Холдинг желает распасться — на компанию «Распадская» и на металлургическую корпорацию. Вот она-то и будет называться ЕВРАЗом.

В конце прошлой недели евразовский совет директоров принял решение о выделении «Распадской» в независимую структуру путем распределения среди акционеров ЕВРАЗа акций угольной компании в виде дивидендов пропорционально доле владения. Таким образом, каждый акционер примет единоличное решение о дальнейшей судьбе своей части угольного актива.

Биржевые аналитики называют этот раздел бизнесов «выводом угольного сегмента за периметр холдинга». Не очень удачная формулировка. Можно подумать, что кого-то вывели со двора, взяв под белы руки, перепачканные углем…

На самом деле ситуация никаким боком не напоминает душещипательную историю про изгнание работника в голодный год на Юрьев день. Для «Распадской» автономное существование в виде головного предприятия группы производств – дело куда более привычное, чем пребывание в составе холдинга. В ЕВРАЗ междуреченская компания вошла лишь в 2013 году (в результате продажи пакета акций Corber Enterprises Ltd) и выходит из него, присовокупив к прежним активам почти три десятка шахт, обогатительных фабрик и вспомогательных предприятий «Южкузбассугля», которыми она теперь владеет.

Руководство ЕВРАЗа, объявив около года назад о консолидации угольных активов под крылом «Распадской», а затем и о намерении разъединить угольные и металлургические бизнесы, шаг за шагом осуществляет этот стратегический маневр. Чтобы постичь его глубину, надо быть, наверное, одним из членов совета директоров холдинга. Поэтому не остается ничего другого, как только слепить собственные версии готовящегося передела.

Из первых информационных сообщений стало понятно, насколько серьезны намерения совета директоров ЕВРАЗа — в качестве финансовых консультантов были наняты широко известные в мире международные компании P. Morgan Securities plc и Citigroup Global Markets Limited, а юридическим консультантом пригласили стать Linklaters LLP. Уже сам факт заявленных намерений был позитивно расценен на фондовом рынке — акции «Распадской» тут же подорожали на 3,1%.  Но вряд ли это стало положительной реакцией на возможное избавление от партнерства со сталелитейной промышленностью. 

Одна из причин размежевания и может заключаться в том, что угледобыча стала слишком рискованным делом с непредсказуемым инвестиционным КПД. Хотя как раз сегодня заниматься коксующимся углем даже выгоднее, чем собственно производством стали, но как можно забыть, что теперешнему буму на угольном рынке предшествовал куда более продолжительный по времени ценовой провал.

По недавнему обращению в ФАС Романа Абрамовича за разрешением на покупку нового пакета акций «Распадской» (и оно было получено) можно сделать вывод, что он сохраняет интерес к угледобыче и готов инвестировать в компанию даже в большем объеме, чем прежде. Можно также предположить, что Геннадий Козовой, имевший прямое отношение к рождению «Распадской» в постсоветской её реинкарнации, вряд ли «откажется от родительских прав». Но, судя по тому, что решение о разделе угольного и металлургического бизнесов все-таки было принято, большинство евразовских акционеров считает, что кризис в скором времени вновь вернется на топливный рынок. И, если не расстаться сейчас с «Распадской», угледобыча в дальнейшем может стать проблемным сегментом ЕВРАЗа и уронить биржевую капитализацию холдинга в целом.

Вторая причина отчасти связана с первой. Появилось новое поветрие: международные вертикально-интегрированные компании стали отказываться от угольных активов – корпорации готовы укоротить свои вертикали, чтобы вписаться в глобальный «тренд декарбонизации». Вот и ЕВРАЗ хотел бы отскоблить, насколько это возможно, свой бренд от ассоциаций с «самым грязным топливом». Важно, чтобы пресловутый «углеродный след» не мозолил глаза потенциальным инвесторам и кредиторам. Те ведь не только вложениями озабочены. Если их жены с негодованием отвергают шубы из натурального меха и выбирают одежду из материалов eco-friendly, то и мужья не лыком шиты, а скроены из новейших этических принципов, которые не одобряют инвестиций, приближающих глобальное потепление.

В эту систему страшно высоких отношений вполне логично вписывается недавнее соглашение о стратегическом сотрудничестве, заключенное между холдингом и «Распадской». То есть ЕВРАЗ будет по-прежнему покупать у неё коксующийся уголь, но уже как добросовестный приобретатель, чья репутация «не запачкана» угледобычей.

Это отчасти напоминает «стратегии дальнейшего развития Кузбасса», что принимались не раз за постсоветский период на уровне руководства области или даже правительства страны. В документах такого рода неизменно провозглашались если не радикальный уход от «угольного монопрофиля» путем диверсификации экономики региона, то хотя бы планомерное снижение темпов угледобычи по соображениям экологического порядка («чистый уголь» чуть ли не с удвоением добытых объемов губернатора Цивилева не будем принимать во внимание — он много чего говорит). Однако преодолеть угольную зависимость Кузбассу никогда не удавалось. Да и не ставилась такая цель в реальности – разве что «углеродный след» слегка заметали.

Александр Ходос

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here