Число свалившихся на жителей области проблем не уменьшается. Однако правительство региона бодро заявляет, что всё под контролем, а там, где ещё есть отдельные недостатки, повинно само население, внешние и внутренние враги, а также погода.

За 9 месяцев с начала года в Кузбассе умерло 13 497, а родилось только 5 689 человек, то есть смертность превысила рождаемость более чем в два с лишним раза! Эти данные опубликовал на этой неделе управление ЗАГС Кузбасса. Такого количества умерших не зафиксировано ни разу за последние годы.

Понятно, что удобнее всего обвинить в аномальной убыли населения коронавирус, которому приписывают какую-то невероятную смертельность, хотя мы уже не единожды сравнивали статистику причин смертности в нашем регионе, отмечая, что от многих других болезней в Кузбассе умирало значительно больше народу, и никакой особой паники у власти это не вызывало. В чем же теперь видится одна из главных причин нынешнего победного шествия COVID-19? Оказывается, в нежелании пожилых людей вакцинироваться. Об этом недвусмысленно заявил на днях, общаясь с представителями ветеранских организаций, заместитель председателя правительства региона Алексей Цигельник:

«С начала года на стационарное лечение пациентов с коронавирусом потрачено 3,5 млрд рублей, ещё 3,6 млрд будет необходимо до конца этого года. Эти средства могли быть использованы для плановой медпомощи. При этом подавляющее большинство пациентов стационаров „красной зоны“ – не привитые люди старше 60 лет».

Говоря проще, правительство делает всё, а непонятливые ветераны почему-то не торопятся вколоть себе живительную вакцину и предпочитают умереть не привитыми. Но у автора есть другая версия столь высокой смертности – это оптимизация системы здравоохранения, проводившаяся не только в Кузбассе, а по всей России. К слову, губернатор уже не один раз заявлял об острой нехватке врачей и мерах по их привлечению к работе в нашей области. Однако мы до сих пор так и не услышали о том, а куда ж они все подевались и почему не торопятся занять свободные вакансии? Может, низкая заработная плата тому виной? Может, колоссальная нагрузка, которая ложится на оставшийся персонал поликлиник и больниц в связи с уходом из медицины их коллег? Может нехватка современного оборудования и инструментов? А, может, отношение к врачам и медсестрам, как к холопам? Сами медики легко могут продолжить этот список.

Поэтому, когда начальники кузбасского здравоохранения заявляют, что борьбой с вирусом занято 15% кузбасских врачей и медсестер, а ежедневную помощь пациентам с диагнозом COVID-19 оказывают 20% сотрудников поликлиник и четверть всего персонала скорой помощи, то вывод можно сделать сосем не героический. Эти проценты говорят ведь ещё и о том, что этих врачей и медсестер нет на приеме и лечении больных с другими не менее опасными, чем вирус болезнями. Вызвали скорую с каким-то непонятным приступом, а она на вызове у зараженных ковидом. Пришел, например, тот же ветеран со своим хроническим заболеванием печени, а его развернули и посоветовали прийти попозже – сейчас мест нет и некому лечить. Кто не верит, попытайтесь записаться на приём к узкому специалисту в большом городе, про райцентр уже и речи не веду. Предположительный вывод: отвлечение и без того прореженных сил медперсонала и мест в больницах под ковидных больных  увеличило смертность от других хронических болезней.

Ещё одна напасть – растущие цены, особенно на продовольствие! Не будем о цифрах статистической инфляции, потому как методика её расчета то и дело меняется, но с тем, что она растет высочайшими темпами, согласны все. В течение многих месяцев «Волость» отмечала: особенно заметно растет стоимость в сегменте доступных ещё недавно продуктов – овощей, круп, курятины, молока, подсолнечного масла, мороженой рыбы и хлеба. Поскольку многие из этих продуктов получают с использованием комбикормов и, естественно, ГСМ, то путь к удешевлению виделся в новом урожае. И опять не сложилось, хотя правительство вовлекло в оборот дополнительные земли, стимулировало сельхозпроизводителей приобретением удобрений, техники, того… сего… Но инфляция как будто и вовсе не заметила этой заботы. В сентябре цены снова заметно выросли. В чем же причина? В Министерстве промышленности и торговли Кузбасса ситуацию объяснили растущей стоимостью фактических затрат в сельхозпроизводстве: горюче-смазочные материалы, минеральные удобрения, семена, средства защиты растений, электроэнергия. Помимо этого, цены поднялись еще и из-за плохой погоды, которая была во время уборки урожая.

Хочется спросить, а какой погоды вам, господа чиновники, ещё надо?! И так ли уж нынешняя осень отличается в худшую сторону от всех предыдущих? Может, дело в высоких налогах и огромных ставках по кредитам для сельхозпроизводителей? Может, в этом секторе наблюдается острая нехватка современной техники, которая отличается неподъемной дороговизной? Может, профессионалов в сельском хозяйстве не осталось, так же как врачей в здравоохранении?

Впрочем, кому эти вопросы? Да и задавать их скоро будет некому при таких-то темпах смертности.

Александр Сусоев  

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here