29  января 2020 года кассационный  суд оставил без изменения административный иск, длившийся полтора года, бывшего кандидата в депутаты  в городской Совет Владимира Васильева  к участковой избирательной комиссии № 417, расположенной в лицее № 1.

Ранее киселевский суд не принял к рассмотрению мой иск к еще трем избирательным комиссиям.  Хотя одно только перечисление допущенных нарушений закона о гарантиях прав избирателей и участников референдума составляет большой объем. Так, по подсчетам наблюдателей на УИК №417 явка избирателей была завышена почти в полтора раза, на других участках и того больше  – в разы. Об этом по горячей линии была оперативно проинформирована областная избирательная комиссия, куда впоследствии и ушли жалобы на действия избирательных комиссий. Ответы, к сожалению, на них до сих пор так и не получены.    

Поговорим о  сути нарушений – эти частности должен знать любой честный человек, который пока еще просто голосует, а завтра, возможно, будет готов сам баллотироваться или же взять на себя функции контролера-общественника. На большинстве избирательных участков наблюдателями обнаружено несоответствие урн для голосования установленным нормативам ЦИК. Все указания на данные нарушения игнорировались, никаких мер для их устранения не принималось. Абсолютно все комиссии в связи с этим не внесли ни одной жалобы в протокол, хотя их  было предостаточно.  

 Руководство УИК № 414, 416, 417 ни разу, вопреки законодательству, не приглашало на заседания комиссии зарегистрированного кандидата. Члены УИК № 417 не информировали наблюдателей во время голосования о поступлении дополнительных заявок для голосования вне помещений, соответственно, не предупреждали наблюдателя и кандидата при выезде группы по заявкам избирателей для голосования на дому.

После 20.00 члены избирательной комиссии, состоящей в основном из педагогов лицея № 1, пытались удалить зарегистрированного кандидата с избирательного участка, а также запрещали вести видео и фотосъемку на избирательном участке. Они «ошибочно»  утверждали, что зарегистрированный кандидат  на это не имеет право. Эти необоснованные требования членов УИК зафиксированы на видео.

Председатель  УИК № 417 Грушевская  заявила, что протокол голосования выдаст только тем, кто заранее написал заявление, что является нарушением. Она же отказала кандидату в требовании ознакомиться  со списками избирателей.

На избирательном участке № 416 от кандидата утаили время  начала голосования, перенеся его с 08.00 на 6.00. Поэтому  наблюдатель не смогла контролировать законность голосования в течение первых двух часов. В результате явка избирателей здесь оказалась свыше 90 процентов. Хотя рядом, где  выборы начались в 08.00, количество проголосовавших даже с учетом предполагаемого вброса не превысило 27 процентов, а по подсчетам наблюдателей составило и того меньше – не более 20 процентов!  Забавно получилось в итоге: пока чуть ли не все жители одной половины улицы дружно голосовали за «Единую Россию», население другой половины практически проигнорировало выборы.

Была зафиксированы  фальсифицированные заявки голосования и на дому. По утверждению наблюдателя Петровой, к примеру, после выезда группы по адресам оказалось, что многие заявки поступили от “мертвых душ” – то есть, были оформлены на несуществующих избирателей! Там же была сфальсифицирована и подпись члена УИК № 416 Белого, который отсутствовал в этот день на выборах из-за болезни.

В соответствии с многочисленными фактами мошенничества я требовал от суда признать происходящее на избирательных участках № 417, 414, 415, 416 нарушением избирательных прав граждан. Были попраны основные статьи Конституции РФ – осуществлялись препятствие гласности на выборах, махинации с подсчетом голосов, игнорирование избирательных прав кандидата в депутаты, фальсификация итоговых данных по явке избирателей. Я потребовал  признать выборы на  данных участках недействительными, расформировать  действующие избирательные комиссии, принять решение о необходимости провести проверку списков избирателей, провести почерковедческую экспертизу росписей избирателей, а также признать доказанными и другие многочисленные нарушения.

 На мой взгляд, почерковедческая экспертиза могла убедительно доказать многие из махинаций и в итоге признать выборы фальшивыми. Почему  суды, Следственный комитет, куда я обращался, боятся этой экспертизы? Давайте сравним результаты голосования на УИК № 417 по партийным спискам: «Единая Россия» набрала здесь 329 голосов, а ЛДПР – 239. Разница – 90 голосов. Однако наблюдатели установили завышение явки в161 избирателя. Есть ли необходимость доказывать, кому и по какой причине были отданы «излишки»? Итого, фактически «Единая Россия» набрала всего 178 голосов! 

