Год назад добыча угля в нашем регионе впервые за много лет стала снижаться. Тенденцию спада преодолеть с тех пор так и не удалось.

По данным департамента угольной промышленности Кузбасса, добыча угля в первом квартале текущего года составила 53,7 млн тонн, что на 7,1 млн тонн меньше, чем в I квартале 2019 года. Не удался угольным компаниям и объявленный много месяцев назад экспортный разворот с запада на восток: в западном направлении отгружено 8,4 млн тонн, в восточном – только 4,8 млн тонн угля. Многие считают этот спад в добыче явлением временным, но возьму на себя смелость лишь констатировать реальность – это начало заката угольного Кузбасса, и, похоже, распиаренный юбилей региона в следующем году многие шахтеры встретят как в той песне – «со слезами на глазах». 

С цифрами не шутят. В нумерологии есть немало счастливых чисел, но говорят, что эта мистическая наука зло мстит людям, когда они специально подгоняют жизнь под счастливую цифру. Похоже, выбор искусственного праздника “300 лет Кузбассу” станет отнюдь не радостным промежуточным юбилеем на пути к новым трудовым победам, а грустной датой, завершающей большой исторический отрезок нашего сырьевого региона. Не 300 лет, конечно, но хотя бы один 20 век – точно!  

Впрочем, люди с мистикой никак не связанные, а полагающиеся более на здравый ум, давно уже и говорили, и писали о том, что Кузбасс в прежнем сырьевом облике – не жилец в 21 веке. Что отношение к углю надо менять, что грузить и возить топливо вагонами за тысячи километров до потребителя – экономическая смерть, а для жизни надо строить предприятия глубокой переработки, развивать более чистые технологии по сжиганию топлива, извлекать из пород редкоземельные металлы, производить гумус для улучшения урожайности и делать много ещё чего полезного.

По этому поводу проводились всевозможные научные конференции, форумы, симпозиумы, на которых подчеркивалось, что Кузбасс появился на карте страны как составная часть Урало-Кузнецкого комбината. Из Кузбасса на Урал шли вагоны с коксующимся углем для металлургических предприятий, там их грузили железной рудой для КМК и отправляли обратно – то есть порожняк за тысячи километров не гоняли, соблюдая хоть какую-то экономическую целесообразность. Однако владельцы самых крупных угольных компаний, которые перетекли в их руки вместе со специалистами из СССР, решили, что всё и без этих научных заморочек устроено очень даже здорово! Только вагоны надо повернуть в сторону Забугорья, а главные денежные потоки от экспорта направить не на пользу стране и уж тем более не для улучшения жизни горняков, а исключительно в свои карманы и карманы тех, кто обеспечивает политическую анестезию населения и провоз сырья по очень льготным тарифам РЖД. Причем, в Кузбасс теперь гонят порожняк многими тысячами полувагонов в сутки. Экономикой тут вообще не пахнет, страна хиреет, народ вымирает и уезжает, но выгода для хозяев несомненна!

Эта схема прекрасно действовала много лет, и свежий губернатор, едва взошедши на должность, без всякого смущения заявил, а угодливая пресс-служба пропечатала этот лозунг для всеобщего обозрения: «Наша задача — обеспечить качество и регулярные поставки угля в другие страны». Этого можно было и не говорить, потому как население региона это чувствовало по жизни, а хозяева разрезов и шахт, по сути дела, стали безраздельными владельцами не только угольных недр, но и целых городов и поселков, населенных людьми. Надо сдвинуть их лачуги бульдозером под будущий разрез – сдвинут, надо выкорчевать лес или угробить речку – да какие проблемы?! Надо проложить дорогу там, где жалкие людишки на автобусе в город ездят – да кто запретит?! Сколько шахтеров погибло за эти годы в крупнейших авариях – они никогда не вспоминают! Не юбилейные же даты. Но всему приходит конец.

Конечно, не митинги, и не протесты, какие случились во время Великой июльской шахтерской забастовки 1989 года, стали причиной символического пока заката крупнейшего угольного региона страны. Хотя пикеты и локальные митинги в последнее время все-таки заставили обратить внимание власти на самые острые проблемы региона. Причиной заката явилась невидимая рука мирового рынка, а чуть позже – такой же невидимый глазу коронавирус. Было ли это неожиданностью? Ничуть! Но Кузбасс собрались выжать до последнего доллара, поэтому пока хоть что-то можно здесь вырвать, выкорчевать, хапнуть – и рвут, и корчуют, и хапают.

