«На осину заговаривают лихорадку и зубы»… Это поверье, зафиксированное в словаре Даля, чудно соответствует официальным заверениям, что достройка ГЭС на Томи таит в себе сплошные плюсы для Осинового Плеса.

Сегодня с собрания в Большой Талде должна начаться серия общественных слушаний по ОВОС проекта Крапивинского гидроузла. А в Осиновом Плесе обсуждение запланировано на 24 февраля. Но уже в прошлую пятницу, за неделю до этого срока в поселок, расположенный в месте слияния Верхней Терси с Томью, нагрянули министр природных ресурсов и экологии Кузбасса Сергей Высоцкий, глава Новокузнецкого района Андрей Шарнин и ведущие инженеры «Ленгидропроекта».

Кавалькада прибывших в Осиновое Плесо автомашин не была украшена лозунгами, но это был, конечно же, агитпробег. Гости обрисовали радужные перспективы Кузбасса после обустройства местного рукотворного моря и популярно растолковали «сумлевающимся мужикам» и столь же недоверчивым селянкам, что никакого подтопления в поселке не предвидится. Пресс-релиз регионального правительства, выпущенный сразу после визита высоких гостей, подтвердил данные ими гарантии: «Благодаря строительству Крапивинской ГЭС в Томи будет поддерживаться постоянный уровень воды».

И как понимать эти сладкозвучные речи? Ведь всякий, кто мало-мальски знаком с первоначальным Крапивинским проектом, знает о заложенных в нем весьма существенных колебаниях объема водохранилища. Говорят, что питерские проектировщики понизили подпорный уровень на 2,5 метра, но такие изменения в проекте в любом случае не делают площадь зеркала водохранилища неизменной. Это же не зеркало на дверце шкафа, а гигантский техногенный объект с меняющимся в зависимости от природных условий и режима работы ГЭС объемом воды.

И береговой рельеф в среднем течении Томи не настолько холмист, чтобы скрадывать полосу заболоченности, которая появится из-за перепада уровней водохранилища. И, похоже, проектировщики имеют смутное представление о том, к чему приведет подпор таежных притоков. Однако пресс-служба регионального правительства уже живописует нам, как расцветут науки и ремесла на прилегающих к водохранилищу территориях: «Инвесторы заинтересованы в комплексном развитии – там будут приводиться в порядок дороги, появятся новые объекты инфраструктуры, рабочие места».

В соцсетях Кузбасса «группа поддержки Крапивинского проекта» почти не обнаруживает себя. «За» разве только чиновники и те, кто заинтересован в возобновлении стройки по роду своей профессии. Зато хватает комментаторов, считающих, что «проект хоть и бредовый, но все же обещает какую-то движуху в региональной экономике помимо угля»…

Это ключевое слово – движуха – положено в основу многих деловых, но далеко не всегда дельных инициатив. Этакое неофициальное «технико-экономическое обоснование». Недавно в одной из публикаций «Волости» мы упоминали об одном таком проекте, что весьма схож с Крапивинским. Речь о Красногорском гидроузле, строительство которого было в свое время остановлено, а теперь власти Омской области хотят его снова возобновить, заручившись поддержкой Минфина РФ. Однако аукцион, который должен был состояться в феврале, был отменен – не нашлось ни одной кампании, желающей освоить миллиарды на достройке гидроузла.

Признаться, мы поначалу предположили, что дело тут в нехватке гидростроительных организаций в России. Но, почитав доступные в интернете материалы об этой стройке, поняли, что причина, пожалуй, в другом.

Красногорский проект напоминает Крапивинский не только хозяйственным профилем, но и другими до боли знакомыми обстоятельствами. Идея строительства гидроузла осенила в нулевые бывшего губернатора Леонида Полежаева – тот вдруг озаботился проблемой водоснабжения Омска, которая, по его мнению, могла в будущем возникнуть из-за обмеления Иртыша. Экологи считают, что «вязать узел» было совершенно излишне, надо было просто договориться с Казахстаном об изменении режима спуска вод из водохранилищ в верховьях реки. Но возражать губернатору никто особо не посмел. Потому что, во-первых, Полежаев денежки на строительство таки раздобыл – гидроузел вошел в «подарочный набор» от федерального бюджета к 300-летию Омска. А, главное, всех воодушевила перспектива той самой движухи или, выражаясь языком экономистов, мультипликативного эффекта, который способна создать крупная стройка.

И что же?

К юбилею Омска в 2016 году Красногорский гидроузел был готов только наполовину, а финансирование сошло на нет. Кто ж его будет продолжать, когда Счетная палата РФ передала результаты аудита по этому объекту Следственному комитету. «Мультипликативный эффект», как оказалось, проявился в открытии серии уголовных дел. Суммы хищений или просто ущерба, причиненного государству, так сказать, бескорыстным раздолбайством, начинались со 100 миллионов и заканчивались миллиардом с хвостиком. В итоге, два региональных министра получили по приговору суда реальные сроки. Руководителям генподрядного «Мостовика» повезло больше – только обанкротились.

И нет ничего удивительного в том, что желающих освоить миллиарды по вновь открывшейся линии финансирования пока не нашлось, — больно невеселая история у этой стройки. Но поучительная.

Так бывает с проектами, очень затратными, но начатыми как бы незнамо для чего, без особой на то необходимости, ради пресловутой движухи.

Александр Ходос

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here