На бывшей УК «Заречная», чьи предприятия разместились на территории Полысаева и Ленинск-Кузнецкого района, стабильной ситуацию никак не назовешь. И дело здесь не только в том, что компания «УглеТранс», главный кредитор угледобывающего комплекса, в который входят шахты «Заречная» и «Алексиевская», шахтоучасток «Октябрьский», обогатительная фабрика «Спутник» и действующая железнодорожная инфраструктура вкупе со станцией «Проектная», начала процедуру сокращения штатной численности, чтобы свести к минимуму собственные издержки.

В начале следующей недели должны состояться очередные торги, на которые будет выставлен весь комплекс: цена, которая была утверждена на комитете кредиторов – полтора миллиарда рублей. Это несколько ниже, чем завершившиеся ничем торги месяцем раньше – тогда предлагалось приобрести активы за  1 669 891 792 рублей. А если сравнить ее с первыми попытками реализовать данное имущество (в прошлом году – за 16,7 миллиардов), то можно представить настроение главного кредитора, взявшегося когда-то по просьбе областной администрации оживить данный комплекс. В общей сложности, как заявляют в компании «УглеТранс», в предприятия бывшей УК «Заречная» с 2016 года было вложено около 5 миллиардов рублей. Это не считая взятых на себя обязательств рассчитаться по имеющимся долгам за налоги, за взятые бывшим собственником кредиты, за товары и услуги перед иными поставщиками.

Что ждать дальше? Если и на этот раз попытка реализации активов окажется неудачной, то вероятность продажи отдельных предприятий «в розницу» весьма вероятна. Нет сомнений, что обновленная обогатительная фабрика в итоге найдёт своего хозяина. Что же касается приобретения шахт, добывающих не коксовый, а энергетический уголь, спрос и цена на который катастрофически снизилась, то время для покупки не самое подходящее. А значит, в конечном итоге, невостребованные активы, не приносящие ожидаемых дивидендов, могут перейти даже на баланс муниципалитета. Вопрос только в том, на каких условиях?

Рабочему люду, которому сегодня угрожает потеря работы, потеря возможности обеспечивать свои семьи финансово, все эти былые и будущие договоренности высочайших особ малоинтересны. Им долгое время внушали: все будет хорошо, надо только пережить сложные времена. Однажды даже сам губернатор Сергей Цивилев упрекнул тех, кто рискнул воспользоваться статьей 142 Трудового Кодекса и не вышел на работу из-за хронических задержек заработной платы: «Уйти с предприятия в тяжелое для него время, сидеть дома и ждать, когда ситуация исправится? Пусть это законно, но, на мой взгляд, не совсем правильно».

Время шло, а ситуация становилась только хуже. Заработная плата выплачивалась строго по графику, не позволяющему возбудить уголовное дело по ст. 145 УК, предусматривающей не только большие штрафы, но и лишение свободы. Иными словами, с конца прошлого года задержки хронически составляли около двух месяцев. Александр Супрягин, один из инициаторов создания на предприятиях нового независимого профсоюза (идет подготовка к регистрации, рабочее его название – «Межрегиональный независимый профсоюз»), так описал погашение заработанного за декабрь прошлого года. Началось все в середине февраля – 17, 25 и 28 была выплачена небольшая часть денег. Всего таких этапов погашения, включая март, было восемь. Уже в апреле – с 10 по 15 – была погашена задолженность за февраль.

Однако, следует заметить, что такая апрельская оперативность вполне может быть объяснена возбуждением уголовного дела  по ст. 201 УК РФ.  «Конкурсный управляющий использует свои полномочия вопреки интересам организации. Кроме того, ранее прокуратурой уже принимались меры по восстановлению нарушенных трудовых прав работников», – отмечалось в пресс-релизе ведомства. В телефонном разговоре Александр Супрягин выразил свое непонимание отсутствием у компании, осуществляющей конкурсное управление, средств на выплату зарплат. По его словам, в прошлом году потребителям было продано около полутора миллионов тонн угля, добытого только на «Заречной». «Где деньги? – спрашивает Александр. – Разве не должны в первую очередь погашаться обязательства перед теми, кто этот уголь добывает?».

Решение о создании независимого от Росуглепрофа профсоюза – пока единственный шаг, на который решились рабочие бывшей УК «Заречная». Если не считать адресованное президенту письмо с просьбой о поддержке. Но туда сейчас столько и так часто пишут другие оставшиеся из-за карантина без средств к существованию, что ждать ответа оперативно и по существу не приходится. Петицию из Кремля ожидаемо переслали региональному руководству. На более же радикальное выражение протеста существующим положением дел здесь пока явно не готовы. Да и режим «больше трех не собираться» не позволяет. И потому процесс объявленного сокращения кадрового состава на предприятиях идет, не сопровождаясь комментариями в прессе.

«Рабочих, которые с вниманием относятся к процедуре сокращения, можно понять. Ведь в ходе нее будут погашены не только долги, но и выплачено двухмесячное пособие, – говорят в Совете рабочих комитетов Кузбасса, члены которого уже не один раз побывали в Полысаеве. – Совокупная выплата может составить около 200 тысяч, а то и больше. После хронического безденежья можно немного передохнуть, подумать о будущем, но вот что будет с людьми в конечном итоге – это, кажется непонятно не только им, но и губернатору, и администрации города».  

«Многие еще задолго до решения о сокращении стали покидать предприятия, – говорит Александр Супрягин. – В области они работу по профессии так и не смогли найти, поэтому большинство из них нынче работает вахтовым методом в Хакасии, в Туве, на Дальнем Востоке… Что будет с самим городом, не говоря уж о главных пострадавших – шахтерских семьях, если в итоге тысячи три пополнит ряды безработных, я не знаю. Сейчас работа с теми, кто попал в списки сокращаемых, проводится с каждым индивидуально. А вот выплачивают ли им сразу все, что положено по закону, или снова в рассрочку – сказать трудно».

В ситуации неопределенности, во времена, когда губернатор и все его помощники только и говорят о коронавирусе, словно других проблем вовсе не существует, ясно, что без помощи федерального центра не обойтись. Вот только как тем же министрам объяснить, что умирать в России могут и целые города, и совсем не от вируса, а от стремления урвать здесь и сейчас? Именно былая бойня за активы УК «Заречной» и привела Полысаево к нынешней трудно разрешимой проблеме.  

Владимир Максимов

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here