Сейчас в мире началась Перестройка. Кто помнит одноименный советский период, да ещё с ускорением, может себе хотя бы немного представить, что ни за год, ни за пятилетку это не закончится. Мир седлает электромобили, энергетика переходит на возобновляемые источники, производство товаров и продуктов станет в разы менее энергозатратным, а главное – экологически грязным производствам объявлена война. Во многих странах угольные электростанции решено закрыть совсем. Где тут место кузбасскому углю? Куда поедут эшелоны с миллионами тонн пылящего топлива? В Индию полетят через Гималаи?

Кто-то скажет сейчас, что произойдет всё это не сразу, что есть ещё время… Примерно так же в начале «нулевых» говорили те, кто устанавливал у себя дома проводной телефон, хотя уже видел первые мобильники. Они думали, что время таких игрушек придет не скоро, потому как они очень дороги. То же самое про «ненужность» и «неэффективность» добычи сланцевого и экспорт сжиженного газа недавно говорил главначальник «Газпрома» А. Миллер. И что мы видим? Полное фиаско этого предсказания.

Мы – первые свидетели ситуации, когда ещё недавно дорогущая нефть продается сейчас почти даром, лишь бы её забрали из хранилищ. Даже очень продвинутые специалисты и аналитики трут глаза и не верят в происходящее, надеясь, что эта мистика вот-вот прекратится, а она продолжается. Мы видим первые сполохи заката старого угольного Кузбасса и считаем, что это ненадолго, что вот оживет Китай, забурлит Европа, и поедет туда уголёк выкачивать денежку для бокаревых, махмудовых, абрамовичей, мельниченок и прочих бенефициаров. Ещё есть какая-то надежда?

Вполне возможно, что уже нет, потому как драгоценное время и деньги, заработанные миллиардерами на кузбасском угле и горбу шахтеров, разворованы и бездарно профуканы. Новый Кузбасс будут создавать другие люди, и произойдет это не в прекрасном далёко, а совсем скоро. Примерно так же быстро, как сотовый телефон оставил не у дел телефонные аппараты, прикрученные к проводам в квартирах. Нет, пожалуй, ещё быстрее.

Александр Сусоев  

Поделиться:

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Экий похоронный марш.
    Чуть-чуть упала добыча в первом квартале и сразу “нет будущего”. В 2019 действительно добыча упала относительно 2018-го на 1.7%, но в 2018-м она выросла сравнительно с 2017-м на 5,7% больше – https://tass.ru/sibir-news/7523693

    При этом (цитата) “объём инвестиций в развитие угольной промышленности Кузбасса 105 млрд рублей, что на 7,7 млрд рублей больше, чем в 2018 году (2018 г. – 97,261 млрд рублей). 85 млрд рублей (или 81 %) от общего объема инвестиционных ресурсов направлено на техническое перевооружение и реконструкцию действующих предприятий угольной отрасли Кузбасса и 20 млрд рублей (или 19 %) на строительство новых объектов угольной отрасли” – это из официальных итогов 2019 года: https://vse42.ru/articles/31036341

    Частника хрен обманешь и если он вкладывает деньги в отрасль, значит уверен: не всё потеряно.
    При этом угольщиков, видимо, ждут нелёгкие времена. Половина добытого в Кузбассе идёт на экспорт, а в мире угля накопали много, цены падают. Прогнозируется мировой кризис, значит, ещё более упадёт потребность во всех видах энергии.

    Что касается нефти за бесценок, то биржевой сбой ничего не значит, добыча уравновесится с уровнем потребления и те же биржи приведут цены в разум.
    В замену углеводородов ВИЭ верить не стоит, “зелёные” возбуждаются, когда энергоносители дорожают. А когда они дешевеют, бизнес посылает “зелёных” нах и работает на дешёвых угле, газе, нефти.

    Потребление кузбасского угля, наверное, снизится, но не уровня катастрофы. Предположу, что потребительская константа как энергетических, так и металлургических углей сохранится в любом случае – как внутри страны, так и у зарубежных наших клиентов. На каком уровне – будем посмотреть.

    И насчёт жизни в Кузбассе. Я тут живу 74 года. Худо-бедно, но мы выросли из грязи и нищеты. Сравнить с 60-ми годами, да даже с 80-ми – небо и земля.
    По-видимому Кузбасс перенаслён. В этоху сталинской индустриализации сюда понагнали людскую массу. Техническая революция ликвидировала массу нужных в прошлом профессий.
    Ну, и т.д. Рассуждать можно много, только стоит ли?

  2. У Кузбасса нет будущего, потому как нормальные люди до последнего времени в массовом порядке бежали из области (либо их выгоняла паразитарная власть). Не случайно, под предлогом борьбы с коронавирусом Кузбасс – один из нескольких регионов России – закрыл свои границы на выезд.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here