На нескольких территориях области вновь продлен режим «черного неба».

Кузбасские природоохранные власти частенько напоминают юморного консьержа Людвига Аристарховича из сериала «Наша Russia», который в ответ на возмущение жильцов по поводу обнаруженных в лифте фекалий, искренне недоумевает: «А кто же это сделал?!» и ловит за загривок кота.

На днях мы уже сообщали о ночной задымленности в Кемерове, когда жители в который уже раз стали жаловаться на удушье и невозможности открыть форточку. Однако официальные «контролеры» в очередной раз обвинили в этом… неблагоприятные метеоусловия (НМУ), то есть безветренную погоду, которая позволяет вредным выбросам скапливаться у земли. И хотя визуально было хорошо видно, как в центре города нещадно коптит небо Кемеровская ГРЭС, а рядом то и дело выбрасывает клубы дыма и «пара» коксохимический завод, но вину за удушье природоохранные структуры привычно свалили на НМУ, как на того самого безответного подъездного кота. Проще говоря, вы жалуетесь на вонь в подъезде, а вам отвечают, что её причина — отсутствие сквозняка! Такое поведение — перекладывание вины — психологи называют манипулятивным: «Это не мы коптим — это небо черное!», «Это не мы речку загадили – просто она Грязнухой называется»…

Понятно, что дым ГРЭС, ТЭЦ и котельных лучше виден, а к нему добавляют свою менее заметную долю другие предприятия, автотранспорт, печки частного жилого сектора, однако количество сжигаемого топлива там несравнимо велико и как только устанавливается очень жаркая или морозная безветренная погода, то в крупных промышленных центрах Кузбасса – не продохнуть. Некоторые высказывают даже подозрение, что именно ночью, когда дым не особо виден, энергетики стараются поднажать и сжечь самый некачественный уголь, а другие промышленные предприятия с допотопными очистными сооружениями работают в режиме повышенной нагрузки. Отметим — почти все крупные кузбасские электростанции работают на угле, а технология его сжигания далека от современных.

Тут бы и показать всему миру, что уголь не топливо прошлого, а как раз энергия будущего, и построить в самых критически важных для Кузбасса территориях современные генерирующие мощности. Помнится, два года назад губернатор сильно восхитился японской тепловой электростанцией в Йокогаме, которая работает на угле. По его словам, творение японских инженеров – то, к чему должен стремиться Кузбасс.

«Японская теплоэлектростанция, работающая на угле. Никакой черной пыли, нет вреда окружающей среде. При этом низкая себестоимость. Именно такую технологию нужно перенимать Кузбассу!» – отметил он и добавил, себестоимость ее работы ниже, чем у соседней, которая потребляет сжиженный газ.

С тех самых пор стремления Кузбасса и его губернатора были сосредоточены отнюдь не на строительстве современных генерирующих мощностей, а как раз на ударном вывозе угля на экспорт в сторону Японии. Ни о какой коренной модернизации наших угольных монстров не было слышно совсем. Чуть позже на вопрос тележурналиста Сергея Брилева, что можно сделать для  снижения СО2 при угольной генерации, Сергей Евгеньевич заявил:

«Я согласен, при сжигании угля СО2 выделяется больше, чем на газовой котельной (кто бы спорил?!). Соответственно, стоит вопрос утилизации СO2, но его надо рассматривать конкретно применительно к территории, где все это находится. Потому что сам по себе СО2, он нужен для фотосинтеза. Это необходимый природе компонент. Российская Федерация, как раз, является донором для многих стран, если правильно посчитать, адекватно посчитать поглощающую способность наших лесов по CO2, а мы сейчас этим серьезно занимаемся, то окажется, что Россия еще донор для других стран по поглощению CO2. Поэтому с этой точки зрения развитие угольной генерации и выбросы CO2 совершенно не вредят нашей экологии. Все остальные выбросы можно вычистить».

Вот собственно и всё! О чем спорить? Людишки какие-то зря пишут жалобы и наветы на угольную энергетику и на уголь вообще. Кузбасс – донор для фотосинтеза растений. Ну а если вы или кто-то из ваших близких помрет от рака легких, то по логике манипулятора это как раз-таки ваша вина: окна надо было почаще открывать и спортом заниматься.

Сергей Борисов

Поделиться:

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Глава региона, занимаясь устройством кемеровского фасада, с высоты кардиоцентра совершенно не видит в прямом и переносном смысле потолка над головой, уповая на матерь-природу или кляня её «по всем фронтам», задыхаясь в бессилии… Заимка Щеглова не могла предположить, что на её месте образуется в конечном счёте город, а правобережная деревня Кемерово, напротив вливания речки Усть-Искитимка в реку Томь, передаст потомкам в конечном итоге «звучное» название. А с января 1943 года город получит областной статус.

    • Столица Кузбасса находится в котловине природного раздора и всё время пенять на неё как-то нескромно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here