На последней сессии городского Совета народных депутатов Новокузнецка было принято решение, вызвавшее массу вопросов и у журналистов, и у тех новокузнечан, кто считает необходимым быть в курсе дел своих избранников – в регламент и в «Положение о комитетах и комиссиях…» были внесены изменения, запрещающие находиться посторонним при рассмотрении вопросов депутатами. Кто же такие – эти посторонние?

Еще раз уточним – речь идет не о сессиях, где зачастую уже просто голосуют за предварительно выработанные решения, а именно о работе комиссий и комитетов. Более того, теперь запрещено производить аудио- и видеозапись, фотосъемку во время обсуждений – всем, за исключением сотрудника, выполняющего эти обязанности по долгу службы. И уж совсем любопытным представляется положение, которое и самих депутатов, не входящих в состав той или иной комиссии (комитета), лишает возможности присутствовать при обсуждении.

Первое, что приходит в голову после введения таких ограничений, — попытка увязать действия депутатов либо с военной операцией на территории Украины, либо с усилением экономических санкций западными странами – что-то вроде перехода на рабочий вариант в условиях ЧС. Но позвольте, что за таинственные переговоры предстоят избранникам народа, если ничего подобного нет даже на уровне Государственной Думы и областного Законодательного Собрания? Значит, проблема все-таки в другом?

Желание не видеть на заседаниях комиссий и комитетов тех журналистов, которые не относятся к обслуживающему власть персоналу, и раньше доминировало в депутатских рядах – их просто «забывали» пригласить в намеченный час. Что уж говорить об активистах, вносящих своими сомнениями и предложениями хаос в заранее утвержденную процедуру?! Но даже не это главное: корректировка регламента и «Положения о комитетах и комиссиях…» противоречит целому ряду конституционных основ и федеральным законам – в частности, закону о СМИ. Не случайно присутствовавшие на сессии депутат Госдумы Александр Максимов и депутат Заксобрания Татьяна Протас, не взирая на доброжелательное отношение к костяку Совета народных депутатов из «Единой России», тут же подвергли критике вносимое новшество. Ведь утверждаемый порядок и им запрещал посещать заседания комитетов и комиссий.

Попытка прояснить, что же такое происходит в недрах новокузнецкого депутатского корпуса, сподвигла к встрече с Леонидом Бураковым – первым секретарем Новокузнецкого горкома КПРФ и депутатом упомянутого собрания по совместительству. Как оказалось, у него на этот счет имеется своя версия – доминирующая, как он считает. Дело в том, что после долгих лет отсутствия в местном Совете, в прошлом году коммунисты, наконец, смогли делегировать туда своих представителей. А затем начали активно освещать на партийном сайте все происходящее не только на сессиях, но и в комитетах и комиссиях. Это, считает Бураков, многим почему-то не понравилось.

— Если подходить к вопросу строго формально, инициатива исходила от депутата Сергея Ярославлева. Который, кстати, и возглавляет комитет по вопросам местного самоуправления, правопорядка и информационной политики, — рассказывает Леонид Бураков. – Разговор о грядущих изменениях зашел еще в начале марта. Причем, главный упор делался как раз на необходимость запретить аудио- и видеосъемку. Мы задавали вопрос: зачем сейчас что-то менять, если все положения были утверждены совсем недавно – в октябре прошлого года, когда нынешний депутатский корпус приступил к работе? Он открыто сказал мне, что очень многим не нравится, что с заседаний ведется репортажная съемка, а люди не всегда хорошо выглядят внешне, не всегда правильно выражают мысль. Однако все это тут же становится достоянием общественности…

Я возражал, говорил что-то о том, что мы публичные люди, что насильно в депутаты никто никого не загонял, а избиратели должны видеть, кто именно и что говорит, за что и почему он голосует. Эффект получился обратный: кажется, именно после этого принято было решение и о том, что депутаты-не члены комитета или комиссии тоже не могут присутствовать на заседаниях. Лично мне вот это совершенно непонятно. Ведь на сессиях уже надо голосовать, принимать решение «за» ты или «против», а задавать вопросы и выяснять, почему принята за основу именно такая интерпретация, уже элементарно нет времени. Может, все и согласуется с твоими убеждениями и с наказами избирателей, но как узнать? На сессии, при попытке уточнить детали процедура вообще может превратиться в незапланированную дискуссию. Но все же главное состоит в том, что это противозаконное решение.

— В городе вроде бы есть кому следить за законностью принимаемых депутатами решений.

— Да, есть. Буквально перед самой сессией, 28 марта мы отнесли в прокуратуру города жалобу на проект решения, которое должно быть принято. С полным перечнем в ней нарушений статей обновленной Конституции и целого ряда других законов. Прокурор (вместо Олега Заратовского эту должность с декабря прошлого года занимает Алексей Черевко – ред.) на глазах еще одного нашего депутата бегло ознакомился с претензиями и попросил положить документ в контейнер для «входящих». Но на сессии, когда зашла речь о нарушениях законности в принимаемом решении, он не проронил ни слова.

— Тем нем менее, решение принято, что дальше?

— Сложно сказать, принято или нет. Я сам до сих пор не знаю. По сути, учитывая, что большинство, состоящее из депутатов «Единой России», проголосовало за вносимые изменения, оно должно быть принято. Но документа такого я еще не видел. У нас вообще любопытно проходит голосование: председательствующий оценивает на глаз количество поднятых рук и выносит решение, принято или нет поступившее предложение. Нет этой щепетильности, которая должна быть – строгий подсчет тех, кто проголосовал «за», «против», кто воздержался…

Что делать дальше? Проигнорирует нашу жалобу прокурор, будем обращаться в суд. Постараемся максимально использовать все те возможности, которые прописаны в законах.

— Неужели депутатов так волнует, как они выглядят и что говорят, чтобы пойти на нарушения и отгородиться от внешнего мира?

— Думаю, причина не только в этом. Мы, к примеру, голосовали против принятия бюджета в его нынешний интерпретации. Причем, не ограничивались критикой, а предлагали свой вариант наполнения бюджета и перераспределения средств. О чем не раз и рассказывалось в наших видеосюжетах. Такой вариант гласности вполне мог кому-то не понравиться.

— Кому? Городской администрации?

— Вряд ли. Глава города Сергей Кузнецов сам заинтересован в поисках оптимальных решений, чтобы иметь меньше головной боли. Но у нас есть достаточное количество депутатов от ЕВРАЗа, которые вполне могут лоббировать интересы компании — чтобы те или иные решения не сказывались на ее финансовой стабильности. Есть представители Русала, других промышленных предприятий… Иными словами, не всегда интересы города и избирателей могут превалировать над пожеланиями тех, кто делегировал своих представителей в депутатский корпус.

Владимир Максимов

Поделиться:

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Да все просто. Отдельным депутатам из партии Абрамовича и Дерипаски очень не хочется, чтобы в материалах будущих уголовных дел фигурировали видеозаписи их «плодотворной» деятельности в городском совете.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here