В Спиченкове после недавнего заявления компании “Новапорт” о том, что она не прочь приобрести Новокузнецкий аэропорт, побывал замгубернатора Андрей Панов.

Замгубернатора, посетивший Спиченково в минувшую пятницу, увидел утреннюю пробку на подъезде к аэровокзалу и забитую транспортом привокзальную площадь. Понаблюдал за толчеей у стоек регистрации и за неразберихой в секторе выдачи багажа…

В общем, Андрей Панов остался недоволен, о чем поведал в Инстаграмме.  Написал, что аэропорт не справляется с нагрузкой. По его мнению, необходимо не только расширять парковку, но и построить еще один терминал. И не преминул заметить, что два года назад владеющая аэропортом компания “Аэрокузбасс” обещала воздвигнуть к 300-летию Кузбасса новый аэровокзал с соответствующей инфраструктурой, но пока только ищет инвестора, объясняя задержку пандемией. Так-то оно так, однако слово-то собственники не сдержали, заключил замгубернатора.

За несколько дней до этого в деловой прессе прозвучало высказывание главы сибирского кластера «Новапорта» Евгения Янкилевича, который “видит логику в том, чтобы один оператор развивал в одном субъекте оба аэропорта”. (Для справки: помимо Кемеровского аэропорта эта компания владеет почти двумя десятками авиапредприятий в России и ближнем зарубежье). По словам Янкилевича, “если мы получим предложение от аэропорта Новокузнецка, и сможем договориться о правильной и понятной всем рыночной цене”, его компания готова взять Спиченково под свое крыло.

Визит Андрея Панова вряд ли означает, что в руководстве Кузбасса намерены плотно опекать возможную сделку (еще не завершенная история с “Инской” предостерегает от административного прессинга в таких делах). Скорее всего, замгубернатора хотел оценить шансы Янкилевича “осуществить перехват цели”, о чем тот недвусмысленно заявил. Спиченково не птичка-невеличка, и кто бы ни были владельцы авиапредприятия, властям в любом случае небезразличны их намерения и сегодняшнее положение дел в аэропорту…

Россияне, что постарше, хорошо помнят, что когда-то всепогодные Ан-2 в Сибири зимой вставали на шасси с лыжами. И вот ведь какая метаморфоза:  “кукурузников на лыжах” давно нет (как, впрочем, заброшена и вся малая авиация вместе с грунтовыми аэродромами), зато появились “лыжные чартеры”.

Вполне очевидно, что интерес “Новапорта” к новокузнецкому авиапредприятию подогревает то обстоятельство, что нынешней зимой Спиченково превратилось в своеобразный “аэродром подскока” для туристов, следующих в Шерегеш. Правда, из Новокузнецка на горнолыжный курорт им приходится добираться уже не по воздуху, а по автодороге или электричкой. Не догадался, “Аэрокузбасс” вертушки запустить. (Эх, знать бы прикуп и что в этом самом Сочи  будет малоснежный декабрь…)

Так или иначе, за один предновогодний месяц через Новокузнецкий аэропорт проследовали почти 34 тыс. авиапассажиров – чуть ли не в полтора раза больше, чем в декабре 2019 года. “Лыжные чартеры” позволили  авиапредприятию нивелировать отчасти потери по итогам года, который прошел под знаком пандемии, повсеместно приземлившей пассажиропоток. Для сравнения: воздушная гавань Новокузнецка недосчиталась в 2020 году 15% авиапассажиров к прошлогоднему уровню, а аэропорт Кемерова – 42 % . Вот эти данные Росавиации и побуждают “Новапорт” вкрадчиво предложить конкуренту “уступить лыжню”.

Авиапассажирам “занимать принципиальную позицию” по этому вопросу вроде не с руки. Нам что нужно? Чтобы рейсов было побольше, билеты – подешевле и посадка – помягче. А уж кто там будет заниматься рулёжкой аэропортовского бизнеса, не нашего ума дело. Поэтому на заявление Евгения Янкилевича у нас в соцсетях среагировали довольно вяло и невпопад. Один дотошный комментатор погуглил данные по “Аэрокузбассу” и возмутился: как так, аэропорт Новокузнецкий, а компания зарегистрирована в Прокопьевске? Ему возразили: почему нет, тем более что аэропорт расположен на землях Прокопьевского района.

Могу к этому добавить любопытную деталь: нашел в интернете одну из первых карт воздушного сообщения в СССР за 1934 год. Там указан коротенький в масштабах страны маршрут – от Новосибирска на юго-восток. Конечная точка обозначена как Прокопьевск. Да и на более поздних схемах авиаперелетов (в 30-е годы они, конечно же, не были регулярными) указан  именно Прокопьевск, хотя Сталинск был в разы поболе, и уже завел свой аэроклуб в Абагуре…

Но меня изумляет другая странность. От самых “первых опытов воздухоплавания” на юге Кузбасса (возьмём за исходный пункт появление парашютных вышек ОСОАВИАХИМа) до открытия в 1968 году Новокузнецкого аэропорта, способного принимать дальнемагистральные пассажирские самолеты, прошло лет 35. Вроде не так уж много, тем не менее разница, как между небом и землей. А теперь от 2021 года отсчитаем этот срок назад. Получается 1986-й. В тот год аэропорт Спиченково был связан 24 авиалиниями с 33 городами Центра, Средней Азии, Урала, Сибири, Дальнего Востока, плюс десяток местных региональных авиамаршрутов…

А потом вся страна вошла в “мертвую петлю”. И только сейчас мы понемногу выходим из неё. Спиченково даже статус международного аэропорта заполучил. Но все равно до сих пор есть ощущение болтанки в инверсионном хвосте собственной технической цивилизации.

Александр Ходос

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here