А мы вновь намерены затронуть тему грядущего повышения тарифов на коммунальные услуги с июля 2020 года на 15 процентов. Судя по тому, что проблемой снижения выпадающих доходов обеспокоены все муниципалитеты Кузбасса (а именно этим объясняют нам будущий рост платежей), то поневоле начинаешь просчитывать истинного выгодоприобретателя, исходя из элементарной логики и закона сохранения материи – если где-то убывает, то где-то обязательно прибавляется.

Учитывая, что губернатор Сергей Цивилев в своих экономических прожектах нередко упоминает имя миллиардера, основного собственника СУЭК (Сибирская угольная энергетическая компания) и СГК (Сибирская генерирующая компания) Андрея Мельниченко, дело здесь без него или его советников вряд ли обходится. Ведь практически все генерирующие мощности региона находятся под непосредственным контролем одной из упомянутых компаний, как и значительная часть тепловых сетей Кузбасса.

Увы, но такое противоречащее рыночным отношениям положение вещей мало беспокоит антимонопольный комитет страны. Может, потому, что Кузбасс в этом смысле не уникален – структуры Мельниченко с успехом оккупировали и все сопредельные регионы – Алтай, Хакасию, Красноярский край и Новосибирскую область. Добываемый здесь же СУЭКом уголь для нужд СГК делает производство тепла в Сибири относительно недорогим и выгодным.

А коль так, то монополисту ничего не мешает вести диалог с местными властями с позиции силы. Как в конечном счете будет называться оброк в виде повышенных тарифов – соинвестированием программ или выходом на реальную стоимость затрат – не суть важно. Главное заключается в том, что не региональный или местный бюджет, не бухгалтерия компаний Мельниченко, а именно население всем миром будет покрывать затраты на проведение ремонтных работ, на модификацию основных средств в бизнес-структурах.

Замечательную, на мой взгляд, параллель в связи с этим провел один из новосибирских обозревателей накануне отопительного сезона, вызывавшего уже тогда серьезную обеспокоенность. Заказываете вы, к примеру, на дом такси, подъезжает к подъезду тачка, а водитель вместо того, чтобы везти пассажира к месту назначения, начинает ныть: вот, купил эту старую рухлядь, собирался на ней зарабатывать, а на ремонт столько денег уходит?! Давайте по дороге мне карбюратор купим и заправим литров десять?  

Кажется, что в реальной жизни такое невозможно – кто же рухлядь станет покупать? А вот Мельниченко скупил сибирские коммунальные сети и генерирующие станции, будучи на 100 процентов уверенным, что власти никуда не денутся и будут их «соинвестировать». А плата за «проезд» – это уже чистый доход, на него общность интересов не распространяется.

В Новосибирске два года назад была предпринята попытка «СИБЭКО» – подразделением СГК –  поднять одноразово коммунальные тарифы на те же 15 процентов, которые предлагаются сегодня и нам, но возмущенный народ не позволил это сделать. После массовых выступлений не рискнули городские и областные власти Новосибирска принимать непопулярные решения – тем более, в период, когда одни выборы сменяли другие. И что же? На минувшей неделе, 19 ноября, в 25-градусный мороз в результате коммунальной аварии остались без тепла 40 многоквартирных домов. А 23 ноября – и вовсе 118. 

Поневоле вспомнишь слова из клипа, созданного коллегами новосибирских коммунальщиков – работниками СГК Кузбасса – накануне отопительного сезона: «Никто не узнает, где мы пропадали, пока не наступили холода…». Кто виноват? С одной стороны, конечно, власти, которые допустили наличие такого количества аварийных труб, требующих срочной замены, что в межсезонье удалось обновить только 0,4 процента от их общего количества. А что же СГК? Аварии – это лишний повод убедить несговорчивых новосибирских чиновников изъять у населения необходимые деньги для нужд бизнеса, вызвавшегося проявлять заботу о тепле в домах сибиряков. Иными словами, «таксист» не прочь свалить всю вину за то, что отвалились «колеса», на «пассажиров».

Лишь Ростехнадзор в силу своей специфической работы пытается сейчас понять, как во время межсезонных испытаний не были выявлены наиболее аварийные участки, приведшие к крупным неприятностям уже в самом начале зимы? Но надзорный орган не в силах определить, сколько всего необходимо приплачивать бизнесу, чтобы с того можно было спросить без скидок на объективные причины – это вне его компетенции.

