Статистические данные по демографической ситуации в Кемеровской области не фиксируют рост смертности населения за 5 месяцев с начала текущего года. Напротив, за это время произошло снижение смертности, хотя естественная убыль населения региона продолжает оставаться в зоне «минуса».

Вот как ситуация выглядит по цифрам: за январь-май 2020 года в области умерло 15 659 человек. За такой же период в прошлом году – 16 786. Выходит, что в этом у нас умерло на 1 127 человек меньше. Эти цифры заставляют думать, что-либо страшная смертельная сила вируса явно преувеличена, либо региональная медицина показывает чудеса профессионализма в тактике и стратегии борьбы с этим невидимым врагом.

В последнем предположении, однако, есть повод усомниться, и вот почему. Как известно, Кузбасс давно уже входит в число лидеров РФ по зараженности ВИЧ (вирус иммунодефицита человека). На территории нашего региона по итогам 2019 года было зарегистрировано 1 934,9 живущих с инфекцией человек на 100 тыс. населения. То есть, более 50 300 человек. Но специалисты справедливо считают, что на самом деле эта цифра должна быть значительно больше. Однако никаких, даже очень крошеных побед медицины над этим жутко опасным вирусом мы до сих пор не наблюдаем, хотя от вируса иммунодефицита человек умирает почти от любой прицепившейся к нему инфекции, в том числе – воспаления легких.

Логично задаться вопросом: если коронавирус COVID-19 вынудил власти объявить режим повышенной готовности и заставить людей – в том числе, и с помощью «народных дружинников» –  носить защитные маски, то почему с такой же строгостью не проверяется наличие у граждан презервативов, а всех возвратившихся с отдыха за пределами региона не заставляют сдавать анализы на ВИЧ?

Продолжим. Кузбасс – один из самых зараженных регионов туберкулезом: 93,7 человека на 100 тысяч населения или более 2 400 человек. Болезнь страшная, распространяемая в том числе воздушно-капельным путем. У нас она осложнена тем, что её носителями часто являются люди, отбывшие наказание в ИТК. Часто их начинают лечить, но поскольку процесс это не принудительный – человек может бросить лечение на любой стадии по выходу на волю. Чуть позже болезнь снова обостряется, и он распространяет среди здоровых людей палочку Коха – весьма устойчивую и агрессивную к традиционным лекарствам.

Однако никакой строгости по принудительному лечению таких больных, их розыску и изоляции мы тоже не наблюдаем. Туберкулез остается весьма опасным для всех возрастов, особенно для детей. И что? Кто-то бьёт в барабаны?! Собирает экстренные совещания? Продлевает режим готовности? Выставляет на сайте областной администрации сводки о зараженности в ежедневном режиме? Да нет, ничего такого мы не наблюдаем, хотя профилактическая работа медиками, безусловно, проводится.

Разумеется, коронавирус внес дополнительную лепту в психологическое состояние населения, особенно в городах. Наверняка, в скором будущем мы увидим специальные исследования по этому поводу. Тем не менее, не видно, что он на самом деле обладает какой-то сверхсмертностью. Добавим, что нет худа без добра, и можно надеяться, что многомесячное ношение защитных масок убережет многих людей от заражения туберкулезом, а частое мытье рук избавит от кишечных инфекций.

Александр Сусоев

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here