Завершившиеся на днях, казалось бы, вполне благополучно для кузбасских компаний долгие и трудные переговоры с правительством РФ о квотах на транспортировку топлива вновь поставлены под вопрос. 

Если законопроект, заявленный парламентским комитетом по экологии, обретет силу закона, открытая перевалка угля в портах, расположенных в пределах населённых пунктов, будет запрещена. И, значит, на подъездных путях к дальневосточным угольным терминалам загорится красный сигнал, поскольку ни один из тамошних портов не оснащен экологически чистыми технологиями для перевалки таких грузов. (“Чистых” портов в России только два – Тамань и Усть-Луга).

Принять закон требуют жители и муниципальные власти портовых городов Дальнего Востока, через которые пролегли  в последнее годы основные экспортные маршруты российского углепрома. Угольная пыль и метафорически, и буквально навязла в зубах местного населения – точно так же, как у кузбассовцев, которым “посчастливилось” заполучить по соседству разрез или углепогрузочный пункт. А львиную долю экспортного топлива, что проходит перевалку в  дальневосточных портах, составляет именно кузнецкий уголь. Вполне логично, что эко-активисты обоих регионов солидаризируются в своих требованиях.

“Интрига сюжета” в том, что не далее, как на прошлой неделе кузбасские компании при поддержке Сергея Цивилева добились от правительства обещания, как минимум, сохранить за ними в будущем году квоту на вывоз через Восточный полигон 53 млн тонн угля (при том, что тенденция к снижению мирового спроса на этот вид топлива нарастает). Против сохранения квоты, а тем более против её увеличения (как того добивался кузбасский губернатор), резко выступили железнодорожники, по расчетам которых транспортировка каждого миллиона тонн угля приносит РЖД убыток в миллиард и более рублей.

На последнем совещании в правительстве по этому поводу угольщики взяли вверх, не ведая, какой сюрприз приберег для них Минтранс. Тот, оказывается, давно предложил думскому комитету по экологии поработать тандемом, и выяснилось, в итоге, что законопроект о запрете открытой перевалки угля может быть принят уже к концу этого года. По крайней мере, о том с уверенностью заявляют его разработчики, ссылаясь на особую заинтересованность в том правительства…

Есть, однако, не менее “стопудовые основания” считать, что законопроект ждет примерно та же участь, что постигла несколько лет назад поправки к Закону “О недрах”, имевших своей целью заставить недропользователей (прежде всего, угольные кампании) нести свою долю затрат по рекультивации нарушенных земель. Поправки, в итоге, замотали. А тут – проблемы еще серьезнее. Согласитесь, столь резкое «перекрытие кислорода» целой отрасли может привести к непредсказуемым последствиям. Уйти значительной части российских предприятий с мирового рынка в период кризиса не проблема, образовавшиеся вакансии будут тут же заняты. Как потом в него «вписаться», когда «чистые» терминалы будут построены? Есть ли у правительства финансовая возможность поддерживать социальную сферу сразу в нескольких регионах страны, где наполняемость бюджетов в одночасье рухнет? 

Если сегодня в Кузбассе в центре внимания -– борцы за свежий воздух, чистые реки, нетронутые поля и леса, то завтра на их месте вполне могут оказаться оставшиеся без работы и средств к существованию.  То есть, люди с гораздо более весомым стимулом к активным действиям. Можно не сомневаться, что будет кому поддержать их и финансово. И это лишь часть перечисленных проблем, без решения которых резкое принятие нового регламента кажется преждевременным.

С другой стороны, закрытая перевалка угля, если она осуществляется по новым технологиям, действительно могла бы решить проблему экологии в портах. Вопрос в цене – точно так же, как при проведении рекультивации земель. В том-то и дело, что бизнес в условиях многолетнего снижения спроса на энергетический уголь прибегает к самым дешевым способам добычи и доставки груза потребителю. Именно поэтому на Кузбасс наползают карьеры, и именно поэтому нещадно пылят угольные терминалы в портах…

Нельзя не принимать во внимание, что правительство и вправду “заинтересовано особо” в законопроекте экологов и Минтранса. Дело в том, что избавить портовые города от угольной пыли пообещал сам президент в ответ на многочисленные жалобы дальневосточников. А то, что говорит Владимир Путин, принимается к исполнению все-таки чаще, чем “навязшее в зубах” у простых смертных. Интрига, повторюсь.

Александр Ходос

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here