По обновленному недавно прогнозу социально-экономического развития РФ на 2021–2023 годы в стране ожидается ощутимое снижение добычи угля. По оценкам Минэкономики, в этом году она снизится на 10,5% (до 395 млн тонн) , а к 2023-му падение к уровню 2019 года составит 11,8% (до 387,4 млн тонн, что перечеркивает динамику показателей из программы развития угольной промышленности до 2035 года, утвержденной, кстати, совсем недавно). Больше всего в минус уйдет разработка энергетических углей…

“В среднесрочном периоде ожидается сохранение мировых тенденций по сокращению объемов потребления угля и переориентации на потребление наиболее калорийных марок»,— утверждается в прогнозе. К тому же, в ближайшей перспективе наш углепром почувствует на себе новые ограничения на внешнем рынке, связанные  с ужесточением экологических стандартов и введением углеродного налога в странах ЕС. Пандемия опять же…

ЕВРАЗ, к слову, уже все это прочувствовал – и в гораздо большей степени, чем остальные крупные компании российского углепрома. Не случайно недавно международное рейтинговое агентство S&P Global Ratings ухудшило прогноз рейтинга компании до негативного (был стабильный). В первом полугодии угольщики ЕВРАЗа сократили добычу энергетического угля  на 28,8%, и к концу года, вероятнее всего, минус будет еще более ощутимым. Некоторый оптимизм, впрочем, вызывает начавшийся рост цен на коксующиеся марки (на 20-25 процентов), по которым у холдинга традиционно сильные позиции.

У других крупных региональных компаний отрасли отчетность по первому полугодию смотрится лучше. Но, если судить по минусовому прогнозу Минэкономики на ближайшие три года, перспективы у всех далеко не самые радужные. Рикошетом может достаться и железнодорожникам – ведь прежние сравнительно оптимистические оценки спроса на уголь закладывались в планы по модернизации и приросту мощностей БАМа и Транссиба.

Замечено однако: в постсоветской России всяческие стратегии и прогнозы развития углепрома очень редко “угадывали будущее”. В 90-е годы правительство готовилось “выкрутить лампочку” на горняцкой фуражке по причине малой рентабельности отечественной угледобычи, но шахты все-таки выжили. В нулевые в Минэкономразвития взяли курс на вытеснение угля из топливного баланса страны, а отрасль все равно воспряла, сориентировавшись на экспорт. Потом правительство, воодушевленное показателями продаж угля за рубеж,  стало рисовать высоченные “терриконы роста” на новых месторождениях к востоку от Кузбасса – они были ближе к дальневосточным портам.

Кузнецкому  бассейну по этой стратегии развития вроде как уготовили судьбу устаканенной гавани. Однако выходило наоборот: явно несбалансированный и очень быстрый в последние годы прирост добычи угля в Кузбассе явно опережал чуть слышную “поступь коногона”, скажем, на богатых тувинских залежах.

Перефразируя известное выражение, можно сказать так: хочешь насмешить рынок, доведи до его сведения своё план-задание. Насчет падения  на десятую часть угледобычи в этом году Минэкономики, пожалуй, не обманулось – все-таки четвертый квартал на носу. Но расчет министерства с точностью до одного знака после запятой с экстраполяцией на 2023 год просто умиляет.

Можно иметь совершенно разные мнения относительно того, плохо это или хорошо – минус в отрасли. Например, губернатора Сергея Цивилева, судя по его июльскому интервью “РИА Новости”, первое за 23 года снижение объема добычи в Кузбассе сильно тревожит. А вот экологов-активистов, выступающих за сокращение числа разрезов, думаю, радует, что низкие цены на энергетический уголь уже невозможно компенсировать наращиванием “вала”, как то было прежде. Но безотносительно к этим суждениям, хотелось бы знать, будет ли когда-нибудь в России реальная государственная “угольная политика” взамен бумажных планов, вытекающих из простой регистрации колебаний рынка.

Александр Ходос

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here