Вчера в ФИЦ УУХ Сибирского отделения РАН завершил работу Х международный симпозиум «Углехимия и экология Кузбасса», на котором академики и доктора технических наук, пожалуй, в тысяча первый раз озвучили перечень различных мер, позволяющих осуществлять глубокую переработку угля в Кузбассе и тем самым диверсифицировать экономику региона. Чтобы в конечном итоге не так болезненно зависеть от конъюнктуры угольных цен на мировом рынке.

Ученые разговоры о том, что транспортные расходы в цене кузбасского угля очень велики, и их можно уменьшить, создавая товары с высокой добавленной стоимостью, начиная от стопроцентного обогащения угля до его комплексной переработки, ведутся если не 300 лет, то немногим меньше, однако ничего не происходит. Академики всё это время убеждали то ли владельцев угольных компаний, то ли самих себя в том, что нужно развивать подземную газификацию угля, перерабатывать отходы его сжигания, всякий раз демонстрируя слайды о том, как выгодны будут новые производства, способные выпускать десятки разных продуктов… Но ничего с тех пор так и не родилось.

Помнится, в 2012 году много говорили о проекте «Комплексная переработка угля и техногенных отходов в Кемеровской области», который предполагал создание углехимического кластера до 2020 года. Кто-нибудь с тех пор слышал о нём вдохновляющую информацию? А про другие многочисленные новации, связанные с углем? На вопрос, почему так происходит, яснее всего ответил в своем выступлении на симпозиуме академик Валерий Крюков:

«У современной России нет государственной стратегии глубокой переработки угля. Мировой опыт не может служить серьезным аргументом для инвестиций в организацию производств по глубокой переработке угля в РФ…. Наличие запасов угля не является конкурентным преимуществом в производстве крупнотоннажных полимеров;  глубокая переработка угля не может рассматриваться ни как гарантия роста его добычи в случае снижения продаж на экспорт, ни как инструмент решения экологических проблем. Наличие в Кузбассе конкурентных преимуществ (мировых компетенций, мощной научной базы и системы подготовки кадров) — миф: за десять лет в Кузбассе не реализован ни один проект в сфере глубокой переработки угля из числа анонсированных ранее. Таким образом, в настоящее время ключевой проблемой на пути создания полноценного углехимического кластера в Кузбассе (и углехимии в России в целом) является отсутствие интереса бизнеса и государства к данной отрасли. Уголь в качестве сырья проигрывает конкурентную борьбу нефти и газу. С учетом рисков и ограничений, которые сопровождают экономику Кузбасса, делать ставку на углехимию как основной драйвер ее долгосрочного развития недальновидно».

Население Кузбасса, кстати, раньше академиков догадалось, что у бизнеса напрочь отсутствует интерес к развитию угольной отрасли в этом направлении. Интерес к дорогим часам, европейским футбольным клубам и многопалубным яхтам заметен, а какая-то там глубокая переработка, повышение налогооблагаемой базы, создание рабочих мест и прочее… Ну зачем все это, если бабла от примитивного экспорта на Запад и Восток и так навалом?! Поэтому и напирают они мощно вместе с кузбасской властью на то, чтобы транспортный коридор Восточного полигона быстрее модернизировали. Сейчас сырье в очередной раз подорожало, а вывезти всё начерпанное добро нельзя. Вот о чём душа болит.

Ещё весной прошлого года, когда коронавирус набирал силу, деловое издание РБК обратило внимание на жалобу губернатора Сергея Цивилева премьер-министру Михаилу Мишустину о введении ограничений со стороны РЖД на вывоз экспортного угля. Причем, коронавирус он привел, как весомый довод в пользу наращивания экспорта: «Вывоз экспортного угля из Кузбасса на восток ограничен уровнем «не более 53 млн т» при исходной задаче вывезти «не менее 53 млн т». Для увеличения экспорта у транспортной монополии возможности есть, указывает губернатор: пропускная способность сейчас увеличивается из-за сокращения пассажирских перевозок на фоне пандемии».

В общем, понятно, что все эти разговоры о кластерах, наукоградах, технопарках, добыче метана, «чистом угле» – не более чем борьба за бюджетные деньги на дальнейшие наукообразные фантазии о пользе угля. Причем, фантазии, многие из которых,  скорее всего, превратятся в доклады к следующему семинару.

Сергей Борисов

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here