Этот документ я увидела всего неделю назад у женщины, с которой мы знакомы лет тридцать. С Ниной Ивановной (имя изменено) мы часто ведём очень долгие телефонные разговоры на разные темы. Одна из них уже набила и горожанам, и нам самим жуткую оскомину: был ли в 2004 году в Берёзовском осуществлён переход на 100-процентную оплату за ЖКХ, когда все тарифы одномоментно увеличились почти в два раза?

Об этом, кстати, уже была публикация в «Волости» 13 февраля 2020 года под названием «В Берёзовском тоже плачут». Но годы идут, а ответа на злободневный вопрос так и нет. Его и намеревалась получить беспокойная Нина Ивановна. За несколько лет она объехала все областные инстанции, но никто не смог ответить на этот животрепещущий вопрос. Наконец в 2016 году зам. губернатора по ЖКХ А. А. Лазарев сообщил: факт перехода на полную оплату за ЖКХ в областных документах не зарегистрирован. Значит, его и…. не было?

Но «Российская газета» 26 января 2005 года в статье под заголовком «Покажите, за что платить. В Кузбассе доказали, что ЖКХ можно реформировать» написала, что «…специалисты Сибирского делового союза и городской администрации практически безболезненно провели в Берёзовском подготовку к одной из самых сложных и необходимых рыночных реформ… Поэтому опыт Берёзовского распоряжением областных властей был распространён на весь Кузбасс».

В 1989 году проездом я останавливалась в Минске, где воочию увидела напёрсточников. Крутя колпачки по земле, под одним из которых был шарик, паренёк беспрестанно приговаривал: «кручу-верчу, запутать хочу». Крутил до тех пор, пока не появилась милиция, а молодой человек сломя голову убежал.

Областное правительство, словно мальчик-напёрсточник, пытается заморочить голову отсутствием документов, подтверждающих пресловутый «переход». Но их в принципе не могло не быть – слишком шумно рекламировали на всю страну опыт Берёзовского! Разве что по чьему-то указанию они были уничтожены. Но такого тоже не может быть в принципе – областное правительство не шарашкина контора.

Поэтому Нина Ивановна продолжала объезжать все областные инстанции в поисках ответа, но не нашла. Наконец в декабре 2016 года обратилась в берёзовскую городскую газету «Мой город» с предложением рассказать о неудавшейся реформе ЖКХ на страницах газеты. Люди, мол, должны знать правду и не гадать на кофейной гуще, почему реформа не состоялась.

Редакция «МГ» отправила запрос в городскую администрацию, и 23 января 2017 года ответ пришёл. Но в газете он не был опубликован. Что вполне естественно: пояснений, почему «переход на 100% так и не был осуществлён», нет. Зато возникает много вопросов. Например, до августа 2004 года 1 кв. м. отопления по норме (тарифу) стоил 8,64 руб. Горожане платили по соц. норме – по 6,05 руб. за 1 кв.м. Это 60% от тарифа, то есть от экономически обоснованной стоимости услуги. С августа тариф подрос до 11,52 руб. за 1 кв.м. Больше, чем на 40%, и стал экономически более чем обоснованным!

Такая же петрушка произошла со всеми показателям. За 1 куб горячей воды стали платить по 24,01 руб. (платили 12,58 руб., рост на 89%), за холодную – по 11,29 руб. (платили 5,50, рост на 105%) и т.д. Все эти тарифы приняты постановлением Берёзовского горсовета № 26 от 17.06.2004 г., утверждены распоряжением главы администрации А. И. Колесникова (№ 856-р от 16.09 2004 года). А их обоснованность проверила аудиторская компания и утвердила Региональная энергетическая комиссия (РЭК) – именно как экономически обоснованные.

И все эти шестнадцать лет стоимость услуг продолжала расти, сильно обгоняя инфляцию. В итоге за 1 кв. метр отопления мы уже платим 36,94 руб., за 1 куб горячей воды – 83,54 руб., за холодную – 31,20 руб. и т.д. Как говорить после этого, что народ недоплачивает?

Так что непонятно, откуда городская администрация «точно знает», как говорит мэр Берёзовского С. А. Щегербаева, что мы сейчас оплачиваем всего 58,4% за отопление, 50,1% за водоотведение, 64,8% – за холодное водоснабжение и 35% (?!) – за горячее водоснабжение. Две последние цифры вызывают не недоумение, а элементарное человеческое недоверие.

Ещё в восьмидесятых годах вода в котельные подавалась по трубопроводу ЦОФ «Берёзовская», аренду водопровода город оплачивал. Сейчас вода подаётся из собственного водозабора. В котельных произведена модернизация оборудования, сокращены многие производственные потери, половина теплосетей вытащена на поверхность и нет трат на устранение аварий, теплоноситель подаётся по тем же сетям, что и на отопительную систему, цена воды из года в год растёт… А процент оплаты горячей воды населением дошёл до смешной отметки в 35 процентов. Меньше, чем в девяностых.

Когда, в какой момент начался откат от достигнутого? Почему процент платежей населением возвращается к планке, которую перешагнули ещё в 2004 году, а стоимость услуг регулярно повышалась?

В своём ответе городская администрация ссылается на РЭК, которая устанавливает и регулирует тарифы на тепловую энергию. Только можно ли доверять вышеозначенному органу? Уже и Генпрокуратура сетует на то, что «завышенные тарифы – одно из самых распространённых преступлений в сфере ЖКХ» («Аргументы и факты», № 32, 2016 г.) А на кого возложена проверка правильности тарифной политики? На РЭК! Есть о чём порассуждать.

Невольно приходишь к выводу, что власти вообще не очень стараются вникать в скачущую в обратном направлении реформу. Так что уровню оплаты коммунальных услуг населением при постоянно бегущих вверх тарифах недолго «добежать» до конца 90-х годов, когда мы платили по соц. норме 50% от стоимости услуг, но услуги стоили копейки и не были обременительными.

Бежать в обратном направлении помогают некомпетентные в этом вопросе, как показывает жизнь, депутаты городского совета, принимающие постановления о повышении стоимости услуг без предварительных экспертиз. Неизвестно, с какого момента услуги перестали окупаться.

Генпрокуратура сетует, что нередко в тарифы закладываются все непроизводственные расходы, вплоть до покупки автомобилей, содержания мест отдыха и проч. Подобные факты выявляла аудиторская проверка и в Северо-Кузбасской энергетической компании (СКЭК).

Сейчас плата за ЖКХ не должна превышать 22 процентов от совокупного семейного дохода. Выше планку поднять невозможно. Зарплаты мало у кого повышаются, а пенсии индексируются всего на 4-6 процентов. Зато тарифы подскакивают на 9-15. Возможно, беспрецедентному снижению процентов оплаты населением ЖКХ-услуг есть разумное и понятное обоснование (во что трудно поверить). Но в таком случае к руководству СКЭК возникают вопросы:

1. В 2004 году тарифы выросли почти вдвое. Стали ли они экономически обоснованными для СКЭК?

2. В какой временной период (после 2004 г.) произошёл разрыв между их себестоимостью и оплатой населением?

Валентина Цыбо

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here