборах. Увы.   

Николай Ташкеев – постоянный «гость» в Следственном Комитете, куда периодически носит свои заявления в надежде наказать наиболее ретивых фальсификаторов. Вот и в марте 2019 года он три дня обивал порог правоохранительного учреждения, базирующегося в Новокузнецке, чтобы получить ответ на свою жалобу. Два дня прошли в бесплодном ожидании, а на третий мы курсировали по пустынным коридорам уже вместе. Было это 20 марта, когда заместитель следственного отдела И.Ю. Лепихов пообещал предоставить заявителю аргументированный ответ. То, что это будет очередной отказ на поданную жалобу, сомнений не вызывало.

И вот, наконец, все формальности соблюдены, и спустя пару часов из канцелярии Ташкееву вынесли необходимые бумаги. Что же мы видим? Как на основном документе, так и на приложении стоит дата ответа – 6 марта. Походя, ничуть не смущаясь и никого не боясь, фабрикуется срок ответа, установленный ведомственным регламентом. Что же тогда происходит с более серьезными, но столь же запрограммированными решениями?

Беседа с еще одни руководителем Следственного Комитета, ведущим работу в Новокузнецке, Артемом Гололобовым, не внесла абсолютной никакой ясности  о роли данного ведомства в борьбе с беззаконием во время избирательного процесса. Мы оба пришли к выводу, что нет никакой необходимости выносить слишком строгий приговор против прямых организаторов нарушений на участках в Таштагольском муниципальном районе и лишать их свободы, однако мнения относительно последовательности действий следователей, возбудивших уголовные дела, разошлись. Почему именно СК как возбудил уголовные дела, так сам же и ходатайствовал  перед судом о замене уголовного дела на статью об административных нарушениях? Хотя сделать это мог и непосредственно суд или прокурор…

Артем  Николаевич считает, что ничего страшного не произошло – да, люди наказаны только штрафом, но сам факт привлечения к уголовной ответственности будет теперь сопровождать махинаторов по жизни. Как? Каким образом? Перед судом предстала начальник образования Таштагольского района, другие работники администрации, преподаватели, и все они остались на своих рабочих местах, чтобы не только, как ни в чем не бывало, и далее воспитывать подрастающее поколение, но и продолжить формировать вокруг себя свое собственное неуважительное отношение к закону.

Что же касается сфабрикованной даты ответа своим коллегой на жалобу Ташкеева, то Гололобов пообещал вникнуть и разобраться. И если факт будет доказан, то последует наказание. Хотя почему-то в подобное развитие событий не очень-то верится.

Наблюдать за ходом выборов в Таштагольском муниципальном районе Ташкеев был приглашен вместе с другими новокузнецкими активистами в качестве наблюдателя Вячеславом Черновым – еще одним пропагандистом здорового избирательного процесса в Кузбассе. Спортсмен и предприниматель Чернов в этот раз пробовал сам баллотироваться в областной парламент. А привел его в политику случай. Однажды он решил принять участие в роли наблюдателя от партии «Яблоко». И попросту ужаснулся от происходящего в ходе голосования и при подсчете бюллетеней. Как все эти члены комиссий – жители небольшого города, в котором многие друг друга знают, могут так беззастенчиво фабриковать итоги голосования? И при этом считать «ненормальным» того, кто призывает к элементарной порядочности.

– Самым большим потрясением для меня стало то, что чудовищные преступления совершали обычные женщины, учителя, врачи, служащие, – написал он недавно, вспоминая те дни своего крещения, состоявшегося год назад. –  То, что для меня выглядело, словно на моих глазах убили и расчленили младенца, выпив его кровь, для этих женщин было рядовой процедурой, которую они совершали хладнокровно, расчетливо, методично, действуя слаженно и совершенно спокойно. С твердой решимостью прорываться сквозь любые препятствия, чтобы завершить преступление. 

