трудовые резервы

Судя по всему, отправка одних граждан активного трудового возраста на специальную военную операцию, а также бегство от неё тысяч молодых людей за рубеж, заметно оголили и без того скудные ряды специалистов на предприятиях топливно-энергетического комплекса, в связи с чем в Кузбассе объявлена ещё и трудовая мобилизация.

О ней губернатор Кузбасса рассказал на заседании комиссии Госсовета Российской Федерации по направлению «Энергетика». По его словам, в соответствии с планами трудового призыва, вакансии, освобожденные мобилизованными, могут занять студенты профильных вузов и ссузов. Уже действует электронная платформа центра опережающей профессиональной подготовки, где предприятия могут разместить информацию, какие именно специалисты им нужны. Для этого разрабатывается и соответствующая образовательная программа. Кроме того, на заседании под председательством Игоря Левитина обсуждали, что можно сделать для популяризации различных профессий ТЭК среди выпускников образовательных организаций.

В общем, хроническая проблема кадров снова обострилась. Из короткого информационного отчета нельзя узнать подробностей из выступлений главных чиновников отрасли, представителей компаний ТЭК и вузов, но можно предположить, что картину они нарисовали безрадостную. А поскольку многие проблемы в постсоветской России привычно лечат рецептами СССР, то можно предположить, что кадровый голод не будет утолен, а только усугубится.

Разумеется, простых решений не бывает, однако пессимизм в отношении нынешних менеджерских решений возникает потому, что в СССР кадровая проблема решалась в соответствии с экономическими законами первой в мире страны социализма: границы были плотно закрыты, профессиональное образование оставалось бесплатным, зарплаты на добыче углеводородов и предприятиях энергетики поддерживались на сравнительно высоком уровне, к тому же активно строилось жильё, и получали его в основном очередники — в большинстве своём, опытные и проверенные кадры.

Какие инструменты закрепления работников остались в наличии у нынешних менеджеров? Судя по короткому отчету — только «популяризация». Все другие советские методы, включая использования опыта отцов и дедов, в эпоху постсоветских так называемых «рыночных отношений» не работают или малоэффективны. Ко всему прочему, производительность труда в силу нашей технологической отсталости от многих развитых стран, осталась в России на нижайшем уровне. Если в США, Китае, Японии, Южной Корее, европейских странах наступает эра четвёртой технологической революции, то мы во многих сферах ещё догоняем третью — цифровую революцию. Догоним ли в условиях санкций – вопрос с предсказуемым ответом.

На днях замгубернатора Андрей Панов, побывавший на форуме «Российская энергетическая неделя», сообщил, что «долгие годы отечественные компании предпочитали использовать в своей работе исключительно импортные товары и технологии. Сегодня доступ к ним в силу объективных обстоятельств ограничен или совсем отсутствует. А отечественные производители и потребители оказались к этому не совсем готовы. Сейчас первейшая задача решить эту проблему — и как можно быстрее. Нам нужна технологическая независимость и самодостаточность».

Нужны-то нужны — это и коту Ваське понятно, однако люди, заведшие страну в этот лабиринт безвыходных проблем, остаются на тех же местах и с теми же навыками партийных и комсомольских балаболов, коими так богато было социалистическое отечество. Способны ли они переформатировать экономику на новый лад? Совершенно очевидно – нет. Если говорить об угольной отрасли, то двадцать с лишним лет болтовни о строительстве в Кузбассе современных предприятий углехимии, возрождении горного машиностроения, добыче газа-метана из угольных пластов, рекультивации нарушенных земель, экологичных методах хранения и транспортировки топлива, повышении качества жизни населения так ни к чему и не привели, оставшись, в основном, благими пожеланиями.

В конце прошлой недели в очередной раз и с большой помпой было объявлено про одобрение проекта создания в Кузбассе особой экономической зоны промышленно-производственного типа. Говорят об этой ОЭЗ уже много месяцев, и вот наконец-то одобрили. Попутно сообщили, что ожидаемым эффектом станет привлечение финансов, создание новых рабочих мест и рост налоговых отчислений потенциальных резидентов — объем инвестиций составит порядка 92,8 млрд рублей. На эти деньги планируется увеличить не только объем валового регионального продукта, но и создать не менее 1,2 тыс. новых рабочих мест.

Известно, что особые зоны и всякие территории опережающего развития предполагают для инвесторов различные налоговые льготы и другие законодательные послабления. Однако Кузбасс, по сути, давно уже является особой зоной, где хозяйничает небольшая группа людей, «особо приближенных к императору». Ради умножения их прибылей власть старается не замечать множественные экологические нарушения, усугубляющуюся демографическую катастрофу, а также печется о расширении транспортных коридоров по вывозу природных богатств региона на экспорт, обещая взамен рабочие места.

Найдется ли желающий вложиться в новую ОЭЗ миллиардами рублей? Сейчас верится в это слабо, если не сказать, что не верится вовсе. По тем же самым причинам — нулевым результатам по итогам выполнения прежних стратегий и решений. Стоит ли их умножать?

Сергей Борисов

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here