Продолжаем разговор на актуальную тему.

Специалисты однозначно утверждают, что программа цифровизации необходима для увеличения национальной производительности труда на 45−55%, для снижения материальных и логистических издержек на 10−40%, для сокращения до 50% временного периода вывода новых продуктов на рынок и повышения точности бизнес-прогнозов до 85 процентов. Последнее условие для Кузбасса весьма актуально, потому как многочисленные заседания президиума Госсовета, наукообразные форумы по глубокой переработке угля, разработка инновационных проектов в технопарке на выходе неизменно дают результат на уровне конфуза.         

Основой для решения вышеупомянутых задач являются роботы и системы управления. Сегодня им под силу вождение автомобиля, обслуживание покупателей, уборка улиц и помещений, изготовление сложных деталей и конструкций. Роботы демонстрируют уверенную, точную, а главное – круглосуточную кладку кирпича, рытье траншей, сбор овощей и фруктов и много чего ещё. В Кузбассе пока ничегошеньки из этого нету, да и всей России похвалиться нечем, потому как мы вместе с Индией занимаем последние места в рейтинге Международной Федерации робототехники по показателю количества роботов на 10 тысяч производственных рабочих.

Например, в самой роботизированной экономике мира – Южной Корее – приходится 710 роботов на 10 000 рабочих, в Сингапуре – 658, Германия оказалась третьей с 322 роботами, Япония — четвертой с 308, Швеция — пятой с 240. Соединенные Штаты заняли седьмое место с 200 промышленными роботами. Как уже было упомянуто выше, Россия и Индия замыкают рейтинг – 4 и 3 робота на 10 000 рабочих соответственно. Однако в Кузбассе даже про три робота на 100 тысяч работников ничего не известно, а если они вдруг начнут внедряться в торговле, складских помещениях, общественном транспорте и самое страшное – на добыче угля, то людей попросту некуда будет девать.

Между тем, не только работать, но и просто жить в Сибири очень дорого. Даже отопление у нас отключают в середине мая, а то и в начале июня, а включают уже через три с половиной месяца. Любую трубу надо закопать, как минимум, на полтора метра. Любой дом поставить на глубокий фундамент, да чтобы стены были потолще, да окна двойные, да крышу, чтобы несколько тонн снега выдержала… О промышленных зданиях – разговор отдельный. Сделать любое производство конкурентоспособным в Сибири даже в границах России попросту невозможно. Впрочем, об экономических издержках климата в РФ лучше всего прочитать у А. Паршева в давно опубликованной и нашумевшей книге «Почему Россия не Америка». Мы – о Кузбассе.

Ещё недавно наш регион был самым густонаселенным субъектом за Уралом, в котором проживало более 3 миллионов человек. На начало текущего года нас осталось около 2 658 тысяч, и тенденция на уменьшение численности сохраняется. Тому есть причины. Во-первых, наши предки вынужденно ехали в Сибирь из-за нехватки земли (в основном, на Алтай) с немалой поддержкой государства по обустройству на месте. Затем коллективизация и индустриализация выгнала в Кузбасс огромное число крестьян, сделав их крепостными шахт. Много народа приехало также во время войны вместе с эвакуированными предприятиями. Часть возвратилась потом на родину – «в Расею», но многие все-таки остались, потому что возвращаться было некуда и не к кому.  

Пополнению населения способствовало ещё и то, что на угольных шахтах и вспомогательных производствах работали осужденные, в том числе – красноармейцы, попавшие в плен к немцам в начале войны. Среди них было не так уж много желающих остаться здесь после амнистии. Пока партия и правительство в послевоенное время поддерживало Кузбасс длинным рублём и бесплатным жильём – народ понемногу умножался, но как только деньги кончились, а квартиры стало покупать так же дорого, как и в европейской части РФ, любовь к Кузбассу начала таять.

В последние годы, а «Волость» о том постоянно пишет, идет ускоренный процесс естественной убыли населения и миграционный отток. Он связан как раз с тем, что жизнь в Кузбассе становится всё дороже, и нет более никаких других преимуществ перед регионами, расположенными ближе к центру России.   

