Настройтесь, корни этой истории давние, как у скандинавской саги, и сама она длинная, как Млечный путь. А с высоты нашего времени – еще и мутная, как рассол с перестоявшими консервированными огурцами.

В 1989 году в Анжеро-Судженске существовал мощный химико-фармацевтический завод, который строил общежитие на 360 мест для студентов профильного техникума по улице Мира, 7а. Финансировало строительство соответствующее министерство – то бишь, Москва. Но на последнем этапе ведения малоемких, но крайне затягивающихся отделочных работах оно застопорилось. Уже намечался распад Советского Союза, и средств не стало хватать.

Как вспоминает заместитель директора химфармзавода по капстроительству Т. А. Крылова, которую нам удалось разыскать в этом же городе, руководство предприятия предложило дирекции техникума достроить здание, но с одним условием: один корпус будет предоставлен заводу для его работников.

– Был составлен договор, – вспоминает Тамара Андреевна, – и завод отправил своих рабочих на стройку. То есть, предприятие помогло не деньгами, а людьми, которые получали зарплату на заводе.

Здание было достроено, один корпус, как и договаривались руководители, получил химфармзавод. Его заселили рабочие не только завода, но и техникума, тоже принимавшие участие в строительстве и стоявшие в очереди на жильё. Были соблюдены все формальности: на заседании профкома рассмотрели заявления очередников, счастливчикам выдали ордера. Заселение состоялось, жизнь потекла своим чередом.

И никто из тогдашних новосёлов не мог даже в страшном сне представить, что спустя 30 лет их начнут выселять из семейного общежития, давно ставшего родным домом. Очень усердствовала в этом весьма некрасивом деле прежний директор техникума (который был впоследствии переименован в колледж) Л. И. Малышева. Когда она покинула свой пост, «дело» по выкуриванию жильцов из общежития успешно продолжила ее сменщица – Д. Ф. Ахмерова.

К ней я и обратилась с вопросом, почему людей пытаются выселить из общежития, если они получили жильё на законных основаниях и прожили в нем не один десяток лет? Увы, разговора с Динарой Фирзановной не получилось. Она уделила мне всего минут пять-шесть своего внимания, не больше.

А речь между тем идёт о судьбе 39 семей, давно получивших право это жильё приватизировать в связи с выходом соответствующего законодательства, но не могущих это сделать. Данное право оспаривает директор колледжа, попутно стараясь всячески осложнить жизнь неугодным жильцам, и используются при этом различные психологические инструменты – в том числе, и самый настоящий моральный террор!

Об этом мне написали несчастные «выселенцы», «выудив» мою фамилию в интернет-издании «Волость», где я публикуюсь, и уже отчаявшиеся найти правду и справедливость в родном городе. Письмо заканчивалось словами «ПОМОГИТЕ, ради БОГА, ПОМОГИТЕ нам в нашей очень сложной ситуации».

Подробности этой истории  я и хотела узнать у этой чопорной и надменной дамы – Динары Фирзановны. Но моя телефонная визави, относящаяся к своей персоне с пиететом (о чём меня предупреждали), сказала, что никто никого не выселяет, что наговорить можно что угодно, а она сейчас, мол, занята студентами, и ей некогда разговаривать.

Дама явно не желает затрагивать эту тему, которую мусолят уже не один год в разных инстанциях, но никак не придут к единому знаменателю, потому что уж очень она спорная. Не помогло даже вмешательство В. В. Жириновского, который тоже интересовался, что происходит в Анжеро-Судженске, и почему людей хотят выселить. Дирекция техникума вопрос замяла, и всё началось как лыко-мочало сначала: жильцам «семейки» по-прежнему не разрешают приватизировать давно обжитые и ухоженные квартиры.

Конфликт между жителями и дирекцией колледжа изматывает нервы и без того измотанным жизнью людям. Они чувствуют себя лишними, а значит, и бесправными.

Очень непонятно, почему все общежития города, в том числе училища № 43, давно приватизированы, а по ул. Мира, 7а – нет. Мешают амбиции взглянуть на ситуацию под другим углом, или есть какой-то финансовый интерес? Ведь жилых помещений, имеющихся сейчас на балансе колледжа, вполне хватает для всех студентов! Значит, дело не в нехватке мест для учащихся?

«Когда колледж относился к Москве, в отчётах писали, что в обоих корпусах живут студенты – 360 человек. Но финансирование на содержание общежития Москва перечисляла полностью! А мы платили все коммунальные платежи сами. В отчётах нас показывали как студентов», – пишут жители злосчастного общежития, которых в столице считали тинэйджерами.

Но ведь ежу понятно, что если мест для студентов хватает, значит, всё равно придётся общежитие кем-то заселять и брать с них деньги за проживание? Не в этом ли всё дело? Как тут не вспомнить Карла Маркса, который говорил, что при возможности получения 300 процентов прибыли выгодоприобретатели способны пойти на любое преступление.  

«Мы сами делали ремонт в квартирах; меняли окна, батареи отопления, стояки, канализационные трубы, даже за свой счёт покупали вентили для подвала… Мы всё делали за свой счёт», -продолжают перечислять особенности своего «житья-бытья» несчастные «узурпаторы». Единственное, что им не удавалось, так это производить объёмные ремонтные работы по содержанию своего корпуса – утеплить панельные швы, приводить в порядок рушащиеся балконы. И тогда приходилось обращаться к директору Л. И. Малышевой, а её это нервировало. «Для того чтобы наказать жильцов (за жалобы), госпожа Л. И Малышева… перевела здание вместе с нами, жильцам, в специализированный фонд» (из письма).

