Вчера стало известно, что бывший замглавы Кузбасса Евгений Хлебунов, курировавший угольную промышленность области, получил условный срок за превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия.

В суде, как и в ходе следствия Хлебунов вины за собой не признал. И хотя юстиция нераскаявшихся грешников обычно не жалует, приговор Центрального районного суда г. Кемерово был не слишком жестокосердным — три года условно с запретом занимать должности в госструктурах на два года.

Близкий к хеппи-энду исход дела настраивает на шутливый тон. Как не улыбнуться над таким пассажем пресс-службы суда, составленным, вероятно, по тексту обвинительного заключения: «Чиновник, имея полномочия на предоставление участков недр в пользование одной из угольных компаний, склонил ее руководство к социально-экономическому партнерству с органами власти…».

Газета «Коммерсант», к слову, пишет, что полномочий Евгений Хлебунов как раз не имел. Но об этом компания узнала, видимо, уже после того, как уступила домогательствам коварного соблазнителя, что и привело к упомянутым в приговоре тяжким последствиям в виде многомиллионных расходов.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что в 2016 году Новокузнецкое ООО «Разрез Бунгурский» попросило  Хлебунова, возглавлявшего на тот момент департамент угольной промышленности, поставить два угольных участка в план предстоящих торгов. Аукцион, в итоге, по техническим причинам не состоялся, зато начальник департамента успел раскрутить компанию на соглашение о социально-экономическом партнерстве с обязательствами на 68 млн руб. И для ровного счета — еще на пару лямов в порядке финансирования празднования Дня шахтера.

Сказать по правде, кто тут кого охмурял — большой вопрос. Понятно, что компания, соглашаясь на «ответную любезность», рассчитывала на её «окупаемость» в будущем. Но, с другой стороны, разве «бунгурцы» не были обмануты в своих лучших надеждах? Дела-то партнер не сделал — его протекция эффекта не возымела. И по известной формуле он вроде как уже и не партнер вовсе, а халявщик.

Только ведь Хлебунов для себя — ни-ни. Действовал в интересах общественной пользы. Иного мотива, во всяком случае, не установлено.

Тут напрашивается параллель с делом по «Инскому» — куда более громкому и резонансному. Но обстоятельно об этом стоит поговорить уже по его завершению.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here