Нашим читателям наверняка известна конфликтная ситуация в поселке Тайжина (неофициальное название – пос. Высокий, располагается в 14 км от г. Осинники), где жители воспрепятствовали перевозке угля по своим улицам. Вмешательство главы Осинников  Игоря Романова позволило почти на месяц, до 10 июля, приостановить проезд большегрузной техники в поселке. Данный факт поставил перед собственниками разреза «Чернокалтанский» целый ряд дополнительных и трудноразрешимых проблем на фоне значительного снижения добычи и отгрузки в связи с низкими ценами на уголь на мировом рынке.  

Запасы угля на участке «Чернокалтанский 6,8,9» составляют 37,5 миллионов тонн. Месторождение начало осваиваться совсем недавно «Сибирской углепромышленной компанией» (СУПК). В прошлом году инвестором разработки выступило новосибирское ООО «Углетранс», к которому, по данным экономических изданий, и перешел затем контроль над СУПК, в целом, и над разрезом «Чернокалтанский», в частности. На данный момент объемы добычи значительно снизились – почти на 70 процентов. Нетрудно предположить, что при таких запасах копать здесь уголь на продажу будут лет 20, не меньше.

Но в таком случае возникает вполне естественный вопрос: почему собственники загодя не позаботились о строительстве технологической дороги, а предпочли в нарушение всех экологических норм осваивать улицы поселка Тайжина? Более того, позиция угольщиков прямо противоречит распоряжению губернатора Кузбасса Сергея Цивилева о недопустимости перевозки угля по жилым кварталам. Чем раньше думали бизнесмены?

Очередная попытка делегатов от СУПК найти компромисс с жителями Тайжина и продолжить движение БелАЗов по мирным улицам при безусловном соблюдении экологических норм, состоявшаяся буквально на днях, ожидаемо завершилась для них неудачей. Люди не верят обещаниям промышленников в кратчайшие сроки проложить технологическую дорогу и благоустроить территорию поселка взамен на возможность не прерывать производственный процесс. А почему им должны верить, если обсуждение данной проблемы началось не вчера, однако до тех пор, пока углевозы не натолкнулись на «живой щит», даже намека не было на диалог?

Ответ на все эти вопросы, похоже, весьма банальный – жадность. СУПК решила в кратчайшие сроки отбить вложенные в разработку разреза средства, не просчитала экономику, вследствие чего неприятности самого различного толка не заставили себя долго ждать. В Арбитражном суде уже было рассмотрено два иска о банкротстве компании. 11 июня было прекращено дело, инициированное кемеровским ООО «Гарант», которому было выплачено 5,25 миллиона рублей. 10 июня удалось отбиться от претензий ООО «Дорожно-строительная компания «Каскад» (Горно-Алтайск): вместе с неустойкой это партнерство обошлось угольщикам в 19,6 миллиона. На данный момент в Арбитражном суде находится еще одно заявление с требованием объявить СУПК банкротом – от новокузнецкой «Компании угольного машиностроения». Сумма долга – 4,07 миллиона рублей.

Беда не приходит одна. Особенно в тех случаях, когда о ней даже не помышляют, а лишь строят воздушные замки, надеясь превратить их в замки реальные в кратчайший срок.  

Евгения Шпакова

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here