Как голоса избирателей и в воде тонут, и в огне горят

После завершившихся судов в Таштаголе, Николай Иванович вновь сконцентрировался на нарушениях в родном городе. Собственно, и упомянутый выше поход в СК был связан именно с этой частью его борьбы за чистоту выборов. Ведь преступления в этой сфере становятся все более изощренными.  

К наиболее экстравагантным следует отнести случай затопления 350 килограммов избирательных бюллетеней в подвалах Кузнецкого района родного города с последующей ликвидацией «пришедших в негодность» документов в печи одного из промышленных предприятий. Но даже и он уже перестал быть уникальным. Коммунальные «аварии», где хранятся архивы территориальных избирательных комиссий, стали возникать и в других регионах страны.

 – Действительно, доказать, что документы в непромокаемых мешках были умышленно «затоплены», а затем сожжены, чтобы замести все следы махинаций с итоговым подсчетом, будет трудно, – комментирует Ташкеев наметившуюся тенденцию. – А при не заинтересованности правоохранительных органов в истине – просто невозможно. Но ведь статью «за халатность» для ответственных лиц никто не отменял. Именно такого рода возбуждения уголовного дела я и добиваюсь».   

Речь на этот раз идет о мартовских президентских выборах 2018 года, когда Ташкеев был членом одной из территориальных избирательных комиссий в Новокузнецке. Вот что он сам говорит о тех памятных для него днях.

– При ознакомлении с итоговыми протоколами меня насторожила сверхвысокая и ровная явка (около 84 процентов) на большинстве участков Кузнецкого района. Чтобы развеять сомнения в подлоге, стал просматривать видеоматериал (во время выборов велась видеосъемка). В результате, просмотр и анализ убедили меня в обратном. Во всех десяти УИКах, просмотренных мной, количество избирателей по протоколу резко отличалось от фактического количества, которое зафиксировали камеры видеонаблюдения…».

Была проделана сумасшедшая по объему работа, итогом которой стали следующие результаты: на УИК №637, к примеру, по документам проголосовало 1637 избирателей, а к урнам подошли, чтобы опустить заполненный бюллетень, всего лишь 1157 человек. Допустим, Ташкеев где-то и ошибся. Но ведь не на полтысячи же. На участке №647, по данным видеозаписи, проголосовало 1271 избирателей, но в официальном протоколе значится совершенно другая цифра – 1857, или на 586 больше. Самым же криминальным оказался 649-й участок: видеофиксатор «насчитал» всего лишь 636 избирателей, а опущенных в урну бюллетеней в итоговом протоколе значится почти в три раза больше – 1831.

И потекли ручьем жалобы в СК. Почему «ручьем»?

– Во-первых, потому что нарушения необходимо было рассматривать по каждому из десяти участков в отдельности, во-вторых, следователи СК не собирались заморачиваться видеографической экспертизой и попросту отказывали в возбуждении уголовных дел. Эти решения, естественно, мной опротестовывались, а затем все начиналось сначала с известным уже исходом. Пока однажды не последовал запрос от следователя П.В.Нехорошева к руководителю ТИК Кузнецкого района Г.И. Фоминой предоставить для анализа хранящиеся в архиве избирательные документы. Тогда-то и случилась вдруг «авария», после которой бюллетени были преданы огню. Запрос следователя был инициирован в первой половине дня (8 августа 2018 года), а уже в 14 часов в хранилище ТИК «прорвало трубу».

 Вскоре после этого Г.И. Фомину освободили от обязанностей председателя территориальной избирательной комиссии, а затем на нее был наложен и административный штраф – за то, что не обеспечила сохранность документов в течение предусмотренного законом срока. Вот и сейчас следователи СК в приватном разговоре говорят: «Она же наказана, что вы еще хотите?».

– Помилуйте, – возмущается Ташкеев. – То, что Фомину избавили от общественной работы председателя территориальной избирательной комиссии, возможно,  ее даже и порадовало – пусть кто-то другой теперь со своей совестью в прятки играет. Однако она по-прежнему возглавляет отдел торговли и развития предпринимательства администрации Кузнецкого района.

