Мы уже писали, что китайская лихорадка от коронавируса может сильно аукнуться на работе угольных компаний Кузбасса. В общем-то для такого «пророчества» не надо было смотреть на звезды, гадать на картах таро или спрашивать шорских шаманов – каждому здравому человеку было понятно, что моноэкономика Кузбасса, завязанная на поставке угля на экспорт, рано или поздно получит ощутимого рыночного пенделя.

И, похоже, она его себе-таки обеспечила: по предварительным итогам января объемы погрузки и перевозки угля на РЖД испытали обвальное падение – на 10,9 процентов! Справедливости ради отметим, что китайский коронавирус здесь абсолютно ни при чём, потому что добыча угля в Кузбассе стала падать ещё весной прошлого года. А вот жадность бенефициаров угольных компаний, а также всегда подыгрывающей им федеральной и региональной власти, их общая хроническая неспособность выстраивать более сложную и адаптированную к запросам мирового рынка экономику – налицо.

Той соломинкой, переломившей хребет верблюду, или непредсказуемым «черным лебедем», прилетевшим неведомо откуда, могли бы стать многие другие причины, но стал невидимый глазу вирус. Это он останавливает сейчас эшелоны, груженые углем, экскаваторы в карьерах и добычные комплексы в шахтах. Нонсенс: экологические требования тысяч жителей региона остановить тотальное наступление угольных компаний на здоровье и благополучие людей начнут, таким образом, хотя бы частично выполняться. 

Можно даже «предсказать», что потеря части зарплаты, а во многих случаях и работы навлечет на инициаторов экологических пикетов и протестов против расширения границ добычи угля гнев и порицания со стороны занятых в угольной отрасли людей и членов их семей. Как вызвала их в свое время у многих обывателей шахтерская забастовка 1989 года. Безработицу, безденежье, пустые полки магазинов люди списали не на многолетнее руление страной КПСС, а на тех, кто первым громко и явно отказался в такой стране жить – на шахтеров. Правда, от 30 процентов прибавки к зарплате жителям региона, которую ввели по требованию забастовочного комитета, не отказался никто. Впрочем, это так, к слову…

А вот нынешние дела и складываются неважно, и прогноз для них невеселый: вспышка коронавируса уже привела к тому, что ряд контрактов находятся на грани неисполнения, заявили в конце прошлой недели в российской торгово-промышленной палате.

«Жесткий режим карантина введен по всей территории Китая, особенно в тех городах, где наблюдаются очаги и вспышки коронавируса у населения, что отражается на торгово-экономической составляющей. Наступило время, когда уже на уровне нашего правительства нужно принять некоторые решения. Скорее всего, о введении определенного форс-мажора в сфере внешнеэкономической деятельности с Китаем по контрактам, которые подлежат исполнению в настоящий период и продлить их, может быть, до марта-апреля этого года», – говорит вице-президент ТПП Владимир Падалко.

В правительстве региона пока молчат, и никаких официальных комментариев и оценок сложившейся ситуации не дают, хотя в недавние времена при каждой удаче спешили отметиться: мол, это мы, это мы! Это при нашем участии – все победы и свершения! Похоже, что снижение темпов работы главной отрасли экономики региона никак не входило в бравурные планы чиновников, готовящихся к 300-летию Кузбасса. Впрочем, ничего нового. Кто сегодня помнит «историческое» заседание президиума Госсовета в Междуреченске в 2002 году, где обещали довести роль угля внутри России до невиданных высот? Или последующее принятие стратегии социально-экономического развития Кемеровской области до 2020 года, затем стыдливо исчезнувшей с сайта областной администрации? Не случайно и все другие стратегии вплоть до 2035 года на поверку оказываются пустопорожней и псевдонаучной чепухой.

Местный шаман в этом случае может оказаться куда большим реалистом по составлению плана дальнейшего развития нашего богатого на природные богатства и разумных людей региона. Не пора ли абрамовичей, мельниченок, махмудовых и прочих козицыных, как не справившихся с задачами развития Кузбасса лишить дармовой собственности в виде угольных месторождений? А богатства недр, как того и требует Конституция, передать народу, который вправе нанять других более грамотных и ответственных управленцев?

Возможно, тогда для сотен тысяч жителей региона и появится жизненная перспектива вместо кладбищенской безнадёги – хоть с вирусом, хоть без него.

Александр Сусоев

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here