Недавно в «Волости» была опубликована статья «Судьи не живут на небе» о том, как общественник А. Гартман выиграл в вышестоящем суде дело и получил компенсацию за  повреждение автомобиля из-за неудовлетворительного качества дороги – около двух десятков тысяч рублей. В компенсации морального вреда суд пострадавшему отказал.

Также А. Гартман  сетовал на то, что полгода ждал, но так и не дождался ответа от администрации города на претензии жителей.  На днях активисту пришла «ответка» – городской суд Киселевска оштрафовал общественника по новейшей статье административного кодекса за неуважение власти – на 30 тысяч рублей.

Суть обвинения в административном нарушении А. Гартмана была указана в рапорте майора полиции М.А. Хакимовой, выполняющей обязанности специалиста по связям со СМИ. В рапорте бдительный специалист по связям обнаружила в видеосюжете, выложенном в Интернет, едва слышимое слово «б….». Эта слово и легло в основу административного иска в Киселевский городской суд. Правда, с грамотой у полицейских специалистов по связям с журналистами оказалось не очень – дважды городской суд отправлял иски назад, в УВД города, для устранения орфографических и юридических ошибок.  

Наконец, видимо, мобилизовав всю мощь полиции, все же был составлен иск к пенсионеру-инвалиду.  Киселевский суд признал, что «распространение информации, выражающейся в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам РФ, Конституции РФ и органам, осуществляющим государственную власть в РФ (и т.д.), влечет наложение административного штрафа в размере от 30 тысяч рублей…».

Однако далеко не все ученые-лингвисты считают нередко используемое классиками литературы слово «б…» оскорбительным, а относят его к ненормативной лексике, являющейся эмоциональным междометием, выражающим широкий спектр мнений. К тому же, невольно произнесенное слово в любом случае никак не относилось к государственной власти. И вот почему.

В решении указывается, что правонарушение зафиксировано в видеосюжете «Пикет А. Гартмана у Администрации города Киселевска». Однако кому-кому, а полицейским необходимо знать, что орган местного самоуправления никак  не является государственной структурой, а новые поправки в Конституцию еще не одобрены населением и не вступили в силу. Налицо еще одна очевидная неграмотность полицейских: закон об оскорблении государственной власти  к данному случаю не может быть применен.

Скорее всего, иск к инвалиду был просто местью чиновников за принципиальную позицию гражданина. Имя А. Гартмана хорошо известно и в городе, и за его пределами: когда-то он возглавил областную организацию «Регрессник», которая объявляла общероссийскую голодовку, защищая права инвалидов. Сейчас он активно участвует во всех акциях протеста против ужасающей экологии в Киселевске, где жители, по образному выражению активистов, «мрут от ядовитого воздуха, как мухи».

Пережить в борьбе за свои права, за права жителей Киселевска и Кузбасса уже пришлось немало. Однажды, как считает Гартман, ему на чердак правоохранительные органы подбросили незарегистрированное ружье.  Результат – год лишения свободы. Но он не успокоился, продолжил  правозащитную деятельность. И снова поплатился – отряд ОМОН нашел на его усадьбе ржавую «поджигу». В такое «оружие» в 60-е годы ребятишки  закладывали головки спичек и поджигали. Судебные приставы признали её боевым оружием. Гартмана бросили в СИЗО. Там у него случился инфаркт сердца. Отсидев в неволе несколько месяцев, правозащитник смог добиться вышестоящей судебной экспертизы, которая ржавую железку не смогла представить грозным оружием.

Суд удовлетворил иск Гартмана к полиции и назначил выплату 40 тысяч рублей за нанесение морального ущерба. После этого в его квартиру, как уверяет Гартман, снова подбросили десяток патронов от мелкокалиберной винтовки. Опять – вызовы в полицию, угрозы посадить на скамью подсудимых. Впрочем, подобные меры устрашения испытывают многие правозащитники Кузбасса. Вот и автор этих строк испытал пять насильственных задержаний, якобы, за нарушение общественного порядка или за нарушения выборной агитации. На деле же – за статьи о коррупции власти. Мне удалось выиграть в суде все пять административных исков.  

Гартман обжаловал решение Киселевского городского суда в суд областной, но степень надежды на справедливое и гуманное расследование невелика.  Государственная Дума, принявшая драконовский закон об оскорблении государственной власти, как раз и преследовала цель запугать общественность, подавить репрессиями свободу мысли, борьбу за гражданские права и справедливость. Впрочем, это относится и ко многим другим законодательным актам, комментировать которые без междометий невозможно.  

Владимир Васильев

Поделиться:

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Позиция автора статьи и А.Гартмана дает опыт и учит людей защищать свои человеческие права и достоинства, т .к. у государства, по определению, совсем другая задача, хотя В Конституции декларируется другое. .

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here