Нас накрывает серьезный и долговременный экономический кризис, поэтому многим пора вспомнить про земельные участки и достать ящики для рассады.

Вся минувшая информационная неделя была посвящена теме распространения коронавируса, в том числе первым случаям заражения им жителей Кузбасса. Говорили также о серьезном падении фондовых рынков, пикирующих ценах на нефть, обвале курса рубля по отношению к доллару и евро и внесении поправок в Конституцию РФ. Все эти события не лупили кузбассовцев прямиком в лоб или по карману, поэтому они привычно пережевывали сообщения об участии областных чиновников в разных совещаниях, конференциях, форумах, презентациях, фестивалях и спортивных соревнованиях и наслаждались первыми теплыми весенними денёчками.

Однако ж, текущая ситуация в экономике должна нас серьезно насторожить, ведь Кузбасс плотно сидит на угле – одном из самых основных энергоносителей, добрая половина которого экспортируется за доллары. Конечно, основная выгода от его продажи идет владельцам угольных компаний, но все-таки какая-то скромная часть остается в бюджетах нашего региона и выплачивается в виде зарплаты работникам угольных предприятий и связанных с ними смежников. Похоже, итоги работы главной отрасли Кузбасса за два месяца с начала года –официально о них ещё не сообщили – не сильно порадовали нашего губернатора, и он заявил, что отныне главным драйвером региональной экономики станет строительство. Об этом мы вчера рассказывали более подробно.

Губернатору Сергею Цивилеву говорить такое в общем-то простительно, потому как он главное официальное лицо Кузбасса и должен сообщать народу нечто успокаивающее, но все-таки строительство на федеральные деньги будь то культурного кластера или жилья, а равно укладка асфальта или реконструкция скверов никакой выручки в долларах и рублях не принесут, и уж тем более не заставят инвесторов расталкивать друг друга локтями, чтобы вложиться в эту экономическую нишу. Самое печальное, что никаких других секторов промышленности, хотя бы близко сопоставимых по значимости с углем, у нас нет. Когда-то они были, но благодаря «мудрым» решениям управленцев разных уровней, заточенных на расхищение природных запасов России, давно исчезли. Тем, кто забыл или не верит, что кроме угля в Кузбассе, много ещё чего производили, можно посоветовать почитать старые подшивки газет или заглянуть в телефонный справочник начала 1980-х.

Впрочем, сейчас не о том, что было, а о том, что никакое строительство нам не поможет. Тем, кто работает на разрезах и шахтах, а также в сфере переработки и транспортировки угля, в лучшем случае, надо готовится к снижению объемов работы, а в худшем – к сокращениям и увольнениям. Мало того, что экономика самых развитых стран АТР в обозримом будущем не потребует столько угля, о чём уже давно и пишут, и говорят экономические аналитики, но даже, если потребует, то провезти повышенные объемы угля в восточном направлении не представится возможным из-за неразвитости железнодорожной сети. Об этом уже несколько лет говорят сами угольщики. Кстати, усредненная биржевая цена на тонну твердого топлива ещё несколько дней назад составляла 41 доллар, а сейчас только 36 долларов. Стоимость угля падает вслед за нефтью.

Сейчас многие «эксперты» рассказывают нам про то, что примерно к лету, как только медики победят коронавирус, так постепенно всё и восстановится. В нашем варианте – и добыча снова будет расти, и эшелоны поедут, и кадровики за рабочей силой гоняться станут… Так вот, возьмем на себя смелость заявить, что ничего этого не будет и готовится надо к самому худшему – к безденежью, росту цен, безработице и прочим прелестям экономической рецессии, которые многие из нас ещё хорошо помнят.

Ситуацию усугубляет то, что у подавляющего большинства кузбассовцев много долгов, нет никаких накоплений, но зато есть другой бесценный капитал – опыт жизни в условиях тотального безденежья. Поэтому хроническим больным надо запастись впрок необходимыми лекарствами, средствами гигиены, самыми простыми продуктами длительного хранения. А главное, как мы уже писали, вспомнить о своих садовых участках и огородах. Напомним, что в Кузбассе действует более 770 дачных и садоводческих объединений граждан, в них состоят почти 145 тыс. человек. Таким образом, около 600 тысяч кузбассовцев – это примерно четвертая часть всех жителей области – вовлечены в садоводческое движение. Думается, именно этим людям, а вовсе не угольным компаниям, надо помочь самым настоящим образом. Известно, что садоводы, а также частный сектор выращивают подавляющую долю овощей и дают значительную долю молока и мяса (за исключением птицы).

Остается ждать, когда областное и муниципальное начальство озадачится серьезностью момента и соберет совещание уже не по льготным железнодорожным тарифам на перевозку угля, а по ремонту дорог к садовым товариществам, дополнительному транспорту к ним, заострит внимание на налоговых льготах для владельцев земельных участков и т.д. Ждем также, когда на региональном уровне начнется серьезное обсуждение вопроса выживания населения, особенно малообеспеченных семей, в период кризиса. Как и откуда будет обеспечен завоз самых необходимых продуктов? Что будет с ценами? Будут ли рефинансированы, а лучше заморожены выплаты заёмщиков по банковским кредитам, если доходы людей лавинообразно снизятся?

Кто-нибудь сейчас подумает – ну чего нагонять страхи?! Может ли банкомат, вдруг, не выдать денег, а в магазинах, вдруг, закончится самые необходимые продукты? Ведь у нас же, по словам министра Силуанова, и золотовалютные резервы внушительные, и запас прочности на много лет вперед … А вы спросите про это «вдруг» тех, кто постарше – они скажут, потому что «плавали».

Александр Сусоев

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here