Еще печальнее было положение правящей партии при голосовании по одномандатным округам:  кандидат от «Единой России» опередил всего на полсотни голосов остальных двух кандидатов. Если у него отнять фальшивые голоса, то получится, что он вообще набрал меньше сотни, намного уступив своим соперникам. Так как я официально занял на выборах второе место, то фактически победил соперника от «Единой России» с большим преимуществом. В 90-х годах, когда не было огромной фальсификации выборов, я дважды участвовал в выборах в городской Совет и дважды занимал первое место с большим преимуществом. Сегодня победить в честной борьбе «Единая Россия» не может!

Массовая фальсификация выборов в Киселевске, да и по всей стране, началась с 2003 года. Поневоле вспоминаются слова  Ленина: в капиталистическом обществе невозможна победа пролетариата в избирательных компаниях.  Приведу лишь несколько примеров, хотя у меня их огромное множество, так как я либо в качестве наблюдателя, либо сам как кандидат постоянно участвую в этих омерзительных фальсифицированных компаниях.  В 2009 году мы все же добились проведения почерковедческой экспертизы на одном из участков. Показателен итог: на одном из листов со списком в 20 избирателей только четыре подписи оказались действительными.

Таков масштаб фальсификации выборов в Киселевске, организуемой администрацией города совместно с территориальной избирательной комиссией Киселевска. В число членов этих комиссий,  как не прискорбно, входят, в основном, педагоги. Цель мошенников –  сохранение коррумпированной власти Киселевска и области, проводящей политику, направленную на вред  жителям города.  Потому-то без каких-либо опасений и выделяются затем угольным разрезам земельные участки на территории жилых микрорайонов, делая  окружающую среду опасной для жизни десятков тысяч жителей.  

В 2011 году во время выборов в Государственную Думу знакомые члены одной из избирательных комиссий передали мне протоколы голосования, подписанные всеми членами УИК. Я сверил их с итоговыми данными на сайте областной избирательной комиссии. Оказалось, что в официальных данных исчезла значительная часть голосов за партии «Яблоко», «Патриоты России», «Правое дело». Ровно на столько же стало больше у «Единой России». Мои жалобы в прокуратуру, Следственный комитет игнорировались. Пришлось обращаться в генеральную прокуратуру. 

Почти в каждой избирательной комиссии значились представители от КПРФ и ЛДПР. Я пригласил их поучаствовать в качестве свидетелей. Они отказались и заявили, что никакого отношения к этим партиям не имеют. Им просто администрация города предложила войти в состав комиссий от имени этих партий.  Я обратился к тогдашнему второму секретарю обкома КПРФ Студеникину. Он подтвердил мои опасения:  чиновники грешат тем, что на места, предназначенные для КПРФ, назначают своих людей, способных на подлость, на фальсификацию итогов выборов.

Бывший руководитель Следственного комитета по Киселевску (сейчас он на пенсии) Лукин поведал мне, как запускается нехитрый механизм вынужденных подтасовок, приведя лишь один из примеров. Осенью 2011 года в загородном лагере «Огонек» в Киселевске бывший губернатор области Тулеев собрал  мэров городов и районов юга Кузбасса, где якобы заявил, что работа глав администраций будет оценена итогами выборов. Если за «Единую Россию» проголосует мене 85% голосов, то руководители муниципалитетов будут обязаны подать заявления об увольнении по собственному желанию. Эта «ненавязчивая просьба» губернатора и заставляла чиновников идти на преступления – на искажение данных о воле избирателей. Старались вовсю: на одном из киселевских участков однажды проголосовало 105 процентов избирателей – то есть больше, чем там проживало населения, имеющего право принимать участие в выборах.

… Однако вернемся к судебному решению, с которого и начался разговор. Сначала, еще в 2018 году, мой иск к избирательной комиссии  рассматривала судья Дягилева. Слушания завершились очень быстро – на прения не пришли не только ответчики, а даже юрист, привлеченный к делу территориальной избирательной комиссией. Настолько они были уверены в своей победе. И Дягилева не подвела их: она не заметила ни одного нарушения  – даже то, что ни в одном протоколе не отмечены поданные мной жалобы, копии которых я предъявил. Кстати, подобное повторяется на выборах и после них уже 20 лет!

Областной суд отменил данное решение и назначил новое разбирательство. Судья Улитина приняла во внимание многие нарушения,  однако ни одно из них так и не попало в резолютивную часть решения суда. Так что итог оказался прежним. Областной, а теперь, как видите, и кассационный суды оставили решение без изменений.

Но если суд хотя бы отметил наличие нарушений, то Следственный комитет и прокуратура, куда я неоднократно жаловался, вообще ничего крамольного не рассмотрели. Более того, четыре месяца следователи СК РФ Киселевска вообще бездействовали, а прокурор отделался стандартной на все случаи жизни отпиской.  Не признала ни одного нарушения и областная избирательная комиссия.  Очередь – за Верховным судом РФ и Европейским судом по правам человека, куда я намерен обратиться до того, как решение, обеляющее действия публичных наперсточников, вступит в силу. 

Владимир Васильев

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here