Не успели отгреметь заявления о грядущей стратегической диверсификации экономики региона, прописанной опять же в “Стратегии социально-экономического развития Кузбасса до 2035 года”, как пришло сообщено, что 21 декабря будет остановлен Юргинский машзавод.

Это одно из немногих крупных предприятий области, которое самим фактом своего выживания вроде как удостоверяло, что есть у нас помимо сырьевого комплекса вполне высокотехнологичный сектор экономики.Теперь будем считать, что был.

Между прочим, на 21 декабря приходится очередная годовщина со дня рождения Сталина, в бытность которого и было построено предприятие. В те времена слово “стратегический” тоже было в большой моде – незаменимый эпитет при описании талантов и мудрости вождя. А вот термина “диверсификации” тогда еще не изобрели. Думается, услышав его, товарищ Сталин подумал бы, что речь идет о чём-то таком, за что полагается, как минимум, трибунал…

Трибуналы по мирному времени у нас заменяет арбитраж – в сентябре он приговорил Юргинский машзавод к банкротству. А на днях кредиторы, приняв решение о прекращении хозяйственной деятельности предприятия, подвели его, можно сказать, к стенке. С сегодняшнего дня (6 ноября) начинается  вывод из эксплуатации полутора десятка цехов, а также технологических станций, обслуживающих завод. Ну и, как всегда, в таких случаях повесят замки на дверях социальных объектов – дворца культуры, спорткомплекса, гостиницы…

70 процентов работников от числа уже поредевшего заводского персонала (на сегодня 1 100 человек) будет уволено. Основной собственник предприятия – компания “РТ-Капитал” – напутствует их на дорожку: это временно, только до той поры, пока не найдется инвестор – ведь Юрмаш наверняка приглянется угольным компаниям.

Но мне по такому случаю припоминается, как в свое время ЕВРАЗ избавлялся от новокузнецкого “Гидромаша”, исходя из того соображения, что это “непрофильный актив”. И что-то слабо верится, что найдется такой инвестор, который взвалит на себя заботы по содержанию убыточного хозяйства (в том числе “социалки”), куда более обширного, чем у “Гидромаша”. Даже в госкорпорации “Ростех” (в составе которой действует “РТ-Капитал”), созданной как раз для спасения проблемных, но потенциально перспективных производств и с этой целью  принявшей Юрмаш у “Уралвагонзавода”, посчитали, что не в коня будет корм. На сегодня долги предприятия перевалили за 10 млрд руб. и продолжают расти.

А в чем причина неудач, преследующих его уже много лет? Конкуренты одолели? Однако Юрмаш, пожалуй, единственное в России столь масштабное машиностроительное производство, сориентированное главным образом на нужды горняков, работающих к тому же по соседству.  Тогда, может, всему виной ошибки менеджмента? Но с начала нулевых сменилось семь директоров, а завод много лет не вылезет из долговой ямы.

Журналисты недосточно компетентны, чтобы делать далеко идущие выводы по вопросам, в которых порой не может разобраться даже консилиум спецов. Однако кое-какие дилетантские наблюдения на сей счет имеются. Скажем, такие…

На сайте Ассоциации машиностроителей Кузбасса можно найти список самых крупных предприятий отрасли в регионе. По счету ассоциации их 18. Расположены от Анжеро-Судженска до Междуреченска. Перечень почему-то не обновлялся с 2011 года. Ну и славно –  можно заглянуть в интернет и пройтись по списку, выяснив, что стало с “правофланговыми” к настоящему времени. Прошелся. Итог таков: 8 заводов – банкроты. Производства либо ликвидированы вчистую, либо законсервированы в ожидании своей участи – вдруг явится спонсор, перехвативший большой заказ, или предприниматель, желающий на этой промплощадке, оснащенной коммуникациями, и на базе не распроданного до конца оборудования замутить новую бизнес-идею.

Остальные десять заводов работают. Кто-то подсократился, оптимизировался, а то и перепрофилировался, но “вышел-таки в дамки”. Кого-то прикрыло крыло родимого холдинга, если таковой имеется. А кому-то повезло с конкурсным управляющим – вытащил из долговой ямы (и такое бывает).  Однако обратите внимание на “процент смертности”. Меньше, чем за десятилетие, 8 заводов из 18 приказали долго жить. Большинство – в последние четыре-пять лет. Тенденция, однако.

Так что кончина Юрмаша – далеко не частный случай. Тут впору предположить мор, который вызван режимом, давно установившимся в экономике, исходя из которого инвестиции в производство сырья всегда найдутся, а на продукцию с высокой добавленной стоимостью – увы. А еще говорят, что нынче страшнее коронавируса бедствия нет. Какое там…

Александр Ходос

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here