Добыча угля в Кузбассе понемногу стала сокращаться. И это при том, что твердое топливо по весьма высокой цене пока что продается в Европе и в странах Азиатско-Тихоокеанского региона. Однако перспективы экспорта далеко не радужные: международные санкции затронули не только российские нефть и газ, но и уголь. Завтра и даже через полгода санкции не отменят, так что угледобытчикам надо приготовится к непростым временам.

По данным министерства угольной промышленности Кузбасса, за I квартал текущего года шахтами и разрезами добыто 57 млн. тонн угля, тогда как за тот же период прошлого — тоже не самого рекордного по добыче года — добыли 58 млн. тонн. Но особенно сильно, почти на 2 млн. тонн, добыча просела именно в нынешнем марте, после объявления санкций, когда добыли 19 млн. тонн против 20,9 млн. тонн в прошлом году. В то же время на угольных складах предприятий продолжают лежать более 17 млн. тонн – почти месячная добыча.

Неделю назад было объявлено, что Евросоюз ввёл пятый пакет санкций против России, предусматривающий отказ от угля из страны с августа 2022 года. Кораблям под флагом России будет запрещено пользоваться портами Евросоюза. Предполагаемая сумма потерь угольных компаний в России составит от 4 до 7,5 миллиардов евро. В Европу уголь поставляют «УК «Кузбассразрезуголь»», АО «СУЭК-Кузбасс», АО «Кузнецкинвестстрой», АО «Разрез «Инской»», ГК ТалТЭК и другие.

Однако в последние годы на различных правительственных совещаниях утверждалось, что у России и Кузбасса, в частности, есть другой путь экспорта – на восток, где и цены выше, и потребности в кузбасском угле высокие. Однако и на этом направлении не всё так гладко: в начале апреля премьер-министр Японии Фумио Кисида заявил, что страна вводит новый пакет санкций, которые предусматривают постепенное снижение импорта угля из России, а впоследствии и окончательный запрет, уменьшив зависимость от энергоресурсов из РФ.

Но есть ещё вроде бы лояльные к нам Китай и Индия. Однако издание РБК сообщило: Китай задумался об уменьшении объёмов закупок российского угля. Причиной тому стали проблемы с получением финансирования от государственных банков, взволнованных экономическими санкциями в адрес России. По другим сообщениям, правительство Индии уже сейчас задумывается о сокращении импорта российского угля и заменой его топливом из других стран. Разумеется, качество кузнецких углей весьма высокое, и найти им замену трудно, но идти поперек санкций, объявленных другими странами с мощными экономиками, с которыми к тому же имеется большой торговый оборот, тоже никто не хочет.

Откуда же собираются восполнять экспорт этого топлива «отказники»? Сообщается, что США, которые в последнее время не делали больших инвестиций в развитие угледобычи, могут в 2022 году экспортировать 45 млн. тонн угля. К поставкам подключается также Колумбия, готовая нарастить поставку энергоносителей в Евросоюз, чтобы заменить российское сырье. Президент этой страны Иван Дуке уже заявил: «Колумбия сегодня может увеличить добычу угля… У нас одни из самых больших ресурсов в мире, и мы не используем их».

На страны АТР вовсю сейчас работают Австралия и Индонезия, добывающие совокупно более 1 миллиарда тонн в год. Помимо прочего, в России так и не решена проблема расширения транспортного коридора в Азию – Восточный полигон. По прежним планам уже с этого года прирост экспорта кузбасских углей должен составить примерно 5 млн. тонн и достигнуть в 2024 году 68 млн. тонн. Как же идет отгрузка? По данным министерства, конечным потребителям с начала года было поставлено 45,6 млн тонн кузбасского угля (-2,7 млн. т. к уровню 2021 г.), в том числе: 29,7 млн. т отгружено на экспорт (-3,5 млн. т к уровню 2021 г.). В сутки наш регион грузит в среднем 7 891 п/в (96,4 % к плану). Напомним, что в марте прошлого года грузили в среднем 8 613 п/в. Похоже, что рекорд, установленный в декабре 2015 года — 10 тыс. 692 вагона в сутки – будет побит нескоро. Так что похвалиться пока абсолютно нечем.

Помимо этого, появились сообщения, что владельцы угольных компаний стали экстренно покидать советы директоров: например, Искандар Махмудов и Андрей Бокарев больше не являются контролирующими бенефициарами ОАО «УГМК», АО «УК «Кузбассразрезуголь», АО «Восточный порт» и АО «Ростерминалуголь». При этом официально сообщается: «Все предприятия группы УГМК продолжают работать в обычном режиме, обеспечивают непрерывность производственного процесса, своевременное выполнение всех обязательств перед своими работниками, заказчиками и иными партнерами, а также сохранение стабильности в регионах присутствия».

Такой же шаг предпринял Андрей Мельниченко после включения в санкционный список ЕС. Он вышел из состава совета директоров «Сибирской угольной энергетической компании» («СУЭК») и перестал быть ее бенефициаром.

Вероятно, так они хотят обезопасить компанию от возможных санкций, которые предполагают запрет на предоставление средств и замораживание заграничных активов. Удастся это или нет? Ответ на этот вопрос будет ясен уже в ближайшем будущем, а пока что зафиксируем угол падения главной отрасли Кузбасса.

Александр Сусоев

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here