Вчера кемеровский Центральный районный суд ожидаемо продлил срок нахождения в СИЗО почти до начала осени текущего года четырем фигурантам дела о пожаре в ТРЦ «Зимняя вишня» –

бывшей начальнице областной инспекции Госстройнадзора Танзиле Комковой, её сыну Эдуарду Комкову, начальнику инспекции Госстройнадзора Светлане Шенгерей и директору строительной компании «ИСК» Ресурс» Никите Чередниченко. Как уже сообщалось, их обвиняют в том, что они за взятку в 7 миллионов рублей «закрыли» глаза на нарушения при реконструкции второй очереди “Зимней вишни” и требования проектной документации этого торгового центра, в котором почти два года назад погибло 60 человек, в том числе – 37 детей.

Напомним, что в том же суде слушается ещё одно дело, по которому в мошенничестве и халатности, приведшей к пожару, обвиняют экс-руководителя регионального МЧС Александра Мамонтова и бывшего главного госинспектора города по пожарному надзору Григория Терентьева. По мнению обвинения, сотрудники МЧС знали о нарушениях противопожарной безопасности в «Зимней вишне», но не организовали её проверку.

Уголовное дело ещё 8 человек, среди которых охранники, пожарные и бывшие руководители ТРЦ, с мая прошлого года слушается в суде Заводского района.

Показания дали уже десятки потерпевших и свидетелей, большинство из которых утверждает, что сигнала пожарной тревоги не прозвучало, несколько запасных выходов оказались заблокированными, в то время как огонь и дым распространялись так быстро, что многие потерпевшие не успели сориентироваться. Ко всему прочему, автоматическая система пожаротушения, по словам специалистов, вообще не работала.

 – Летом 2016 года меня приглашали (ред. – в «Зимнюю вишню») на осмотр насосной станции пожаротушения, – рассказал Александр Соколовский, – подали электропитание на шкафы управления, но питания на этих шкафах не было. При осмотре станции мы увидели, что система была разморожена. Скорее всего, от эксплуатации в холодных условиях. Камеры на насосах, трубы и краны были разорваны. Насосы должны подкачивать воду в систему пожаротушения и поддерживать давление воды, если сработала автоматика при пожаре, но они не могли это делать. К тому же на станции не была смонтирована побудительная система, которая бы включала насосы и соответственно подачу воды на орошение зоны пожара, – сказал он.

Кроме того, свидетель Соколовский сказал, что он не видел никакой проектной документации, технических паспортов и актов тестирования на эти системы. А на четвертом этаже, где 25 марта 2018 года и вспыхнул пожар, система пожаротушения вообще не была смонтирована.  

До того, как я осматривал систему водяного пожаротушения с А. Соколовским, мы вместе с А. Никитиным (работник ООО «Системный интегратор», обвиняемый) производили осмотр пожарной сигнализации, – свидетельствовал Андрей Булгаков. – Смотрели опускаются ли лифты и открываются ли электромагниты на дверях? По правилам пожарной безопасности, сразу после срабатывания сигнализации, электромагниты должны автоматически размыкаться и двери становятся открытыми. Но при проверке оказалось, что двери не открывались. Оказалось, что охранники закрывали их ещё и на механический замок.

Добавим, что в феврале этого года арбитражный суд Западно-Сибирского федерального округа признал эксплуатацию здания «Зимней Вишни» незаконным. То есть юридически подтвердил то, что многим стало ясно уже в первые дни после пожара – здание не было готово к эксплуатации, потому что не соответствовало проектно-сметной документации и нормативно-техническим требованиям. Тем не менее, обвиняемые мать и сын Комковы, инспектор Шенгерей и директор Чередниченко решили, что деньги важнее, чем жизнь людей. При этом Танзиля Комкова примерно за 4 года до трагедии бойко рапортовала о деятельности своего ведомства в интервью журналу «Строительный Кузбасс»:

«Нарушений становится меньше. Думаю, что это не только результат нашего надзора, но и совершенствование системы контроля в самих строительных компаниях. Застройщики делают правильные выводы из наших прежних замечаний, пытаются организовать работу так, чтобы во время самого процесса контролировать все операции»…

Теперь можно только предполагать какие «замечания» или «намеки» делала застройщикам Комкова со своими коллегами. Рассмотрение их уголовного дела по существу начнётся 10 марта, за две недели до второй годовщины со дня трагедии.

Александр Сусоев

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here