На днях прокуратура Кемеровской области в очередной раз привела веские доводы в пользу того, что оставаться преданным ленинцем выгодно даже сегодня. Если бывший член КПСС, конечно, не выбросил партбилет или не сдал его на хранение в партячейку, где тот впоследствии и сгинул. На тех, кто демонстративно разорвал или сжег красную книжицу, как 30 лет назад сделали многие их однопартийцы, привилегии не распространяются. Даже если сделано это было в силу заблуждений.

Так вот: по информации прокуратуры, именно благодаря сохранившемуся партбилету члена КПСС и по требованию прокурора города Кемерово, Пенсионный фонд произвел женщине перерасчет пенсии. И сразу жить ветерану стало несколько легче.

А суть дела такова. В прокуратуру обратилась 66-летняя кемеровчанка, которая пожаловалась на отказ Пенсионного фонда пересчитать ей пенсию. Хотя она и предоставляла в Пенсионный фонд свой партийный билет члена КПСС от 1975 года, который содержал сведения о ежемесячных членских взносах.

– Согласно пункту 71 Устава Коммунистической партии Советского Союза, размер членских взносов устанавливался в процентном отношении к размеру заработной платы, что и подтверждает заработок женщины, – рассказали в пресс-службе прокуратуры Кемеровской области. – Прокурор города внес в адрес начальника управления Пенсионного фонда представление о нарушении пенсионного законодательства с требованием произвести перерасчет пенсии. И требования прокурора были удовлетворены.

В итоге, мало того, что хранительнице партбилета произвели перерасчет – естественно, в сторону увеличения, ей еще и сделали единовременную выплату –  более 160 тысяч рублей. За кемеровскую пенсионерку, бережно хранившую десятилетиями партбилет, конечно, можно только порадоваться. Как и успехам прокурора, решившего за нее заступиться. Теперь благосостояние пожилого человека благодаря документу из советского прошлого заметно улучшилось. Увы, но многие другие кузбасские пенсионеры, прочитав такую новость, лишь горько вздохнули. А то и в очередной раз всплакнули.

Без бумажки ты – букашка!

Как мы уже писали выше, не всем бывшим членам «руководящей и направляющей» удалось до наших дней сохранить партийный документ, чтобы попытаться постфактум найти справедливость при назначении пенсии за стаж и заработки, которые оказалось невозможно подтвердить документально по официальным запросам. А кто-то и вовсе никогда не был коммунистом, хотя добросовестно всю жизнь трудился и даже был отмечен наградами. Как результат заслуг перед государством у тех и других – минимальная пенсия. Никаким иным способом до своих последних дней им теперь так и не доказать, что человек достоин более высокого пособия на старость.

Один лишь пример тому – нерадостная судьба пенсионерки из поселка Яя Валентины Ивановны Я. Рабочий стаж у этой женщины – более полувека. Трудилась она участковой медсестрой в противотуберкулезном кабинете районной больницы. Замену ей, даже когда и возраст был уже за 70, никак не могли найти. Не каждый горел желанием пойти на столь беспокойную работу, где большинство пациентов – бывшие осужденные да прочие асоциальные элементы.

Валентину Ивановну награждали в свое время медалями, грамотами, она всегда была на Доске почета. Сама часто удивлялись, как удается так много лет ладить с таким сложным, а порой, и опасным контингентом. И все же, когда не стало хватать сил и здоровья каждый день пешком обходить поселок, навещая десятки больных, приняла решение уйти на заслуженный отдых. Как вы, наверное, уже догадались, пенсию ей начислили минимальную.

– Стыдно и очень обидно, как несправедливо со мной поступили, – плакала, рассказывая мне свою историю старушка. – Когда пришло время посчитать стаж, сложить заработки для начисления пенсии, выяснилось, что весь архив райбольницы сгорел, и никакие документы не сохранились. Я – дочь репрессированных родителей, меня не только в партию, в пионеры не приняли. Но вот те, кто вместе со мной работал в больнице бухгалтерами, в регистратуре, начальниками разными, да к тому же были коммунистами, те по партбилетам смогли восстановить свой стаж. И пенсию теперь получают почти вдвое больше, чем у меня! Я же все годы была только в профсоюзе. Тоже платила исправно взносы. Вроде в профсоюзном билете также каждый месяц указывался размер моей зарплаты, но его во внимание не приняли.

Бабушка писала обращения во все инстанции, чтобы восстановить вопиющую несправедливость: губернатору, уполномоченному по правам человека, даже президенту. И везде как под копирку ей отвечали: да, действительно архив Яйской районной больницы сгорел, предположительно – от поджога неустановленным лицом. И предлагали…ей самой найти, как они формулировали, «причинителя вреда». А потом уже через суд потребовать от него компенсации за свою не доначисленную пенсию.

В свое время дознаватели в пожарной службе искали этого так называемого «причинителя вреда» – не нашли. Следователи тоже, но не справились. А старушке, которой шел уже 80-й год, чиновники предлагали самой стать сыщиком, выследить и отловить того негодяя, который сжег больничный архив. И затем еще пройти через судебные тяжбы, чтобы дождаться от него материальных компенсаций за потерянный стаж, а по сути, и погубленный остаток жизни. Разве ж это не абсурд, не издевательство над пожилым человеком?!

В общем, помыкавшись, загрустила пенсионерка от такой вопиющей несправедливости, исходящей от государевых слуг, которые из разных инстанций слали ей свои неподдающиеся здравому смыслу советы и наказы. От переживаний, скорее всего, вскоре и слегла. Да и из жизни ушла довольно быстро.   

В чем ум, честь и совесть нашей эпохи?

– Встречу бывшего своего больного, он раз пять в зонах сидел, почти и не работал нигде, а пенсия у него оказалась начислена больше, чем у меня, – рассказывала Валентина Ивановна. – «Видно, плохо ты, бабуся, работала всю жизнь», – говорит, и дает мне рублей сто – на хлеб. Так мне станет обидно, что жить не хочется! Поняла я, что правды в нашем государстве нигде не найти, никому мы, старики, теперь не нужны!

Подобных историй в Кузбассе, когда при начислениях пенсии простым работягам были утрачены архивы, в которых хранились актуальные данные, можно привести множество. Вот еще один. Бывший член КПСС, простой труженик, много лет отработал на одной из обогатительных фабрик в Горной Шории. На вредном производстве, кстати, где приобрел кучу болезней. В свое время родственники переманили его переехать жить в относительно экологически чистый Ижморский район. Несколько лет до пенсии он сторожил школу. А когда пришло время оформляться на заслуженный отдых, и был послан запрос на предприятие, где прошла почти вся трудовая жизнь, выяснилось, что оно уже ликвидировано, а архив не сохранился. А он и партбилет то ли потерял, то ли выкинул. В результате – жизненная драма, мизерная пенсия, похороны… Ушел человек в мир иной с обидой на весь белый свет.  

Почему архивы сгорали, а архивные документы ликвидированных предприятий выбрасывались на свалки или кем-то намеренно уничтожались, непонятно. Никто за это, похоже, не отвечал и никогда не ответит. От творящегося беспредела в сфере документооборота, по сути, ломались и ломаются судьбы многих кузбассовцев, которые всю сознательную жизнь посвятили труду на благо Родине. Но самих их, как оказалось, некому стало защитить. Они – нынче немощные и нищие –  теперь малоинтересны своему государству. И только бывшие коммунисты с партбилетами в карманах вновь оказались «на передовой».  

Валерий Язовский (фото автора)

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here