И снова о непростых взаимоотношениях тех, кто добывает уголь в Кузбассе, и тех, кто волею судеб над ним живет. Если компания “Черниговец” название Глушинского каменноугольного месторождения, которое намеревается осваивать, понимает, как дающее право глушить общественное мнение в любом его проявлении, то она сильно заблуждается. По крайней мере, жители близлежащих населенных пунктов, неоднократно высказавшиеся против добычи угля открытым способом в непосредственной близости с их домами, намерены донести свое мнение до всех официальных структур.

В основе конфликта АО “Черниговец” с местным населением лежат планы компании по разработке угля открытым способом на двух земельных участках в окрестностях города Березовского, где компания, кстати, и зарегистрирована. Рядом с этими участками (“Южный” (первый этап) и “Поле шахты Черниговская”) уже работает с полдесятка разрезов и две шахты. То есть, как понимаете, перспективу для жителей округи радужной не назовешь. Особенно если принять во внимание детали, в которых и скрывается дьявол.  Из техпроекта “Черниговца” следует, что  промышленные объекты новорожденного разреза будут находиться в непосредственной близости с пригородными селами Барановка и Новая Балахонка. Последнее, к примеру, располагается всего лишь в 700 метрах от участка, предназначенного для открытых горных работ, и в 1,7 км – от внешнего отвала.

В ходе обязательных согласований и процедур, связанных с разработкой и утверждением проектной документации, “Черниговцу” потребовалась такая “мелочь”, как одобрение этого самого проекта по итогам публичных слушаний. Напомним, что это – обязательная процедура, предусмотренная законом для тех случаев, когда требуется государственная экологическая экспертиза (ГЭЭ). Специалистам, сидящим где-то там наверху, важно, чтобы на начальном этапе первичную оценку воздействия на окружающую среду (ОВОС) будущего объекта дали простые люди – те, кому предстоит  жить с ним в непосредственной близости.  

Куда бизнесу деваться? Первые публичные слушания состоялись 15 августа 2019 года. И тут вдруг выяснилось, что, в отличие от балансовых запасов угля, которые компания без проблем переутвердила в “Роснедрах” месяцем ранее, «баланс общественного мнения» относительно будущего разреза сложился явно не в пользу “Черниговца”. Люди были категорически против появления в округе еще одного предприятия, добывающего уголь открытым способом. И в итоге депутатская комиссия, резюмируя итоги проведенных публичных слушаний, пришла к выводу “о наличии разногласий между общественностью и заказчиком материалов по оценке воздействия на окружающую среду”.  Иными словами, комиссия не утвердила представленный “Черниговцем” вариант проекта ОВОС, и в силу этого посчитала невозможным использовать его в качестве материала, направляемого на государственную экологическую экспертизу.

Была угольной компанией осуществлена и вторая попытка получить «добро» от населения – очередные публичные слушания прошли 27 января 2020 года.  И снова проект разреза, вынесенный на суд общественности “Черниговцем”, заслужил отрицательное заключение комиссии. 

Здесь необходимо пояснить, что, согласно действующему законодательству, государственная экологическая экспертиза проводится лишь “при наличии положительных заключений и (или) документов согласований исполнительных органов государственной власти и органов местного самоуправления, получаемых в установленном законодательством Российской Федерации порядке” (ФЗ “Об экологической экспертизе”, ст. 14, п. 1).  Увы, несмотря на данное уточнение, 30 августа 2020 года было выдано положительное заключение ГЭЭ, в котором указывалось, что в представленных компанией материалах содержится информация о проведенных публичных слушаниях. Вот только суть выводов, сделанных комиссией, не уточняется.

Следовательно, есть все основания утверждать, что заключение ГЭЭ было выдано вопреки закону. Этого документа в принципе не могло (не должно) быть, поскольку к государственной экспертизе допускаются лишь те из них, которые заслужили положительную оценку общественности и органов местной власти. И если “Черниговец” все же получил положительное заключение ГЭЭ, то возникает естественный вопрос – каким образом? Складывается впечатление, что экспертов просто ввели в заблуждение. Извинтите, но такого рода нарушение закона трудно отнести к пренебрежению «мелкой формальностью».  

Жители Кемерова и Кемеровского района, участвовавшие в этих слушаниях, полагают, что к очевидному противостоянию пришло время подключиться прокуратуре и разобраться в том, как угольное предприятие получило положительное заключение ГЭЭ в обход закона. Соответствующее обращение уже направлено в адрес надзорного органа.

Андрей Герман, Александр Ходос

Поделиться:

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Коорупция и владение возможностью купить всех и вся дают свои результаты. Объем предстоящих прибылей затмевает не только здравый смысл, но и убивает в человеке-человека, делая его, человека, потенциальным варваром.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here