Вчера Кемеровостат опубликовал итоги социально-экономического развития Кузбасса за два месяца с начала года, а губернатор Сергей Цивилев рассказал о развитии региональной экономики в условиях санкционного давления. Жители области почувствовали результат внешних усилий стран Запада пока что только в росте цен на продукты — особенно на овощи и сахар, а также при введении ограничений на покупку ряда товаров.

Итак, заявлено, что главными локомотивами развития региона в новой экономической ситуации должны стать строительство и развитие малого и среднего предпринимательства. Согласитесь, но словосочетание «новая экономическая ситуация» невольно ассоциируется с периодом «новой экономической политики» (НЭП), к которой Советская Россия переходила ровнехонько 101 год назад, в марте 1921 года.

Тогда перед государством стояли примерно те же самые цели, что и сейчас: финансовая стабилизация, подавление инфляции, достижение сбалансированного бюджета. Советская Россия в то время выживала в условиях кредитной блокады, сравнимой с нынешним отключением банковской системы РФ от SWIFT, определяла приоритеты развития, а также намечала основные цели в производстве и распределении продуктов. То есть прошло сто лет, а проблемы все те же. Кстати, губернатор отнюдь не случайно в своих оценках нынешней ситуации то и дело ссылается не на какой-то там американский или европейский, а на прошлый и, как ему кажется, весьма эффективный опыт собственной деятельности:

У нас есть опыт, полученный в период предыдущих кризисов, заявил Сергей Евгеньевич. Мы тогда собирались с депутатами, нашими ветеранами и правительством Кузбасса и разбирали два варианта развития событий. Первый — мы кризис будем пережидать, остановим все проекты, сожмем расходы и будем ждать. Но у этого варианта очень много негативных последствий. И второй вариант — мы берем всю ответственность на себя и начинаем активно заниматься стройкой. Единогласно был принят второй вариант, и нам это очень помогло, особенно когда угольщики остались без работы. Они все ушли в стройку. И сейчас — следующий вызов, и мы на этот вызов отвечаем точно так же. Мы увеличиваем количество объектов и стараемся сдвинуть сроки влево. И опять наш девиз: стройка — это локомотив выхода из кризиса.    

Что же у нас в строительном секторе? Судя по данным статистики, ситуация там выглядит спокойной: объём работ, выполненных в январе-феврале, составил 21,3 млрд. рублей, что на 35,4% больше уровня соответствующего периода 2021 года. Правда, год назад этот показатель снизился почти на 30% по отношению к 2020 году, так что реальный рост не сильно впечатляющий, но все же какое-то движение вверх налицо.  

Прозрачный намек губернатора на возможную безработицу в главной отрасли региона тоже понятен: видимо, ему уже известны первые итоги работы угольной отрасли в марте, и он принимает упреждающие меры. Тем не менее, с учетом февраля статистика зафиксировала рост добычи угля по сравнению с январем-февралём 2021 года на 1,2%. Правда, по данным министерства угольной промышленности, остатки угля на промежуточных и прирельсовых складах и в бункерах обогатительных фабрик на 1 марта текущего года составили 17,2 млн. т. (+2,3 млн. т. к уровню прошлого года). И это несмотря на высокие мировые цены. А ведь в феврале объявленные России санкции ещё никак не должны были повлиять на положение дел в отечественной экономике.

Как положительный пример, весьма неплохо шли дела у производителей пищевых продуктов – 109% к прошлому году. Ещё лучше были показатели в производстве кокса и нефтепродуктов – 111,3%, в металлургии – 107,4%, в производстве готовых металлических изделий – 133,7%, в химической промышленности – 106,6%. Статистика отмечает также ускорение роста оборота розничной торговли – 104,5%. Однако при этом надо учитывать ползучий рост цен и фактор низкой базы на фоне падения торговли в карантинный период 2020 года.

В других, не столь крупных отраслях экономики работа в этом году как-то не заладилась: индекс производства лекарственных средств и материалов составил 71,1% от аналогичного прошлогоднего показателя; при изготовлении мебели – 84,6%; при производстве электрического оборудования – 82,2%; при пошиве одежды – 74,6%; при обработке древесины и производстве изделий из дерева – 58,2%.

Повышенный рост инфляции на 1% в феврале никого не удивил, потому как все мы давно привыкли, что всё вокруг только дорожает и никогда не дешевеет. По отношению к январю-февралю 2021 года потребительская инфляция выросла на 10% с лишним, зато индекс цен производителей составил более 195% — есть ещё куда подтягиваться ценам в розничной торговле. К тому же, на 124,8% вырос индекс цен производителей сельхозпродукции.

Средняя начисленная заработная плата в январе текущего года составила 49 871 рубль. Она возросла к январю прошлого года на более чем 11%, но из-за роста цен и тарифов в реальном выражении её покупательная способность снизилась почти на 20%. Так что перспективы кузбасской экономики в этом отношении отнюдь не радужные, а весьма грустные. Впрочем, не забывайте — наш паровоз («локомотив выхода из кризиса») уже стоит на запасном пути.

Александр Сусоев

Поделиться:

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Глава региона, оказывается на деле, просто выглядит обывательским статистом преступного повышения цен вместе со своими надутыми «министерствами». Что изменилось? Пустотатство и болтовня через край о каких-то надуманных издержках через государев карман…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here