Недавно губернатор Сергей Цивилев снова напомнил, что с угольной отраслью Кузбасса связано примерно полтора миллиона человек. Наверное, он имел ввиду не только коллективы тех производств, которые так или иначе зависят от добычи угля, но и членов их семей. По данным статистики в самой угольной отрасли трудится чуть больше 100 тысяч человек. Но допустим, что действительно полтора миллиона человек здесь нужны для добычи и транспортировки угля, а оставшиеся 800 тысяч (уберем в минус работников еще несколько действующих крупных промпредприятий и членов их семей) зачем владельцам угольных компаний содержать на этой территории? Какая от них польза, если иметь в виду пополнение карманов акционеров? С точки зрения современного российского менеджмента – одни расходы и убытки. Поэтому нам постоянно напоминают, что бесплатного ничего нет, что почти круглогодичный обогрев наших хрущевок и брежневок барачного типа обходится СГК в немалую копеечку, а потому плата будет только расти. Она и растет год от года.

Так зачем здесь оставаться «лишними» людям, не занятым на угольных ямах и шахтах? Незачем. Вот они и отъезжают. Но если угольщики возьмутся за цифровизацию всерьез, то число «лишних» значительно вырастет. Благо, выехать есть куда –  европейская часть России тоже серьезно обезлюдела, и это отнюдь не только Нечерноземье, но и самое что ни на есть Черноземье – Воронеж, Белгород, Курск, Тамбов и даже Краснодарский край, куда в последние годы так любят переезжать сибиряки и дальневосточники. Там тепло, там не нужно столько затрат на зимовку и бюджетных расходов на национальные проекты по окультуриванию населения.

В общем, продолжая мысль, первыми на Большую землю (например, в Московскую, Тверскую, Псковскую или Новгородскую области) надо будет вывезти кузбасских пенсионеров, выдав им подъемные на обустройство, как когда-то сибирским переселенцам. Эти средства на них все равно придется потратить в виде различных льгот в ходе длинных зимовок, да ещё и приплачивая районный коэффициент к пенсиям. Пусть в Кузбассе рядом с угольными ямами остаются только люди трудоспособные и профессиональные. Остальным, кто не видит своего будущего в шахте или за рулем самосвала, справедливо будет помочь определиться с выбором новой малой родины, предоставив социальное «право на труд» и «право на отдых». Они заслужили это своей многолетней жизнью в Кузбассе.

Многим такой вывод покажется абсурдом и фантазий, но жизнь подсказывает, что при сохранении существующего уровня угледобычи, при активном ухудшении экологической обстановки Кузбасс уже в ближайшей перспективе не напоит чистой водой и не накормит силами своего агрокомплекса столько людей. «Лишних» людей…

Борис Егоров 

Поделиться:

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Так и надо остающемуся быдлу, которое сначала безучастно смотрит, когда менты с бандитами кого-то кидают или грабят и выгоняют, а потом норовят окончательно разворовать твое имущество. Или еще как-нибудь кинуть. Точно так же, как шакалы питаются остатками падали, оставшейся после обеда хищников. И откровенно “лижут задницу” этим хищникам в личных разговорах, демонстрируя таким образом продажу своей совести. Если не своей души.

  2. К слову, приход Антихриста, равно как и захват Сибири китайцами до Урала (что думаете, только паразитарная Россия может Крым отхапать?) – неизменный элемент всех пророчеств современных святых о последних временах перед Квантовым переходом.

  3. Всегда, после того, как “проснулся”, уважал тех, кто уехал из этого региона. В этом беспределе – в первую очередь, произволе силовиков и отвратительной экологии – нормальному человеку жить невозможно, а других масштабных способов протеста против беспредела в регионе практически нет. А по поводу цифровизации, так эзотерики в единый голос говорят, что это Антихрист (в библейской трактовке). Цифровые технологии повсеместно внедряются с подачи серых и темных с тем, чтобы следить за каждым вздохом своей пищи, обладающей бесценными душами, которыми они отапливают свои корабли (после их продажи своими обладателями), и которые сами по себе также способны выделять психическую энергию страдания, боли, а также сексуальную энергию, не направленную на рождение детей. Этими видами энергии они также питаются.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here