Теперь реакция команды Цивилева – официального инициатора повышения тарифов – на законные вопросы общества о превышении правительственных норм при ежегодном увеличении цен на услуги в сфере ЖКХ вполне прогнозируема: «Вы что хотите, как?..». У нас всегда готовы к проведению негативных параллелей. Не с Украиной, так с Францией. Не с Францией, так с Новосибирском…  Обнадеживает в этой ситуации одно: у Андрея Мельниченко есть все шансы с нашей помощью возглавить список самых богатых людей России. Пока что с капиталом 15,5 миллиардов долларов он занимает лишь седьмую строчку в рейтинге Forbes.       

Владимир Максимов    

Поделиться:

5 КОММЕНТАРИИ

  1. Аналогия с такси как раз уместна и явно показывает, к чему приводит демпинг, когда цена на поездку в такси настолько упала, что не позволяет не то что обновить машину, ну и поддерживать её в технически исправном состоянии, не говоря уже о медицинском предрейсовом осмотре водителей, который должен быть в серьёзных автоколоннах, оказывающих услуги перевозки людей.
    Это наглядно показывает и ситуацию с состоянием тепловых сетей абсолютно в разных городах – примеров много. И Новосибирск не исключение. Годами тарифы искусственно сдерживались, и когда власти на основе расчётов предложили увеличение на 15% – никто к такому повороту готов не был. В итоге отыграли всё назад, а сети посыпались как карточный домик. Кстати, два года СГК в Новосибирске не было и к «Сибэко» она отношения не имела.

    Давайте все же оперировать цифрами, с которых начал уважаемый автор! Что такое 15%? Это не рост тарифов, а величина возможного увеличения общей платы граждан за ЖКУ. То есть сумма, куда входит всё: от платы за отопление до оплаты услуг дворника. Эта та самая цифра, которая в квитанции за ЖКУ значится в строке «Итого, к оплате». Возможно смысл принятых депутатами решений как раз и сводится к тому, чтобы постепенно довести оплату за ряд коммунальных услуг до 100%, как и должно быть в экономике, а не тратить на это бюджетные деньги.

    • Если оперировать цифрами, то необходимо пояснение, откуда взялась цифра 15? Почему не 10, не 25? Обоснование производится с потолка? И почему вы, говоря о Новосибирске, не берете в расчет такой факт, как успешное проведение межсезонных испытаний на сетях, а валите все в кучу. Стенание и требования дополнительного финансирования в инженерные коммуникации не прекращаются после того как рухнул СССР. И каждый новый собственник (арендатор), проклиная предшественников, рапортует о километрах переложенных труб. Где они? Почему надо верить сегодня именно СГК?
      Для того, чтобы не было никаких сомнений в том, почему растут тарифы и сумма выпадающих доходов, надо показать истинные затраты эксплуатационников. И не сегодняшние, а в динамике. Только на это никто не отважится.

  2. Выпадающие доходы это льготы и субсидии. Их платит либо бюджет, либо потребители. Включение выпадающих доходов в тариф это снижение нагрузки на бюджет, а не увеличение прибыли тепловиков.
    Критика “монополизма” не понятна. Что предлагается взамен? Построить в два раза больше ТЭЦ и вторые теплосети и обслуживать еще и их? Перейти на неэффективные и дорогие малые котельные, а ТЭЦ превратить в ГРЭС, чтобы они вырабатывали только электричество?
    Аналогия с такси абсурдна. Во-первых в стоимость услуг таксиста обслуживание машины входит в полном объеме, во-вторых, как можно называть оплату услуг “чистым доходом”, когда в тариф входит топливо, зарплата рабочим, налоги, обслуживание станций и так далее?

    • Да, это льготы и субсидии. Почему эти цифры увеличиваются, а не падают, если тарифы для населения (по закону) и без того ежегодно поднимаются выше уровня инфляции? Значит, составляющая выпадающих доходов, как и задумано, должна постепенно снижаться. А она растет. Цифры – в открытом доступе. Поясните, почему это происходит.
      Что ж непонятного в критике монополизма, если компания не только генерацию прибрала к рукам, но и сети. Только не говорите, что они не в собственности, а в аренде. И что их монополисту навязали, как никому не нужный балласт. Потому что это не так. И уголь тут же свой – замкнутый цикл. С УК сложности есть, но если поднапрячься…
      Никакого абсурда в аналогии с такси нет. Да, в оплату услуг входит все вами перечисленное, но в том числе и чистый доход. Который (или часть его) пойдет вместе с деньгами, собранными с населения, на инвестирование проектов (то есть, на увеличение капитала) монополиста. Как и покупка карбюратора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here