Это произошло в 2016 году, после чего директор словно «сошла с катушек». Сначала приказала замуровать отдельный вход в семейное общежитие, после чего жильцам пришлось заходить в свой корпус через студенческие коридоры. Последнее «наказание» поражает своей, пардон, то ли тупостью, то ли дурью: вместо вахтёров на входе теперь сидят как на секретном режимном объекте сотрудники частного охранного предприятия (ЧОП). Входить и выходить – только по пропускам. Домой не впускают даже детей, забывших взять с собой пропуск. А уж если забыл пропуск взрослый, то в соответствии с приказом директора сотрудники ЧОПа тут же вызывают Росгвардию (!!), после чего составляются протоколы о незаконном проникновении.  

Однажды соседям пришлось отхаживать пожилую женщину, спустившуюся, забыв захватить пропуск, за подарком, который привезли ей из Томска. Назад зайти не смогла. Разразился скандал. Охрана вызвала Росгвардию, после чего нарушительница режима слегла с гипертоническим кризом. Самодурству директора положил конец лишь начальник управления Росгвардии по Кемеровской области генерал-майор Ю. В. Кель, запретивший вызывать на гражданский объект людей служивых, используя их как мальчиков на побегушках.

Словом, возомнившая себя вершителем человеческих судеб Динара  Фирзановна совсем потеряла голову от безнаказанности и вседозволенности. Посему и «заслужила» очень подходящее прозвище – «Салтычиха». За безнравственность и жестокость. А люди, тем временем, вымотались до предела и не знают, куда обратиться за помощью. Включат телевизор, послушают перепевы местных чиновников от власти главной мысли президента Путина о борьбе с коронавирусом и при голосовании за поправки в Конституцию («Главное для нас – люди»), да опять готовятся к нелегкой борьбе за выживание. 

Когда вышло постановление правительства о приватизации общежитий, жителям в приватизации отказали. Начались судебные тяжбы, которые в итоге ни к чему не привели. Одна жилица, обратившаяся в суд с исковым заявлением о праве на приватизацию, суд первой инстанции выиграла, но дирекция колледжа обратилась с апелляцией в область, и положительное решение в итоге отменили. Хотя, согласно ст. 108 п. 6 Жилищного Кодекса РФ «лица, проработавшие на предприятии, в организации не менее 10 лет, не могут быть выселены без предоставления другого жилого помещения».

Да, эта статья утратила силу с 1 марта 2005 года, но упомянутое право есть у всех лиц, получивших жилые помещения до указанной даты! К тому же перевод жилых помещений колледжа в специализированный фонд состоялся в 2016 году, когда многие жильцы уже стали пенсионерами, а химфармзавод к тому времени обанкротился, и многие его рабочие были уволены. И это ещё один козырь в пользу живущих в общежитии: лишать жилья их никто не имеет права, и отказывать в его приватизации тоже. Между прочим, ст.40 Конституции РФ гласит: «Каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишён жилища».

Так что хоть крути, хоть верти, но жилой семейный корпус АПРИОРИ не имели права переводить в специализированное жильё, не обеспечив семьи жильём равноценным. Разве это не тот самый  произвол, который упоминается в ст.40 Конституции РФ? Зачем, спрашивается, тогда Конституция, если её так легко обойти? И хоть закона выше Конституции в стране нет, кому-то это дозволено. Парадокс.

Почему так несерьёзно подошли к возникшей ситуации областные правоведы, остаётся только предполагать. Им, скорее всего, ближе чиновница «из их круга», чем простой люд, который они не считают равными себе, любимым. Однако не брезгают получать умопомрачительную зарплату, которую им платит этот люд в виде налогов.

Как уже говорилось, психологический террор, начавшийся при Л. И. Малышевой, продолжила Д. Ф. Ахмерова. «Директриса нам постоянно твердит, что мы пользуемся «её» водою, – сетуют авторы письма. – Но ведь мы платим за воду!».

Д. Ф. Ахмерова – кандидат педагогических наук, но разговаривать с людьми по-человечески так и не научилась, ведёт себя как капризная и чванливая чиновница. Вроде бы педагог не должен становиться бездушным чиновником. Но стал. И вместо того, чтобы сеять разумное, доброе, педагог сеет зло. Если бы у неё в душе было это самое разумное, доброе, вечное, разве натравила бы она Росгвардию на задёрганных людей как на преступников.  

Явно не того человека Департамент науки и образования Кемеровской области сделал начальником. Случилось, как в той поговорке: хочешь узнать человека,  дай поруководить. Жажда власти задавила у Динары Фирзановны все остальные человеческие чувства. А может, их (нормальных чувств, то есть) вовсе и не было?

Когда-то Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин и Иван Сергеевич Тургенев чиновников называли крапивным семенем. Нынешние чиновники зачастую не просто крапивное семя. Это – крючкотворы, которым под силу вынести любое устраивающее их решение, цитируя множество статей законов, запудривая мозги любому неискушённому в юриспруденции человеку. Отчеты, балансы, показатели, какой-то неведомый экономический расчет напрочь застилают глаза, реальная жизнь людей для них становится невидимой.

Есть ли у нас компетентные органы, могущие дать по рукам зарвавшимся властолюбцам на местах? Почему власть предержащим безразлична судьба народа, бессильно бьющегося лбом о стену в поисках справедливости? Почему, опираясь на одни законы, чиновники не принимают во внимание те, которые защищают права людей?

Неужели вот такая своеобразная то ли «миссия», то ли карма у нашего народа – лишь страдать, плакать и просить милости у Бога?

Валентина Цыбо

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here