Ташкеев продолжает борьбу в кабинетах СК, чтобы возбудить уголовное дело и наказать правонарушителя «за халатность», создав хотя бы прецедент в назидание тем другим, кто считает свободное волеизъявление граждан и наши конституционные права не основой демократии, а незначительной провинностью, за которую разве что слегка пожурят.

Ни белые, ни красные. Только единые

Во время сентябрьских выборов прошлого года (избирался губернатор области, глава Новокузнецка и депутаты областного Совета) была придумана еще одна технология избавления от нежелательных наблюдателей. За несколько минут до закрытия избирательных участков, то есть, перед началом подсчета голосов все они изгонялись со своих мест председателем УИК в связи с тем, что выданное им удостоверение наблюдателя якобы было неправильно оформлено. Причем, это касалось не только представителей независимых кандидатов, но и партийных делегатов. Хоть ЛДПР тебя послало, хоть КПРФ – на мороз! Не беда, что в течение всего дня к этим людям не было никаких претензий.

Леонид Бураков

Следить за реакцией коммунистов на очевидно неожиданный трюк сильных мира сего было особенно интересно, потому что всю информацию они оперативно выкладывали в сеть. Будучи сам кандидатом на пост главы города, руководитель местного отделения КПРФ Леонид Бураков пытался чуть ли не с боем вернуть своих представителей на законные места. Тщетно. К председателям и другим членам избирательных комиссий, сочувствующим правильному курсу правильной партии и ее правильного правительства, на помощь тут же приходили сотрудники УВД и вежливо просили не мешать работе УИК… правильно подсчитывать голоса избирателей.  

Спрашиваю лидера местных коммунистов: «Жаловались впоследствии куда-нибудь? Был ли обнадеживающий ответ?».

– Мы отправили запрос в прокуратуру, – говорит Леонид Бураков. – Чтобы там прояснили ситуацию с одним из наиболее вопиющих случаев, произошедших в Заводском районе. Речь шла о нарушении закона сотрудниками УВД, которые способствовали выдворению наблюдателей. Однако надзорное ведомство переправило его для подготовки ответа в то же отделение полиции, на которое и просили обратить коммунисты особое внимание. А те в ответ на наш запрос написали примерно следующее: «Мы действовали в рамках закона, никаких нарушений в ходе служебной проверки не выявлено».

Ясно, что в такой ситуации, когда на «Единую Россию» работает не только административный ресурс, но и практически вся правоохранительная система, добиться прозрачности выборов без массового вовлечения тех, кто на деле, а не на словах хотел бы сделать все возможное, чтобы иметь легитимно избранных представителей народа во всех ветвях власти, невозможно. Это касается и беспокойных одиночек, и целых партий, представляющих оппозицию. Поэтому в Кузбассе в конце прошлого года и было на общественных началах создано «Движение независимых наблюдателей Кузбасса» (ДННК). Среди ее инициаторов все те же знакомые лица – Николай Ташкеев, Вячеслав Чернов, Владимир Шехтман, организатор «летучей бригады» наблюдателей…

Последний из выше перечисленных в беседе с корреспондентом отметил, что общественники большие надежды возглавляют на молодое поколение, которому предстоит планировать свою жизнь на многие годы вперед. Прежде всего именно им нужна и ясность, и прозрачность в принимаемых депутатами, представителями исполнительной власти решениях. А она может стать такой только в том случае, если прозрачным станет предварительный избирательный процесс.

Владимир Шехтман

Число членов ДННК растет. Не так быстро, как хотелось бы, но большие надежды на популяризацию общественного движения организаторы возлагают на свой сайт, который должен вскоре появиться в сети. К сожалению, оппозиционные парламентские партии пока на данный процесс никак не отреагировали.

Поделиться:

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here