Замыслу чиновников Кемеровского округа, решивших избавиться от сквера ветеранов в поселке Новостройка, не суждено сбыться. Пока, по крайней мере. В защиту тридцатилетних елей, которые были высажены ветеранами ВОВ, выступила прокуратура.

О том, как вопреки широкому общественному мнению и активным протестам местных жителей власти Кемеровского округа под руководством главы Марины Коляденко решили уничтожить деревья в сквере ветеранов, «Волость» подробно рассказывала в марте нынешнего года в публикации «Еще одна «победа»: аллею спилить, новую посадить!». Примечательно, что свои намерения чиновники в сговоре с «карманными» депутатами и приближенными к ним активистами впервые озвучили накануне очередного Дня победы и Международного дня лесов, словно в насмешку над знаменательными датами. И более того, как раз в то самое время, когда правительство Кузбасса без устали рассказывало населению о сохранении «зеленых поясов» вблизи крупных индустриальных городов и о небывалых планах по лесовосстановлению.

Говорилось на самом высоком в регионе уровне и о том, что жители Кузбасса должны проявить активность, присоединившись весной к акции «Сад памяти». Однако все эти призывы, как и сохранение священной памяти о ветеранах, своими руками три десятка лет назад высадивших в сквере около 30 саженцев елей, самопровозглашенными «реформаторами» Кемеровского округа игнорировались. Они решили эти деревья в сквере спилить, издав соответствующее распоряжение. И, как водится, обосновывали свои действия исключительно высокими соображениями, направленными на заботу о народонаселении. Вот как, к примеру, это выглядело.   

«В посёлке Новостройка идёт капитальный ремонт Дома Культуры, который подразумевает полную реконструкцию прилегающей территории. От лица жителей, обеспокоенных судьбой деревьев, к нам обратился председатель Совета ветеранов посёлка Новостройка Геннадий Кондратьевич Агеенко. Поэтому вместе обсудили проект благоустройства, который предусматривает реконструкцию имеющегося памятника Ветеранов Великой Отечественной войны и аллею ветеранов», – объясняла в соцсетях местными жителями и общественности позицию руководства округа Марина Коляденко, презентуя красочные эскизы нового проекта по реконструкции парка.

Согласно ему, новый сквер должен быть высажен совсем в другом месте, но уже детьми, внуками и правнуками тех самых фронтовиков, которые в своё время создали этот сквер, но уже ушли из жизни. Таким образом, тридцатилетним елям (а это возраст молодости для таких деревьев) практически был вынесен приговор. Заявлялось, что деревья ветеранами были высажены без учета всех обстоятельств и вообще не на том месте – они затеняют и закрывают фасад дома культуры, мешают его ремонту и даже нарушают требования пожарной безопасности. Слушая все эти утверждения, можно было только удивляться необузданным фантазиям чиновников, которые под любое деяние способны придумать самые сказочные аргументы.

Вероятней всего сегодня от сквера не осталось бы и пеньков, а спиленные деревья были бы пристроены нужным людям на срубы для бань или, в худшем случае, попилены на дрова. Но массовое возмущение населения, обращения активистов во многие инстанции в защиту сквера-памятника смогли остановить объявленный лесоповал. Причем, в защиту елей свою принципиальную позицию высказала прокуратура Кемеровского района. Общественник из Кемерова Андрей Герман, также приложивший немало сил, чтобы спасти в Новостройке деревья, сообщил, что сквер ветеранов жители поселка и неравнодушные граждане пока все же отстояли.

«Администрация обосновывала необходимость вырубки елей требованиями пожарной безопасности. Оказалось, что это не так, мягко говоря. Прокуратура вынесла представление главе Кемеровского муниципального округа о предоставлении информации, не соответствующей действительности, и объявила главе округа предостережение о недопустимости нарушения законодательства об охране окружающей среды при принятии решения о сносе зеленых насаждений», – пояснил Герман.

У руководителя территории Марины Коляденко осталось право обжаловать данное решение, обратившись к вышестоящему прокурору или в суд. Об этом также говорится в выданном документе. Воспользуется ли чиновница этим правом, чтобы вопреки здравому смыслу довести до конца навязчивую идею по уничтожению деревьев в жизнь, неизвестно.

Сергей Маринин

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here